Эми Уайнхаус и Джиа Каранджи

Страшная смерть первой супермодели мира

Ее по праву считают первой: идеальная модель, первая известная женщина, умершая от СПИДа. Фотографы готовы были терпеть ее скандальный характер, журналы стояли в очереди, чтобы снять ее на свои обложки. Яркая, дерзкая, чувственная, не похожая на пресных блондинок 70-ых, бросившая вызов обществу, семье, времени. Ее гонорары достигали 100 тыс. долларов в год. Поднявшаяся со дна к Олимпу и потерявшая все в одночасье. Сгоревшая как спичка – легендарная Джиа Каранджи.

Кто-нибудь из вас слышал о ней? Думаю, немногие. Тем не менее, именно Джию считают первой супермоделью мира, перед обаянием которой не могли устоять ни толстосумы, ни обыватели. Казалось бы, ее жизнь – это история современной Золушки: рожденная в 1960 году в пригороде Филадельфии, до 17 лет работавшая официанткой в закусочной отца, в течение нескольких месяцев покорившая Нью-Йорк. Звезда.

Модный в то время фотограф Франческо Скавулло с восторгом отзывался о первой встрече с девушкой: «Она была удивительна, ей не нужно было ничего говорить, она сама знала, какую позу лучше принять, когда улыбнуться или закрыть глаза. За всю мою карьеру были всего три девушки, которые приходили в мою студию, и я говорил себе: «Вот это да!» Джиа была одной из них».

Но это только внешняя оболочка одинокой несчастной девочки, которую мать бросила еще в детстве, уйдя от отца, девочки, которая будучи уже взрослой наркоманкой писала страшную сказку о своей жизни в дневнике: «Мир кажется основанным на деньгах и сексе. Я ищу лучшие вещи, чем это, такие как счастье, любовь и забота».

Обо всем по порядку. Наверно, все началось, когда Джие исполнилось 11 лет – ее родители развелись и мама, которую будущая звезда безумно любила, ушла из семьи. А потом понеслось: ухаживания за девочками, первая отвергнутая любовь (да-да, Джиа была лесбиянкой), головокружительный успех в модельном бизнесе.

Фотографы ценили ее за то, что она, как никто другой, умела перевоплощаться перед камерой – от знойной искушенной женщины до наивной стеснительной девчушки. Популярность к ней пришла после скандального фото в обнаженном виде – фотографии Джии, стоящей за сетчатым металлическим забором, стали сенсацией.

С другой стороны, ночью она жила совсем иной жизнью – печально знаменитый клуб «Студия 54», беспорядочные половые связи под кайфом, сначала кокаин, потом героин. Когда неадекватность Джии на съемках перешла все границы (она могла уснуть под объективом фотокамеры с сигаретой), руки были исколоты так, что их приходилось или ретушировать, или прикрывать одеждой, а кожа приобрела смертельно-серый оттенок – от работы с ней отказались все фотографы.

Супермодель стремительно покатилась на дно: в ее падении не было ничего непредсказуемого, увы. Страшная трагедия Джии Каранджи отлично показана в фильме «Джиа» 1998 года, где, кстати, главную роль несчастной девушки блестяще исполнила Анджелина Джоли.

Ночью пересматривала любимые фильмы с участием Анджелины и наткнулась на эту драму (не понимаю, как пропустила ранее – потому что все фильмы с ее участием видела не раз). Совершенно жуткий по своей правдивости фильм – страшно наблюдать, как идеальная красавица превращается в чудовище, как она буквально на глазах теряет человеческий облик, как волосы лезут клоками, обнажая череп, и кожа гниет заживо…

Джиа Мари Каранджи – первая признанная супермодель и первая известная женщина, скончавшаяся от СПИДа. Ей было всего 26 лет! Яркая жизнь и ужасный конец.

«Когда все хорошо, все не так. У тебя есть все! Ты добилась своего, ты на вершине! Это твой час! И что у тебя есть? Только боль. Когда у тебя есть все, что ты имеешь? Ничего. Когда все хорошо, все не так. Это разочаровывает и смущает. Это жизнь!»

Невыдуманная история одинокой девочки, потерявшейся в нашем жестоком мире…

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Эми Уайнхаус и Джиа Каранджи

Если вы хотите узнать, кто такая Джиа Каранджи, наберите это имя в поисковике и прочитайте первый попавшийся текст. Несмотря на обилие ссылок по данной теме, вся информация о Джии в рунете сосредоточена буквально в нескольких фразах, которые переписываются из статьи в статью практически одними и теми же словами: «Джиа Каранджи — великая модель 80-х годов. ». «Она не была блондинкой, а именно они царствовали на съемочных площадках в то время», «За первую половину 1979 года Джиа появилась на обложках американского, французского и британского Vogue».

Настолько великая, что и сказать о ней нечего?

Джиа Каранджи умерла в 1986 году от СПИДа. Она стала первой известной женщиной в Америке, которая скончалась от . модной в то время болезни. Звучит чудовищно, однако мода — явление, выходящее далеко за рамки коллекций одежды, обуви, аксессуаров и косметики, мода — это жизнь, и Джиа прожила ее на всю катушку.

Впрочем, можно ли назвать употребление наркотиков жизнью? Джиа родилась в 1960 году, на момент приезда в Нью-Йорк, где она практически сразу получила работу и стала популярной, ей было 18 лет, а уже в ноябре 1980-го, через 2 года после головокружительного старта, фотографы начинают отказываться от работы с ней.

Принято подавать эту историю как трагедию: впервые рассказ о Джии Каранджи попался мне в статье, повествующей о жертвах мира моды! Да-да, не больше и не меньше, жертвах! Молодая, здоровая женщина, зарабатывающая по 10 тыс. долларов в день за позирование перед объективом фотокамеры – жертва! Пишут, что она была одинока. Мать ушла из семьи, когда девочке было 11 лет, однако на первую встречу с Вильгельминой Купер Джия приехала с матерью. Отец владел сетью закусочных, где Джиа подрабатывала с 14 лет. Вильгельмина Купер, открывшая миру модель Джию Каранджи, ставшая ей подругой и второй матерью, оставила свою подопечную, умерев от рака легкого в возрасте сорока лет. Считается, что именно после смерти Вильгельмины в марте 1980 года, Джиа плотно подсела на героин. Трагично?

Читайте также:
Ксения Собчак, фото и подробная биография

«Джиа отличалась от моделей того времени» — опять же фраза из любой статьи о Каранджи. Она не была блондинкой, она была чувственной и могла вжиться в абсолютно любую роль.


Есть небезызвестный фильм о Джии Каранджи с Анджелиной Джоли в главной роли.

В одной из сцен этой киноленты показана фотосессия, где уникальная Джиа позирует на фоне «безликих» моделей блондинок того времени. Но кто были эти, не годящиеся в подметки Джии, белокурые модели?

Ну хотя бы Кристи Бринкли, больше известная сегодня как вечно юная модель конца 70-х

или Шерил Тигс. Постер, гда Шерил позирует в розовом купальнике, считается одной из самых популярных фотографий за всю историю постеров.

Так уж ли безлики были эти девушки?

Удивительно, но Джиа могла позволить себе отказываться от съемок, капризничать, употреблять наркотики прямо в студии, засыпать во время работы перед фотообъективом. «фотографы шли на все, чтобы заполучить снимки с Каранджи».

Одна из лучших обложек Джии

Она не была чьей-то музой, как, например, Пегги Моффит, известная модель 60-х,

тоже, кстати брюнетка, не была источником вдохновения и полотном для Дали, как Верушка, в чем величие Джии Каранджи?

Верушка и Сальвадор Дали

Верушка на обложке Vogue

«Она стала первой супер моделью» – но это пишут почти про всех более менее известных моделей того времени, а Дженис Дикенсон, которая старше Джии на 5 лет, и вовсе присвоила сама себе этот титул.

«Она была открытой лесбиянкой» – а уж это вообще не должно кого-то касаться.

Джиа Каранджи с возлюбленной Сенди Линтер

Признаюсь, посмотрев художественный фильм «Джиа» и прочитав массу биографических статей о Каранджи, я долго не могла понять, что не так? Есть знаменитые персоны, величие которых не вызывает никаких вопросов, даже не смотря на то, что жизнь их прошла рука об руку с разрушительными привычками: Михаил Булгаков, Владимир Высоцкий, Эдит Пиаф и многие другие, сумевшие саморазрушение сделать частью созидания, но Джиа?

На площадке ее гримировали, одевали и даже ставили в кадр так, как надо фотографу, природный магнетизм? Да, это уникальный дар, как и красота, а красота Джии была действительно уникальной и. очень соответствующей тому времени. В моду постепенно входила андрогинность, не просто переодевание женщины в мужской костюм, а совершенно другая эстетика лица и тела: широкие плечи, тонкая талия и узкие бедра, еще выраженная, но уже не большая грудь, очерченный, квадратный подбородок. И все это было у Джии Каранджи.

Она была героем своего времени: модным лицом, но не личностью, женщиной с модными пристрастиями, но без воли, не искусством, а рекламой.

«Она была дерзкая и настоящая» принято писать о Джии, но на деле именно с Каранджи началась эпоха супермоделей, когда главным стало продать и покупать как можно больше!

Скандальная фотосессия Джии, сделавшая ее знаменитой

на закате карьеры

Джиа Каранджи стала олицетворением моды: быстрый взлет и невероятная популярность, модные пристрастия и капризы, модная болезнь и забвение. О смерти Джии бывшие коллеги по цеху узнали спустя почти год и вряд ли это кого-то сильно волновало, на место Каранджи уже пришли новые дерзкие и настоящие, чувственные и современные, с волевыми подбородками и спортивными фигурами: Дженис Дикенсон, Синди Кроуфорд, Ясмин ле Бон, Линда Евангелиста, Клаудия Шиффер.

Фото: liveinternet.ru, ohnotheydidnt.livejournal.com, nastassie.livejournal.com, hypestreet.ro, fotogl.com, fashiontime.ru, neverfold.ru, boutique.az

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии

Случайные связи, наркотики и одиночество: как Джиа Каранджи стала главной супермоделью 80-х, а потом разрушила свою жизнь

Жизнь Джии Каранджи похожа на историю Золушки — правда, в финале сказки ее ждала не долгая и счастливая жизнь с принцем, а трагический конец. Рассказываем, как сложилась судьба первой супермодели 80-х, открывшей дорогу Наоми Кэмпбелл и Синди Кроуфорд, и почему на похороны самой желанной девушки с обложки никто не пришел.

До того, как Питер Линдберг увековечил имена Наоми, Синди, Клаудии, Линды, Кристи и Татьяны на обложке Vogue в 1990 году и сделал их новыми иконами поколения, в мире моды была одна главная звезда — Джиа Каранджи. Ее называют первой в мире супермоделью, которая открыла путь для Кэмпбелл, Тарлингтон и Кроуфорд — последнюю и вовсе в начале карьеры называли «Бэйби Джиа». Жизнь самой желанной и обсуждаемой модели 80-х перекликалась с классической историей «из грязи в князи» — только после стремительного взлета ее поджидало скорое падение на самое дно.

Девушка-сорванец из ночного клуба

Джиа родилась в 1960 году в Филадельфии в итало-американской семье. Ее отец владел небольшим рестораном Hoagie City, а мать была домохозяйкой. Когда девочке было 11 лет, ее родители приняли решение развестись. Как она рассказывала позже, распад семьи оказал огромное влияние на ее жизнь. Оба старших брата переехали жить со своей мамой, а Каранджи осталась с отцом.

В старшей школе она была членом «Детей Боуи» — группы преданных фанатов певца, которые ходили на концерты Дэвида Боуи и переняли его уникальный андрогинный стиль. Джиа коротко стриглась и красила волосы в яркие цвета, одевался в секонд-хендах и винтажных магазинах, где она покупала мужские рубашки, джинсы Levi’s 501 и потертые кожаные сапоги.

Читайте также:
Корона, платья и другие вещи Королевы Виктории

Летом 1978 года местный фотограф и стилист Морис Танненбаум заметил высокую темноволосую красавицу в местном ночном клубе и попросил ее попозировать на танцполе. Смуглая девушка с внешностью сорванца имела идеальные черты лица, которые выгодно выделяли ее на фоне хрупких блондинок, которыми был наводнен мир глянца. Танненбаум передал снимки Каранджи фотографу легендарного нью-йоркского универмага Bloomingdale Артуру Элгорту, и успех не заставил себя долго ждать — 17-летняя красавица отправилась в Нью-Йорк.

Быстрый взлет…

По прибытии в мегаполис Джиа встретилась с легендарным модным агентом Вильгельминой Купер, которая была поражена красотой девушки и моментально заключила с ней контракт (читайте также: Дочь мясника, покорившая мир моды: быстрый взлет и короткая жизнь Вильгельмины Купер). Джиа олицетворяла контраст, которого так жаждала индустрия моды в ту эпоху: в море белокурых, голубоглазых, канонически красивых моделей Джиа выглядела настоящей бунтаркой, не красилась и одевалась в маскулинные вещи. На одной из первых съемок она позировала обнаженной за решеткой из сетки перед фотографом Крисом фон Вангенхаймом. Съемка стала для нее прорывом, и после этого ей стали предлагать сотрудничество самые крупные модные дома: она снималась для Versace, Giorgio Armani, Diane Von Furstenberg и Christian Dior и блистала в объективах легендарных фотографов, таких как Хельмут Ньютон и Артур Элгорт. В 18 лет Каранджи зарабатывала 100000 долларов в год. В то время это было больше, чем могла получить какая-либо другая модель, из-за чего многие историки моды называли ее первой в мире супермоделью.

Каранджи ела курицу-барбекю в платье, которое стоило тысячи долларов. Она также открыто говорила об употреблении наркотиков, не стесняясь обсуждать это в интервью, и часто устраивала вечеринки с другими звездами и светскими персонами в Studio 54 (читайте также: 5 невероятных историй, которые могли произойти только в «Студии 54»).

… и стремительное падение

Модный агент буквально заменила для Джии собственную мать, поэтому когда в 1980 году Вильгельмина Купер умерла, модель была опустошена. Хотя Джиа и раньше периодически употребляла запрещенные вещества, именно в это время ее пристрастие к ним начало расти особенно быстро, а вскоре она перешла на тяжелые наркотики — в частности, на героин. В то время многие употребляли героин, считая, что стать зависимым можно только через иглу, что, конечно, было заблуждением. Именно в это время появилось целое поколение случайных наркоманов, среди которых была и Джиа. Подруга супермодели Анита Сарка рассказывала Vanity Fair: «В те дни многие считали, что быть наркоманом — это очень гламурно».

Героин прочно вошел в ее жизнь и первоначально был способом облегчить боль от потери. Но вскоре зависимость отразилась на ее карьере. Она часто уходила из студии посреди съемки, чтобы принять вещества. Фотограф Франческо Скавулло вспоминал, как во время съемок на Карибах она плакала, потому что не могла найти наркотики. «Мне буквально пришлось уложить ее на кровать, пока она не заснула», — рассказывал фотограф. Когда известные продюсеры узнали о ее зависимости, количество предложений резко сократилось, и Джиа была вынуждена вернуться в свой родной город, где она начала проходить курс реабилитации.

Последний шанс

Вскоре Каранджи вернулась в привычной строй, чтобы позировать перед объективом своего друга Скавулло. Однако на скандальной съемке для Cosmopolitan 1982 года на ее локтях были отчетливо видны следы от иглы, и пришлось прикрывать ее руки платьем. Пронзительный взгляд яркой девушки, какой она была раньше, сменился полной пустотой в глазах. К концу того года у нее было всего несколько клиентов, которые хотели пригласить ее на работу. На одной из своих последних съемок для Versace она покинула студию еще до того, как началась работа. Ее последняя фотосессия состоялась в 1983 году для небольшой немецкой компании по производству одежды.

Как спичка на ветру: история топ-модели Джии Каранджи, которая жила ярко, но сгорела дотла во цвете лет

Жизнь Джии Каранджи была короткой, однако о ней снимали фильмы. Вспоминаем трагическую историю самой обсуждаемой и скандальной супермодели 1980-х, скончавшейся от СПИДа в 26 лет.

Джия Каранджи была самой провокационной топ-моделью 1980-х. Яркая, дерзкая, чувственная, не похожая на пресных блондинок, которые были в ту пору в почете, она бросала вызов обществу. За пылкий нрав Джию называли «диким зверем», которого никому так и не удалось укротить. Несмотря на красоту, богатство и бешеную популярность, звезда «Студии 54» всю свою недолгую жизнь была несчастна и одинока. Заглушать боль помогали наркотики — но ровно до той поры, пока они не заглушили саму жизнь.

Детство

Будущая топ-модель появилась на свет 29 января 1960 года в пригороде Филадельфии в семье италоамериканца Джозефа Каранджи и американки с ирландскими корнями Кэтлин Адамс. Отец владел небольшой сетью закусочных, где Джия в школьные годы работала официанткой. Когда ей исполнилось одиннадцать лет, мать оставила семью, что стало настоящим ударом для девочки.

«Отец никогда не давал мне того, в чем я нуждалась, когда росла: любовь, понимание… Он никогда не посвящал мне свое свободное время», — рассказывала Каранджи в одном из интервью. В детстве она пряталась в платяной шкаф и примеряла одежду своего брата Джо. «Я наивно полагала, что если бы была мальчиком, отец любил бы меня сильнее», — вспоминала Джия.

Читайте также:
Актеры и актрисы их роли в кино и реальная жизнь

Кэтлин была уверена, что ее дочь рождена, чтобы стать моделью. Она всячески способствовала тому, чтобы девушка переключилась с продажи омлетов в закусочной отца на занятия посерьезнее. Не зная, с чего начать, Каранджи устроилась танцовщицей в один из местных ночных клубов. Поняв, что ловить там нечего, девушка в 18 лет переехала в Нью-Йорк.

Путь к славе

В городе больших возможностей Джия начала строить модельную карьеру в агентстве знаменитой Вильгельмины Купер, которая стала для нее настоящей феей-крестной. Владелица Wilhelmina Models была так поражена, увидев статную шатенку с идеальными чертами лица, что даже забыла подписать с ней контракт. Зато немедля пригласила на съемки. С первой же минуты Вилли (так в узких кругах звали авторитетного кастинг-специалиста) поняла, что перед ней не очередная модель с милым личиком, а девушка, которая завоюет и подчинит весь модный мир.

На свой дебютный кастинг Джия пришла в джинсах и растянутой футболке, поигрывая ножиком в кармане.

На эту сорви-голову сразу обратили внимание лучшие фотографы того времени: Артур Элгорт, Франческо Скавулло и Ричард Аведон. Каранджи снималась для британского, французского, американского Vogue и дважды украшала обложку американского Cosmopolitan (последнюю фотосессию для этого издания, во время которой она позировала в желтом купальнике, называли лучшей за всю карьеру девушки).

Фотограф Франческо Скавулло с восторгом отзывался о первой встрече с ней: «Она была удивительна, ей не нужно было ничего говорить, она сама знала, какую позу лучше принять, когда улыбнуться или закрыть глаза. За всю мою карьеру были всего три девушки, которые приходили в мою студию, и я говорил себе: ”Вот это да!”. Джия была одной из них».

Она отличалась от моделей того времени не только бешеной энергетикой и цветом волос, но и раскрепощенностью. При этом Джии было, что показать. Считалось, что у нее самая красивая грудь среди моделей — даже ретушеры разводили руками и отказывались обрабатывать ее фотографии. В 1978 г. Каранджи снялась в своей самой скандальной фотосессии: она позировала полностью обнаженной за сеткой забора. Все остальные модели отказались от предложения фотографа Криса фон Вангенхайма, проводившего необычную съемку для журнала Vogue. А вот Джия даже не раздумывала. Тот эпизод из жизни очень красочно воссоздал режиссер Майкл Кристофер в биографической драме «Джия» с Анджелиной Джоли в главной роли.

«Слишком красивая, чтобы умереть. Слишком неистова, чтобы жить…» — эти слова стали не только эпиграфом к фильму, но и, по большому счету, лейтмотивом всей ее яркой, но такой недолгой жизни…

Вскоре ей стали платить сумасшедшие по тем временам деньги — гонорары доходили до 10 000 долларов за съемку. При этом Джия устраивала скандалы, если ей не нравились прическа или макияж, могла легко опоздать на несколько часов на фотосессию или вовсе отказаться от нее в самый последний момент. «В этом городе все ищут секс, наркотики и деньги, — писала она в своем дневнике. — Все видят красоту, но никто не видит боли…».

Личная жизнь

Хотя карьера Каранджи развивалась фантастическими темпами, ее личная жизнь не клеилась. У Джии был небольшой круг общения, в основном состоящий из моделей (она дружила с Джули Фостер и Дженис Дикинсон) и визажисток. С одной из последних у нее завязался бурный роман, и это была далеко не первая связь топ-модели с женщиной — интерес к представительницам своего же пола она проявляла с 14 лет.

Та самая визажистка Сэнди Линтер стала одной из главных женщин в жизни модели. В течение нескольких лет она разрывалась между своим молодым человеком и ранимой Каранджи.

«Джия любила исключительно представительниц прекрасного пола. Проблема состояла в том, что она нравилась всем: и мужчинам, и женщинам. Благодаря своей обаятельности и красоте она всегда получала, кого хотела», — говорил ее школьный приятель. Модель мечтала о постоянных отношениях, могла влюбиться в человека, с которым только что познакомилась, при этом она чувствовала себя невероятно одинокой. Джули Фостер вспоминала в книге «Настоящие голливудские истории»: «Джия постоянно искала любовь, она приходила в мой дом иногда в середине ночи и просила, чтобы я ее просто обняла». Страдая бессонницей, Джия могла позвонить Вильгельмине, и та часами успокаивала ее. Ей было тяжело засыпать одной, поэтому она умоляла маму чаще приезжать к ней из Филадельфии в Нью-Йорк и с трудом отпускала обратно.

Начало конца

Свои баснословные гонорары Каранджи оставляла в модных клубах Нью-Йорка. Особенно часто она посещала легендарное заведение «Студия 54». Удержаться от соблазна не смогла и Джия, точнее, она даже не пыталась.

На первых порах «для отдыха» она принимала кокаин. Однако когда весной 1980 года от рака легких скончалась любимая наставница Вильгельмина Купер, Каранджи, чтобы заглушить боль, перешла на героин.

Модель не слушала никого из друзей и близких, и ситуация уже выходила из-под контроля. Моник Пиллард, еще один агент, которая вела дела модели, сказала на ток-шоу Опры Уинфри: «Я пробовала проследить, на что уходят ее сбережения, но у меня ничего не выходило. Вы можете привести лошадь на водопой, но вы не можете пить за нее, она сама должна захотеть этого». Окружающие давно подозревали, что Джия пристрастилась к употреблению наркотических веществ. В 1981 году она наконец призналась в своей зависимости, ведь скрывать это было уже невозможно: истерики, депрессия, нервные срывы — все говорило само за себя. Звезда позволяла себе употреблять наркотики прямо в студии, могла отключиться во время работы перед фотообъективом. Поначалу ее выходки терпели, но со временем журналы начали отказываться от работы с ней. Последней каплей стали снимки для ноябрьского выпуска американского Vogue 1980 года. На руках модели были такие безобразные следы от уколов, что в ужас пришли все — от редакторов до ретушеров. Осознав, что происходит, Джия записалась на программу реабилитации, но не продержалась долго. Весной 1981 года она была арестована за вождение в нетрезвом виде, а позже была поймана за кражу. В июне Джия предприняла еще одну попытку вылечиться. Однако новость о том, что ее близкий друг, фотограф Крис фон Вангенхайм, погиб в автокатастрофе, стала очередным поводом «слететь с катушек».

Читайте также:
Дизайнер и стилист Патрисия Филд (Patricia Field)

Неудавшийся камбэк

В конце 1981 года Джия снова начала борьбу с наркотиками. Ее пригласили сняться для американского Cosmopolitan. Все надеялись, что модель триумфально вернется в индустрию, однако та обложка стала для Джии последней. Каранджи вернулась в родную Филадельфию, где работала продавцом в магазине одежды и жила с девушкой, с которой познакомилась, участвуя в программе реабилитации. Близкие звезды готовилась к худшему: в любой момент могли позвонить и сообщить о смерти той, которая еще недавно была иконой стиля и получала по 10 000 долларов за день.

Каранджи. Растащенная красота

Эпиграф:
Все чаще ловлю себя на том, что люблю только мертвых. Наверное потому, что сама давно умерла.
Тонущая в ночи, повторяю в очередной раз, кому-то слишком живому, слишком ранимому и несовершенному, повторяю в отчаянии убедить себя:
я люблю тебя, люблю тебя, люблю.
И, устав лгать – замолкаю.

Она была музой для бесчисленного количества фотографов, казалось сама камера послушно служит ей, демонстрируя восхищенной публике, то разнузданную самку, то робкую лолиту, однако за пределами подиума она превращалась в себя: рубаху-парня, озорного мальчишку, забравшегося в лавку со сладостями. Джиа Каранджи родилась 29 января 1960 г в Филадельфии.

Первая модель брюнетка в мире высокой моды, она сама для себя придумала название супер-модель и стала первой супер-моделью в мире. Владея врожденным артистизмом, она совершила переворот в подходе к мировым стандартам фэшн-индустрии. В то же время она откровенно «пропадала» перед камерой (уходила на задний план, «тускнела»), если одновременно с ней выступала понравившаяся ей девушка. А нравились ей слишком многие, поэтому, по словам визажиста и «главной» возлюбленной Каранджи, Сэнди Линтер – для достижения максимального результата Джии следовало находиться перед камерой одной.

«Она была как щенок! “Люби меня, люби меня, люби меня…” и я полюбила её, сразу же полюбила.»

Та же Линтер до появления Каранджи уверенная в своей «натуральности» и встречавшаяся с парнем, отдалась ей сходу, без раздумий. Модель Джулия Фостер, заявлявшая, что не понимает лесбийского шарма Джии, тем не менее, была ее любовницей, да еще и удивлялась тому, что больше всего последняя любила обниматься. Линтер вспоминает, что восхищение Каранджи женщинами было абсолютным: она не колебалась, устремляясь к тому, чего хотела и никогда не скрывала своих намерений. И женщины, в своем большинстве, отвечали ей взаимностью.

«Она всегда следовала своим инстинктам, неважно, куда они ее заводили, пожалуй, это было её лучшим и одновременно худшим качеством!»

Возникает ощущение, что Каранджи хотели все, кто ее знал. Конечно, не все. Это она, как ребенок за блестящей мишурой, тянулась за все новыми и новыми ощущениями. Интрижки, наркотики, модные клубы, вечеринки – больше, больше острых впечатлений!

«- Секс… с сексом всё было просто, секс был везде и ему не очень-то придавали значение. Любовь… любовь всегда было трудно найти! Даже если ты и искал её, что делали не многие, и даже если ты находил её, что удавалось не многим. Даже если она была у тебя под носом, как её можно было заметить среди всего этого секса?»

Сэнди Линтер: «….о том, что Джиа порвала со мной. Конечно, она была влюблена в кого-то еще. Когда она приехала ко мне тогда, в последний раз, кто-то ждал ее. Я подошла к окну и увидела их. Кто-то был в машине и дал ей ограниченное время, чтобы побыть со мной. Джиа никогда бы не согласилась на это, если бы только этот человек многое для нее не значил…»

Каранджи сгорела в 26 лет. Остальное неважно. Даже ее наркомания и то обстоятельство, что она стала не просто первой женщиной умершей от СПИДа, но первой женщиной-лесбиянкой умершей от него.
Как же это могло случиться?

Родители Каранджи постоянно скандалили и развелись, когда ей было 11 лет, причем мать оставила ее с отцом и двумя братьями. С финансовой точки зрения это было обоснованно – Каранджи-старший владел сетью закусочных – однако нанесло серьезный удар по психике девочки (позже, посещая дочь в клинике для наркоманов, мать признается: психически она осталась там, в своих одиннадцать, там где я оставила ее). Помимо всего прочего, Джиа долго страдала энурезом, братья издевались над ней, а отец пренебрегал ею в пользу воспитания сыновей. Очевидно, еще тогда она уверилась, что обижают ее именно потому, что она девочка. Любимым занятием Джии было прятаться в шкафах отца и братьев и наряжаться в их одежду.

Читайте также:
Анна Делло Руссо – биография

Дальше были: метание между мамой и папой, дружба с гомосексуалистами, фан-клуб Дэвида Боуи, первые опыты с девочками, работа за прилавком у отца и наконец – уговоры матери попробовать сделать в жизни что-то большее, нежели фаст-фуд…

Море любви
Прежде чем Нью-Йорк поглотит Каранджи, он позволит ей полностью компенсироваться за печальное детство, показав море любви, предоставив неограниченные возможности во всем, всеми способами потакая ее неудержимому до приключений итальяно-ирландскому духу. Итог известен.

Каранджи сожрала ужасная, мучительная болезнь, страданий от которой не могли облегчить имевшиеся в то время препараты. И как это обычно и бывает, человек последнее время о котором никто толком и не вспоминал, мгновенно становится эпицентром бури, в которой смешиваются: негодование, сожаление, раскаяние, взаимные обвинения. Больше всего достается той самой Сэнди Линтер, от которой и к которой неутомимая Джиа то уходила, то возвращалась неоднократно. Бедняжка не только отступила от своих половых принципов ради Каранджи, но и вынуждена по сей день оправдываться за свой выбор. Больше всего удручают многочисленные обвинения Линтер в непрофессионализме, в том, что она выбилась в свет только благодаря близости с Джией и последовавшему за ее смертью, скандалом.

Во-первых, Линтер была старше Каранджи более чем на десять лет, во-вторых, на тот момент, когда Джиа только начинала свои первые шаги по подиуму, Сэнди уже была ведущим визажистом в домах моделей, была консультантом Lanc;me, сотрудничала с журналами мод. И хорошо издавалась.

И еще она очень красивая (на некоторых фото – вылитая Мадонна).

“Виноваты” были все, но она больше всех, ибо последующие «возлюбленные» Каранджи были в той или иной мере похожи на Линтер: «Я никогда не видела Рошель, но она утверждала, что это она на фото в Thing of Beauty, садится в машину с Джией. Это говорит о многом. Это говорит о том, что она знала меня, то как я выгляжу, и что она пыталась быть на меня похожей, и была нечестной. И это плохо. Без обид, просто голые факты.»

Сама же Линтер, начала давать интервью только в конце девяностых, уже после выхода книги друга Каранджи, Стивена Фрида, ее преданного поклонника, влюбленного в нее на протяжении всех последних и самых ужасных лет ее жизни. После выхода фильма о ней. Часть воспоминаний Сэнди использованы в этой статье. И вот как она оправдает себя:

«Люди бросают всех, Джиа имела привычку оказывать давление на людей, чтобы те бросили ее, и когда они это делали, она била их в лицо (образно говоря).
Джиа хотела, чтобы люди, которым она нравилась или кто любил её, боролись за нее….

“В 1980, возвращаясь в прошлое, вы поймете, было другое время. Я была натуралкой, она была лесбиянкой, кого это волновало? Ничто не имело значения, как только ты узнаешь кого-то и симпатизируешь ему. Было нетрудно “симпатизировать” Джии. Она захватывала ваше сердце.»

«…у меня не было времени, чтобы следить за ней. Я тоже была не как все. И даже если бы я не была, она могла избавиться(shake me off) от меня и от кого бы то ни было без колебаний.»

« если бы она родилась на 10 лет позже – мир, возможно, был бы готов к ней. Она, возможно, была бы более понимающей, и, возможно, работала бы в “группе”, и, возможно, она получала бы больше удовольствия. Она шла далеко впереди своего времени.»

Вместо эпилога
(отрывок из книги Стивена Фрайда “Thing of Beauty/ The Tragedy of Supermodel Gia”)
В марте 1989 года, Chicago Tribune рассказал о Синди Кроуворд, 22х летней местной знаменитости, учащейся в Северо-западном Университете Чикаго, ставшей супер-моделью в Нью-Йорке, в агентстве Elite. Она заключила контракт с Revlon, снималась в рекламе ,появлялась на обложке, а за 20 дней работы в Elite, она получила сумму 3х годовой работы, 600,000$.

Синди появилась в 1986 году в агентстве Elite и её наставницей стала Моник Пиллард. Синди сразу же стала воплощением всего того, что формировало модельный бизнес – равнодушная сексуальность, расчетливость, только деловой подход ко всему, претенциозность на искусство пропала, само понятие быть музой для фотографов, для окружающих было просто нелепым и смешным. Возможно, модельный бизнес всегда был таким. Но теперь, модели ТОЖЕ знали об этом.
Ближе к концу восьмидесятых, вся эта тема СПИДа стала вдруг не популярная и “не модная” и всё, чем восторгались в эпоху конца семидесятых, было забыто и отпущено.

Ностальгии исчезла. Наступила Амнезия. Если никто не пытался хранить это в памяти, проще всего было просто забыть обо всём.

30 Октября 1989 года New York Magazine напечатал Синди на обложке и взял у неё интервью, провозгласив её “лицом девяностых”. Её описали как “Умную, кареглазую, смуглую брюнетку с цветущей фигурой. так отличающейся от всех моделей блондинок, которые доминировали в модельном бизнесе.”
В то время, когда она говорила про первые шаги в бизнесе, она рассказала то, что не нужно было рассказывать. Но люди модельного бизнеса знали, что она говорила правду.

Несколько лет, она была популярна из-за своего сходства с другой моделью, которая слишком рано покинула этот мир, но чей образ всё еще был востребован. Её иногда даже красили так, чтобы она была максимально похожа на своего прототипа.

Вот почему у Синди было прозвище в бизнесе.
Её называли Baby Gia.

Читайте также:
Дизайнер Ульяна Сергеенко и ее коллекция

“Она была такой необузданной. Полной противоположностью мне. Она покидала съемки в одежде, в которой её фотографировали, чтобы купить сигареты и не возвращалась часами.”
И она сделала паузу: “Она больше не живет.”

И эти слова так же значимы, как слова “Любимая дочь”, выгравированные на надгробии Джии.”

Как скандальная кинозвезда стала принцессой Монако: Секреты успеха Грейс Келли

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Ей пришлось заплатить 2 млн.$

Брак с князем Монако Ренье III означал, мягко говоря, соблюдение некоторых эксцентричных и устаревших традиций. В 1956 году, например, отказ от рождения наследника не был вариантом, поэтому Келли пришлось пройти тест на фертильность. Кроме того, ей пришлось отказаться от американского гражданства, при этом семья Келли должна была выплатить приданое в размере двух миллионов долларов. Отец Келли был возмущён этим требованием и сначала отказался платить, якобы сказав: «Моя дочь не должна платить ни одному мужчине, чтобы он женился на ней». Однако Келли в конце концов настояв на своём, вынудила отца заплатить приданное: приложив к этому максимум усилий, она выплатила около половины со своей стороны. Также поговаривают о том, что друг семьи, Ренье Аристотель Онассис, предположительно, тоже внёс свою лепту в определённом размере, дабы облегчить поставленную перед семьёй друга задачу.

2. Она из семьи олимпийцев и художников

Семья Келли была весьма атлетически одарена. Отец Грейс, Джек Келли, выиграл три золотые олимпийские медали в составе сборной США по гребле, а её мать тренировала женские команды в Университете Пенсильвании.
В семье Грейс также была своя доля умственного и художественного таланта: дядя Джордж Келли (с которым она, как считается, была особенно близка) был драматургом, получившим Пулитцеровскую премию, а дядя Уолтер К. Келли был исполнителем водевиля, который поощрял и наставлял свою племянницу на протяжении всей её карьеры.

3. В ранние годы она была гадким утёнком

На протяжении всей своей взрослой жизни Келли часто упоминали как одну из самых красивых женщин в мире, но в молодые годы она не считалась особенно привлекательной, даже после того, как получила некоторую работу в качестве модели. Согласно биографии A&E, её семья и друзья, которые никогда не думали о том, что она выберет для себя путь киноиндустрии, были ошеломлены, когда впервые увидели её на большом экране.

Как вспоминал один из её друзей детства: «Мы и не подозревали, что она так красива. Грейс всегда была в бандане, в очках и свитере – ничего особенного и женственного. А когда она уехала в Нью-Йорк, и мы стали видеть её по телевизору и в журналах, это было: «Боже мой! Это и есть наша благодать?»»

4. Она восстала против своих родителей

Несмотря на своё аристократическое поведение на экране, Келли обладала бунтарским духом, тем самым, который позже будет гипнотизировать аудиторию своей дихотомией огня и льда. Она переехала в Нью-Йорк, чтобы осуществить свою мечту об актёрской карьере, и по просьбе родителей переехала в женский отель «Барбизон», где юные леди якобы были защищены от соблазнов большого города. Однако вскоре ей надоело жить в рамках ограничений своего воспитания. По словам биографа Джеймса Спада, «мятежная жилка Грейс действительно проявилась в Барбизоне. Она нарушила очень много правил».

Её родители не очень хорошо это восприняли. Например, когда Келли завела роман с одним из своих преподавателей в Нью-Йоркской Американской академии драматических искусств и привела своего нового любовника домой, чтобы познакомить с семьёй, это была «катастрофа», как выразился Спада. И как бы девушка не пыталась построить свои отношения, её родители всегда вставали у неё на пути. Они просто не давали ей никакой свободы относительно того, с каким мужчиной она могла бы вступить в романтические отношения, если только он не был именно тем, что они хотели для неё.

5. Ради мужа она бросила карьеру и пожалела об этом

Согласно различным источникам – в том числе Дж.Рэнди Тараборрелли в своей книге «Сказка о принцессе Грейс и принце Ренье» – Келли боролась с некоторыми аспектами своего королевского брака. В частности, ей не хватало возможности продолжить свою актёрскую карьеру, особенно после того, как принц Ренье зашёл так далеко, что запретил её фильмы в Монако. (Однако она продолжала поддерживать искусство в различных других сферах).

6. У неё была бурная молодость и любовная жизнь

Келли была в некотором роде ранним цветком, когда дело касалось романтики, её легендарная любовная жизнь началась в подростковом возрасте. Ещё в школе актёрского мастерства у неё были первые серьёзные отношения с Доном Ричардсоном. Её родители были шокированы её выбором партнёра – Ричардсон был старше, жил отдельно, но не развёлся со своей женой, и был евреем. Более того, он носил с собой презервативы.
После того, как она начала работать в киноиндустрии, Келли, как сообщается, имела ряд романов со своими обычно более старыми коллегами-звёздами. Она влюбилась в женатого Гэри Купера на съёмках фильма «Полдень», развлекалась с Кларком Гейблом во время съёмок фильма «Могамбо», переспала с Рэем Миллером во время съёмок фильма «В случае убийства набирайте «М»» – и многое другое после всего этого. Обозревательница светской хроники Хедда Хоппер назвала Келли разрушительницей домашнего очага и нимфоманкой, но даже такое яркое клеймо не помешало Грейс продолжать встречаться со своими известными мужчинами.

Читайте также:
Певица Леди Гага – биография и фото

Одна из самых серьёзных связей Келли была с дизайнером Олегом Кассини. По слухам, они были помолвлены, и Келли, забеременев от него, сделала аборт. Тем не менее, она, по-видимому, в конечном счёте искала мужа, который не чувствовал бы себя подавленным её славой. И принц Ренье, с которым она встретится на Каннском кинофестивале в 1955 году, будет соответствовать этим критериям.

7. Отец всегда её считал худшей из своих детей

Мечты Келли стать актрисой были встречены с неодобрением её отцом, который имел явно старомодные взгляды на пошлость сцены и экрана. Когда она решила поступить в Нью-Йоркскую академию драматических искусств, её отец заявил, что быть актрисой – это просто на голову выше того, чтобы быть уличной проституткой.
Даже окончательный успех Келли никогда не приводил Джека Келли в чувство. После того, как Грейс получила Оскар за «Деревенскую девушку», её отец якобы сказал: «Я думал, что это будет (старшая дочь) Пегги. Всё, что могла сделать Грейс, Пегги всегда могла сделать лучше. Я просто не могу поверить, что Грейс победила. Из всех моих четверых детей она – последняя, на кого я рассчитываю в старости ».

8. Ей нравились грязные шуточки

Ходят слухи, что Келли не была такой уж царственной и сдержанной за закрытыми дверями. По словам Луисетты Леви-Сусан Аззоальо, которая много лет служила её личным помощником, принцесса была явно похабной натурой: «Она вовсе не была скромной. У неё было озорное чувство юмора, блеск в глазах и огромная страсть к лимерикам – даже дерзким. Актёр Дэвид Нивен разделял её любовь к шуткам. Каждый раз, когда он посещал дворец, раздавались взрывы смеха».

Аззоальо говорит, что Келли также предпочитала более непринуждённый вид дома, меняя свои гламурные платья на простые брюки.

9. Она отказалась от главной роли

Келли однажды сказала «Нет» удивительной роли: Эди Дойл в фильме Элии Казана «В порту» 1954 года. (Она отказалась, чтобы вместо этого сыграть загадочную Лизу Кэрол Фримонт в «Окно во двор»). Выбор оказался удачным для всех: роль «В порту» досталась Еве Мари Сент, а «Окно» стало одним из самых знаменитых фильмов Келли.

10. Она была паршивой овцой в своей семье

Родители и братья Келли, возможно, были заядлыми спортсменами, экстравертами и социальными альпинистами, но сама Келли не была ни одной из вышеперечисленных. Как пишет биограф Гвен Робинс: «Отец Келли твёрдо решил, что у всех детей будут красивые тела. И там была маленькая тщедушная Грейс, с её хныканьем и астмой, и маленькими тощими ножками, и он просто подумал, что это был самая маленькая, невзрачная, замкнутая и робкая девочка, которая довольствовалась тем, что жила в мире притворства, не пытаясь стать лучше» .

Однако Келли была гораздо более решительной и целеустремленной, чем предполагала её робость. Как объясняет Робинс, очень рано в своей жизни она решила уйти от этой стаи замечательных, здоровых, вдохновлённых немцами людей и найти способ жить внутри себя.

11. Она должна была сыграть Марни

Хотя условия её брака с принцем Ренье уже фактически положили конец её кинокарьере, Альфред Хичкок, тем не менее, предложил Келли главную роль в фильме «Марни», рассказе о прекрасной клептоманке с беспокойным прошлым. Хотя сам Ренье, по-видимому, не имел никаких проблем с тем, чтобы его жена взяла на себя эту роль, граждане Монако протестовали против того, чтобы их принцесса играла «навязчивого вора», и эта роль досталась Типпи Хедрен.
«Марни» была не единственным фильмом, от которого Келли пришлось отказаться. Хичкок также хотел её для «Птиц» 1963 года – ещё одной роли, которая досталась всё той же Типпи.

12. Она брала уроки вокала, чтобы избавиться от специфической манеры говорить

После того, как она поступила в актёрскую школу в 1947 году, инструкторы Келли начали работать над тем, чтобы «исправить» то, что они называли её «филадельфийским говором». Как объясняет биограф Джеймс Спада, одна из первых вещей, которые ей сказали преподаватели в академии драматических искусств – это то, что она должна была работать над своей речью. Так что Грейс развила в себе эту почти британскую манеру говорить.

13. Её последний кинопроект так и не состоялся

Несмотря на то, что большинство людей считали её практически ушедшей из кино, Келли фактически планировала своего рода возвращение незадолго до своей смерти. Она рассказывала о документальном фильме о русской балетной школе и собиралась сыграть саму себя в фильме под названием «Измененные». (Фильм был задуман как комедия нравов и был поставлен на выставке Цветов в Монако). Однако проект так и не был завершён из-за её безвременной кончины, и её муж (который также принимал участие в его создании) решил не выпускать существующие кадры.

14. Она погибла в результате трагического случая

13 сентября 1982 года пятидесятидвухлетняя Грейс перенесла инсульт во время движения по скалистым дорогам Монако. Не справившись с управлением, она съехала со склона со своей семнадцатилетней дочерью Стефани. К сожалению, раны Келли оказались серьёзными, и на следующий день принц Ренье решил отключить её от системы жизнеобеспечения. Стефани получила сравнительно небольшие травмы и полностью восстановилась.

Келли похоронили в склепе королевской семьи. Источники говорят, что её автомобиль был раздавлен в небольшой куб и вывезен в Средиземное море, где он был погружён на дно.

Читайте также о том, чем чаще всего заканчивались королевские браки и любовные истории, перевернувшие мир.

Читайте также:
Княгиня Зинаида Юсупова

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Принцесса Монако Грейс Келли.

В преддверии замечательного женского праздника, мне хотелось бы рассказать об уникальной, утонченной, изысканной и элегантной Грейс Келли, которая для меня является истинным образцом женственности и “иконой стиля”. При подготовке статьи использованы материалы из открытых источников – Интернета, а также из книги Л.В. Петкевич “Знаменитые женщины планеты”. Фото для статьи взяты с различных сайтов Интернета. Надеюсь, статья будет вам интересна и вдохновит на создание новых шедевров!

Грейс Патриция Келли родилась 12 ноября 1929 года в Филадельфии. Грейс росла чувствительным по натуре ребенком. Она была задумчивой и больше стремилась к уединению. Девочка часами могла играть со своими куклами, придумывая для них разные пьесы и истории. В 1934 году Грейс пошла в школу. Это учебное заведение именовалось Академией Учения Пресвятой Богородицы. Матери и сестры ордена особый упор делали на воспитание хороших манер. Грейс запомнилась в школе как воспитанница, умевшая деликатно задавать вопросы, предельно вежливая и доброжелательная. Но к ученым премудростям особой склонности у нее не было. И главным, что вынесла Грейс из стен школы, был не багаж знаний, а непоколебимая вера в правоту католической религии.
Здесь же, в Академии, Грейс начала проявлять загадочную двойственность своей натуры: правильная и чопорная мисс Недотрога, внутри которой сидел бесенок. В школе никогда не пытались насаждать дисциплину силой, и Грейс давала волю шалостям. С одной стороны, она старалась быть примерной ученицей и совершать благие дела, но эти благие намерения не мешали ей украдкой подымить сигареткой, понасмешничать или сделать еще что-нибудь этакое.

Из школы Грейс забрали, когда она закончила восьмой класс, потому что отцу казалось недостаточным физическое воспитание в школе. Но Грейс, даже покинув стены учебного заведения, не теряла связи с сестрами. И потом, уже будучи взрослой, она обращалась за советом именно к наставницам своего детства.
В 14 лет Грейс отдали в частное учебное заведение для девочек, основанное Сюзи Стивенс. Там она и закончила курс средней школы. И именно в эти четыре последних года она начала встречаться с мальчиками. Поначалу успех был более чем скромный: внешне Грейс еще ровно ничего из себя не представляла. Четырнадцатилетняя Грейс была застенчивой, неуклюжей, кроме того, она страдала близорукостью и была вынуждена носить очки. Именно в эти годы у Грейс стала проявляться истинная страсть к актерскому искусству. В драматических спектаклях она принимала участие еще с раннего возраста. Став взрослее, она поняла, что на сцене может перевоплотиться в кого угодно, что было недоступно ей в реальной жизни. Тогда Грейс твердо решила, что станет актрисой.

Ее дебют состоялся в 1941 году в спектакле “Не корми зверей”. Тогда ей было 12. А к 14 годам Грейс успела превратиться в небольшую звезду труппы “Лицедеи старой школы”.
К 16 годам с Грейс произошло чудесное превращение: из дурнушки она превратилась в редкую красавицу. Юношеские успехи дали ей больше уверенности в себе и озарили ее светом счастливого предназначения.
От ухажеров у Грейс не стало отбоя. Но, когда дело касалось ничего не значащих свиданий, все шло нормально.

В 1947 году Грейс Келли закончила школу и не имела ни малейшего понятия, чем будет заниматься дальше, тем более что для дальнейшей учебы у нее было мало данных, да и с поступлением она опоздала: набор в колледж уже был закончен. Тогда Грейс подумала о поступлении в Американскую академию драматического искусства. И здесь ей помогло имя ее знаменитого дядюшки Джорджа Келли. Ее согласились прослушать, и Грейс не подвела. В октябре 1947 года Грейс Патриция Келли была зачислена в Американскую Академию драматического искусства.
В Нью-Йорке от той робкой девчушки не осталось и следа. Грейс превратилась в восторженную, общительную и забавную девушку. Она прекрасно вписывалась в любую веселую компанию и завела себе дружка – однокурсника Херби Миллера, одного из самых привлекательных юношей-студентов. В новом кругу друзей она заново превратилась в дерзкую негодницу, способную на любую шалость.
Успехи Грейс в Академии не оставляли сомнений. А вскоре она, не приложив ровно никаких усилий, обнаружила, что стала манекенщицей: в течение всего одного года фотографии Грейс появились на обложке журнала “Редбук” и “Космополитен”. Она смело позировала для рекламы сигарет, клопомора, нижнего белья. И ее работа манекенщицей оказалась очень прибыльной. Однако не в характере Грейс было сорить деньгами. Экономить и вести счет каждому центу научила ее мать. Первое, что делала Грейс со своими деньгами – это отправляла отцу, чтобы он заплатил за ее обучение и проживание. Грейс хотелось все делать самой, в отличие от ее брата и сестер.
Грейс добивалась успеха с поражающей всех легкостью. Это вызывало даже некоторую зависть у окружающих ее друзей и знакомых.

Немаловажным успехом было и то, что в 1948 году Грейс Келли перешла на второй и последний курс Американской академии драматического искусства, потому что отбор был жесткий и строгий. Осталась лишь половина студентов, самых талантливых и трудоспособных, которых уже считали настоящими актерами.
В 1949 году у Грейс был роман с шахом Ирана Мохаммедом Реза Пехлави. Он сделал ей предложение! Но Грейс не любила шаха и вежливо сказала ему об этом. Конечно, она мечтала о продвижении по социальной лестнице, но прославиться как актриса ей хотелось больше. Тем более, что она уже начала делать себе имя.
Драматический талант Грейс Келли не был выдающимся, но в жизнь уже начинало входить телевидение. Именно там Грейс прошла хорошую актерскую школу. С 1950 по 1953 она появилась более чем в шестидесяти телепостановках и могла уже по праву считать себя звездой телесериалов. А в 1951 году Грейс снова повезло: ее пригласили в Голливуд на пробы в фильме “Ровно в полдень”.
Картина к апрелю 1952 года выиграла все “Оскары”, и Голливуд обратил уже более пристальное внимание на застенчивую блондинку. Ее стали приглашать сниматься, с ней заключали контракты. Грейс стала постепенно завоевывать Голливуд. За фильмом следовал фильм, за романом – роман. Но родители упорно не хотели выдавать свою дочь замуж. Ни один ее мужчина не устраивал Джека Келли. Иногда Грейс пыталась сопротивляться, но все же благоразумие брало верх.

Читайте также:
Почему не стоит искать вдохновения в фотографиях знаменитостей

В 1955 году Грейс была уже звездой. Зимой она была выдвинута на присуждение премии “Оскар” за исполнение главной роли в фильме “Деревенская девчонка”. Именно эта работа принесла Грейс “Оскара”, хотя и не была самой лучшей ее ролью. После получения “Оскара” Грейс пошла нарасхват. Ее тотчас пригласили возглавить американскую делегацию на Каннском фестивале.
В связи с фестивальными торжествами Грейс предстояло выполнить одну обязанность: нанести визит монакскому князю Ренье в его дворце. Эту встречу организовал для нее журнал “Пари Матч”. Редактор журнала, запланировав встречу, желал внести некоторое разнообразие в стандартную обложку, посвященную кинофестивалю. Грейс не горела желанием встречаться с князем, но чувствовала, что следует соблюдать приличие.
Эта встреча состоялась. Мисс Келли обменялась рукопожатием с монакским принцем Ренье III, фотографы запечатлели этот момент. Когда у Грейс спросили, понравился ли ей князь, она ответила: “Очарователен, по-моему, просто очарователен”.
Торопливое рукопожатие Грейс и князя в мае 1955 привело к переписке, которую они временно держали в секрете. Ренье поразило в Грейс то, что эта симпатичная актриса вела себя спокойно и без всякого кривляния, свойственного другим звездам. А у Грейс вскоре возникло чувство, будто она близко знакома с князем, так глубоки и естественны были его письма.
Лето 1955 года стало для Грейс временем принятия ответственных решений. Она понимала, что полученный “Оскар” стал высшей точкой ее карьеры, ее романы как-то незаметно затихли. Грейс стала понимать, что ей чего-то не хватает. Тем более, что многие ее подруги уже вышли замуж, и у них уже были дети. Все это заставило ее призадуматься. К чему приведет переписка с князем Ренье, она не знала. А князь, тем не менее, собирался заглянуть к ним домой, в Филадельфию.

Ренье подыскивал себе супругу. Ему уже было за тридцать и династическая необходимость требовала произвести на свет наследника. Князь чувствовал, что его непреодолимо влечет к Грейс, которая произвела впечатление серьезной, надежной и честной женщины.
25 декабря 1955 года Ренье посетил семейство Келли. Грейс старалась держаться непринужденно, но на самом деле она была готова одновременно плакать и прыгать от восторга. Ренье уже успел занять особое место в ее мыслях и мечтах. Но суждено ли воплотиться этому в жизнь?
У Грейс и Ренье завязался роман, которому Джек Келли вряд ли уже мог помешать. Их взаимные чувства были так откровенны, а глаза просто светились счастьем. В конце концов, князь сделал Грейс предложение и она ответила “да”.
Конечно, выйдя замуж за князя Ренье, ей придется расстаться с карьерой кинозвезды. Этого хотел и Ренье. А Грейс к ее двадцати шести годам больше всего на свете хотела стать женой и матерью. Здесь желание. Ренье совпадало с ее желанием. На кинокарьере она ставит крест.
4 апреля 1956 года Грейс Келли на судне “Конституция” отправилась из Америки в Монако. Бракосочетание Грейс и Ренье должно было состояться в собственных владениях князя. Грейс была счастлива, она безумно влюблена в князя и, главное, она знала, что он тоже любит ее.

Свадебная церемония состоялась 18 апреля 1956 года.
Свадьба была названа «Свадьбой века» и до сих пор считается одной из самых красивых свадеб за всю историю.
Свадебное платье Грейс было создано дизайнером Хелен Роуз, которая одевала ее в фильмах «Высшее общество» и «Лебедь». Это свадебное платье было самым дорогим, которое Роуз когда либо делала.
Платье Грейс Келли состояло из округлого воротника, юбки цвета слоновой кости с лифом из брюссельского кружева, расшитого жемчугом. Кружеву было более ста лет, и в нем была цветочная конструкция. 25 метров шелковой тафты и 100 метров чистого шелка были использованы при создании платья.
В 60-х и 70-х принцесса Монако Грейс стала настоящей иконой стиля, за которую боролись европейские дизайнеры, таких как Dior, Balenciaga, Givenchy и Ив Сен-Лоран. Она помогла ремонтировать дворец принца, собирала деньги для детских организации и давала многочисленные благотворительные балы, а также работала в качестве защитника организаций искусств в Монако.
Грейс выбрала свою дорогу и не собиралась сходить с нее. Она достигла предела своих мечтаний, обрела то, к чему стремилась всю жизнь.

Большую часть медового месяца Ренье и Грейс провели в плавании вокруг Корсики. Они старались выбирать уединенные пляжи, чтобы укрыться от посторонних глаз. Грейс плохо переносила качку, ее время от времени тошнило. Но не только море и качка были виной этому. Когда они вернулись в Монако, врачи сказали, что Грейс беременна. Не только Ренье, но и вся страна были в восторге от этой новости. И ровно через девять месяцев и четыре дня после свадьбы на свет появилась Каролина Луиза Маргарита.
Ренье, конечно, надеялся, что будет мальчик. Грейс не обманула его ожиданий: через два года она родила мальчика и обеспечила свою семью и страну законным наследником. Сына и наследника назвали Альбер Александр Луи Пьер. Ренье и Грейс были просто счастливы.

Читайте также:
Как почувствовать себя знаменитостью

Появление Грейс в Монако существенно повлияло на финансовое положение княжества. Приток туристов после свадьбы дал значительный доход. В Монако устремились разного рода дельцы, жулики и богачи, что увеличило оборот монакского бизнеса. Сама Грейс занималась благотворительностью. С ее появлением во дворце стало традицией проводить рождественские елки для всех детей Монако. Грейс навещала дома престарелых и сирот, открыла в Монако больницу, детский сад в помощь работающим матерям. А Красный Крест Монако под управлением Грейс стал одним из самых известных в мире по оказанию помощи жертвам военных конфликтов и стихийных бедствий от Перу до Пакистана. И ни разу она не усомнилась в том, что время, отданное на благотворительность, было потрачено не зря.
К воспитанию своих детей Грейс и Ренье относились очень серьезно. Это было их “совместным предприятием”, и они всегда сообща решали любые возникшие проблемы. Супруги считали себя строгими родителями, но дети, конечно, росли избалованными, особенно третий ребенок, принцесса Стефания Мария Элизавета, любимица всей семьи, родившаяся в 1965 году. Ее лелеяли и баловали без меры. А в 1967 году беременность Грейс закончилась трагически. Операция, которой она подверглась, среди врачей называлась запоздалый аборт. Ребенок, мальчик, был мертв в ее чреве уже более месяца. Врачи сказали, что она больше никогда не будет иметь детей. Для Грейс это было очередным ударом.

Семейная жизнь Грейс Келли шла не так гладко, как могло показаться со стороны. У Ренье оказался характер не из лучших. Он был вспыльчив, раздражителен. Его настроение часто менялось. Конечно, в их жизни было много счастливых моментов, но Грейс все чаще чувствовала себя одинокой. По мере того, как дети становились старше, Грейс проводила все больше времени, собирая полевые цветы, засушивала их, а затем, наклеив на картон, помещала в рамку. Кто-то предложил ей устроить выставку своих работ. Успех был потрясающим. Ренье к этому отнесся весьма странно. Его вообще стала раздирать ревность к славе жены. После десяти лет совместной жизни князь вдруг увидел, что популярность его супруги, умение располагать к себе людей – это те качества, которые не дались ему. Ренье стал у всех на виду принижать Грейс, насмехаясь над ее начинаниями. Их отношения заметно ухудшились именно тогда, когда ей так необходимы были любовь и понимание. Стало ясно, что жизнь со “сказочным принцем” ничуть не лучше, чем жизнь с простым смертным.
Еще одной проблемой Грейс было то, что после сорока лет она стала полнеть и внешность ее стала меняться в худшую сторону. Грейс отчаянно пыталась сохранить былую красоту, вступив с природой в поединок, который, к сожалению, выиграть не смогла.

В апреле 1981 года Грейс и Ренье отпраздновали серебряную свадьбу. Конечно, к этому времени они взаимно отстранились, но превратились в хороших друзей.
13 сентября 1982 года выдался хорошим днем. Грейс со своей дочерью Стефанией собирались ехать в Монако. Шофер уже стоял возле “ровера”, готовый к поездке. Но Грейс решила, что они поедут одни. Она хотела по дороге серьезно поговорить с дочерью, которой вдруг вздумалось учиться вождению гоночных машин. Грейс знала, что водитель она не очень хороший, да и по этой дороге она не любила водить машину. Но тогда она думала не об этом, а о разговоре с дочерью.
Водитель грузовика Ив Фили, ехавший за “ровером”, увидел, что автомобиль вдруг, вместо того, чтобы затормозить, начал разгоняться на одном из поворотов серпантина, и поэтому не вписался в поворот и полетел через край пропасти.
“Ровер” взлетел в воздух над отвесной пропастью глубиной около 45 метров. Машина несколько раз перевернулась и упала колесами вверх. Грейс отвезли в Монакс-кую больницу. Стефания, вся в синяках и истерично рыдающая, отправилась за матерью.
Во вторник, 14 сентября, у дверей палаты Грейс, доктор Шатлен встретился с Ренье, Каролиной и Альбером. Доктор показал им снимки и результаты сканирования и пояснил, что состояние Грейс ухудшается. Врач заявил, что состояние ее безнадежно. Ренье и дети посовещались и приняли вердикт светил медицины. Они попрощались с Грейс, а затем оставили ее на попечение врача. Аппарат искусственного обеспечения был отключен.
Грейс Патриция Келли, Ее Святейшее Высочество, княгиня Грейс Монакская скончалась 14 сентября 1982 года. Ей было 52 года.
Похороны состоялись в субботу. Список прибывших свидетельствовал о том, что своему престижу невзрачное княжество обязано именно Грейс. Князь рыдал, не стесняясь слез. Люди рыдали прямо на улицах. Большинство из них ни разу не встречались с Грейс, но скорбь их была искренна.
На протяжении 52 лет своей жизни Грейс стала для своего поколения чем-то вроде талисмана. Она превратилась в некое подобие иконы, превратилась в миф. Она никогда не предавала свою мечту и славу заслужила сполна.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: