Фотограф Ян Саудек

Ян Саудек (Jan Saudek)

Ян Саудек (Jan Saudek)

Ян Саудек (Jan Saudek) — его называют культовой личностью не только в родной Чехии, но и во всей Европе. Для его работ подойдут любые эпитеты, кроме, как обыкновенность, бездарность и примитивность.

Любой экспонат, с подписью «Ян Саудек», выдает авторство большого оригинала и мастера своего дела. Его состаренные сепией фотографии безупречны с технической стороны. Что же касается сюжетов изображений, то они всегда вызывали горячие споры критиков. То, как к ним относилась советская цензура можно только догадываться.Ян Саудек родом из Праги. Он родился в 1935 году, а в начале сороковых стал узником фашистского концентрационного лагеря.

Ужас тех лет ни для кого не прошел даром, и, тем более, для маленького ребенка, в период формирования психики которого, происходили те страшные события. Что ощущало это невинное существо, попавшее во враждебный мир – одному богу известно. Когда закончилась война, Ян Саудек все еще был ребенком.

По словам самого фотографа, страшный период его жизни длился первые пятьдесят лет. Лишь только после падения советского режима он по-настоящему ощутил себя «вышедшим из подполья». И он был абсолютно прав, поскольку в те годы его работы легко могли прировнять к порнографии, а самого автора кинуть за решетку или в психбольницу. В годы советского режима Ян Саудек неоднократно предпринимал попытки самовыразиться, но только не на родине, а в Америке.

Там его фотографии привлекли внимание Хью Эдвардса – большого авторитета в мире художественной критики и главного устроителя престижных фотоэкспозиций. В 1970 году тридцатипятилетний Ян Саудек уже был известен во всем мире, как талантливый и оригинальный фотохудожник. После исчезновения железного занавеса Ян Саудек входит в новый творческий период и воплощает в жизнь проект за проектом.

Так в 90-х годах прошлого столетия становятся знаменитыми серии диптихов, где Ян Саудек, играя контрастами, противопоставляет молодость – старости, красивое – некрасивому, прикрытое – обнаженному. Хотя, за этими противопоставлениями, скорее всего, скрываются не банальные противоречия, а нечто несоизмеримо большее. Рассматривая работы Яна Саудека, невольно чувствуешь себя, спрятавшимся, в каком-нибудь старом шкафу из той винтажной обстановки, и подглядывающим через щель за происходящим снаружи. А происходит там настолько разное, что иногда, хочется распахнуть дверь этого метафорического шкафа и помахать рукой сентиментальным персонажам в знак солидарности, а иногда – зажмуриться, испытывая, что-то вроде смеси стыда и неловкости.

Большую часть своей жизни Ян Саудек проработал в типографии, где параллельно с издательским делом постигал азы фотографии. Его родной брат-близнец Карел стал известным художником, работы которого также отличаются экстравагантностью и несут в себе мощную энергетику.

Сам Ян Саудек избрал жанр обнаженной натуры, но большинство, созданных им образов, никак нельзя назвать хоть сколько-нибудь красивыми. Это, скорее, правда жизни в ретроспективной оправе. Некоторые фотоработы Саудека откровенно напоминают порнографические картинки конца 19 века, однако разница с ними все же есть и немалая.фотографирующего ради фотографий, то эксперименты Саудека вполне можно назвать смелыми и новаторскими.

Он умеет раздеть человека так, что это становится интересным. Несмотря на свой немолодой возраст, Ян Саудек продолжает снимать. Фотограф всю жизнь прожил в Праге и не собирается покидать родной город. Чувствует он себя отлично и совершенно не планирует в ближайшие годы положить свою камеру на полу.

Ян Саудек. Длиннопост о фотографе.

“Сегодня ему 80, но он не прекращает раздевать и пялится на голых женщин. Ему это нравится”

сейчас очень многие люди стали фотографами “из-за недостатка способностей”:D

Я не знаю что там происходит, но не останавливайтесь! :D

@moderator, тег “клубничка”, пожалуйста

https://youtu.be/Ee6RggRlTuE
Лично мне понравилось – подборка его фотографий под Tiger Lillies.

Просто очередной уёбок который получил свою славу основываясь на человеческой похоти. Этакий vodkapivo, только из середины 20 века, когда ещё не было инета.

Читайте также:
Техника вязания бриошь

Я целенаправленно выкладываю мало фото и информации. Каждый кому интересно потратит немного времени и найдёт информацию о заинтересовавшем фотографе. Тем ценнее будут полученные знания. За рейтингами не гонюсь, хотя “бан за накрутку” от администрации поимел. Вот такой казус.

Где вклады, Лебовски?

Нам 180 лет, но вклады и сбережения у Вас были в другом банке.

Нейтральное освещение событий

Дискриминация

Месть кассирши

Попытка дать люлей не удалась

В Люберцах 3 кавказца наехали на русского, пытались замесить толпой, но на помощь прибежали неравнодушные

UPD видео не менее 8 лет

В сеть утекла предварительная обложка журнала Time

В связи с арестом, пост более актуальный. Рыцари свежего, это повтор)

Мечты сбываются

На уровне

Убогий шариат

Недобросовестный работодатель (NAFASADE, MAXXIKA, EGG-GROUP)

Проработал в организации месяц, на должности личного помощника, собственно Антея Романова, основателя группы компаний “MAXXIKA”, “EGG-GROUP”, “NAFASADE” ЗП урезали на 9т.р. Отношение начальника; Антея Романова – хамское, грубое, манипулятивное. По окончании месяца было сказано, ну ты же не доработал, потому выплатим меньше. По-истечению 45 календарных дней заплатили ещё на такую – же сумму, итого, минус 18к, ежедневно кормя завтраками. Трубку не берут. Отношение к клиентам – как к дойным коровам, в глаза улыбка, за спиной – помои, к работникам, думаю, не лучше. Обычные продажники, которые на сайт выкладывают чужие работы и занимаются ресейлом услуг, по сути. Каждому делать вывод самому, а я в суд :)

Кстати, Антей Романов – Погорелов Антон Вячеславович, выяснил уже. Мошенник.

(Sos) Когда нет сил молчать

Помогите, не может придать огласке. Суть в том, что у нас новый начальник части, ну как новый, пару лет уже, за его пару лет уволилось и ушло 9 человек, которые работали по 10 – 20 лет. (При предыдущем начальнике для сравнения, лет за 5 – пару человек ушло.) И он просто уничтожил коллектив, и в целом пожарную часть. Местные группы не публикуют, не дают даже шансов.. вся надежда на вас.
Доказательства – книга службы, документы по списанию гсм. Если компетентные службы проверят, это все выйдет наружу.

Я обращаюсь к вам от имени пожарных 24 пожарной части города Георгиевска 2-го пожарно спасательного отряда федеральной противопожарной службы МЧС России по Ставропольскому краю с просьбой отстранить от должности начальника 24 пожарной части Арабачана Геворка Сергеевича

Этот царёк создал невыносимые условия работы, разрушил и уничтожил 24 пожарную часть города Георгиевска.

Мы считаем, что Арабачан наносит прямой ущерб работодателю, дискредитирует и порочит МЧС

Вместо того чтобы заниматься своей профессиональной подготовкой мы работники 24 пожарной части

Возим воду и продаем ее за деньги на всевозможные стройки города.

Ездим в ковычках, стоя на месте в пожарной части, на несуществующие пожары и возгорания, проводим бумажные занятия и учения на всевозможных объектах города и района, главное чтобы объект подальше находился и подальше нужно было ехать до него, цель всего – списание топлива, которое пожарка продает уже тоннами и потом происходит его обналичка в карман начальника.

А пожары которые действительно происходят укрываются от пожарной инспекции, за откаты, денежные вознаграждения со стороны владельцев предприятий, объектов.

Процветают денежные поборы с личного состава пожарной части, за деньги простых работников

Приобретаются лакокрасочные и другие стойматериалы для ремонта части, с одной только целью, пустить пыль в глаза проверяющим сверху, показать мнимое благополучие

Труд пожарных использовуется в ремонтных, строительных, отделочных и других видах работах не смотря на то что деньги на эти нужды выделяются Ставропольским управлением МЧС на проплату строительных фирм подрядчиков по благоустройству и ремонту пожарных частей. Что это, если не махинации с деньгами?

Мы пожарные проходим периодическое медицинское обследование за свои деньги врач нарколог, психолог, хотя деньги на это выделяются управлением

Читайте также:
Фотограф Майлз Олдридж (Miles Aldridge)

Приобретаем за свои деньги необходимого снаряжения «тревожные чемоданы» и их комплектование.

Скрываются случаи травм на пожаре с последующим подлогом документов. Получившие травму пожарные запугиваются угрозами увольнения за якобы нарушения ими правил охраны труда,.

Начальник части заставляет пожарных писать заявления на увольнении по собственному желанию без указания числа. Подобным образом пресекаются всяческие попытки протеста со стороны личного состава существующим порядкам.

Автомобиль группы быстрого реагирования ,служебная Нива используется хозяином для покатушек на природу, охоту, рыбалку, шашлычки, пьянки гулянки. Ремонт и заправка горючим за счет заведения.

Все попытки пожаловаться игнорируются вышестоящим руководством, жалобы спускаются для разбора на месте. Нам говорят что жаловаться бесполезно. Как говорит наш начальник «Я отрядное начальство с руки кормлю, поляны им накрываю, в сауны, в бильярдные вожу. Они ко мне на перегонки бегают докладывать, чтобы я недовольных жалобщиков заткнул», со слов Арабачана «Только один Агикишиев не захотел чтобы я за него платил , гордый наверное ,должным быть не хочет»

Вот такая политика процветает у нас в части, без чести , без совести, подлость и скотство.

Благодаря подобной политике дискриминации и превышения должностных полномочий за время правления частью начальником Арабачаном Г.С. пожарную часть покинули или были уволены:.

Пожарный Иванов Д.Е 20 лет стажа, принудительно переведен

Старшина 24ПСЧ Пустовалов 15 лет стажа, уволен.

Пожарный Шевченко В.В 17лет стажа принудительно переведен

Старший водитель ПСЧ-24 Воронкин В.В. 14 лет стажа переведен

Командир отделения Усов 10 лет стажа, уволен.

Пожарный Черницов И.А. 7 лет стажа переведен

Водитель Ермаков А.А.20 лет стажа уволен

Пожарный Рябоконь С.17 лет стажа. уволен

Пожарный Вишнев О Ю 12 лет стажа,уволен

Далее на очереди, со слов самого Арабачана Г.С. командиры отделения и пожарные не угодившие хозяину Воробъев А.А., Топтун В.В. , Швайко И.А. и список будет продолжаться…

Ян Саудек — об авторе

Информация

Биография

Ян Саудек (Jan Saudek) родился в 1935 году в Чехословакии. В молодости Саудек серьезно подумывал о музыкальной карьере, но не сложилось. Он увлекается фотографией и отдается этой страсти на всю жизнь. Ян Саудек уже давно персонаж культовый, и не только в нынешней Чехии или в Европе. Он выставлялся в США еще в далеком 1970 году, и с той поры биеннале и выставки его работ проводились на всех континентах планеты, за исключением Антарктиды. В своих интервью и автобиографиях Ян Саудек менее всего хочет казаться профессионалом,– он явно желает быть этаким почти патриархально богемным артистом, равно экстремальным как в жизни, так и в искусстве, которые он принципиально не разделяет.…

Ян Саудек (Jan Saudek) родился в 1935 году в Чехословакии. В молодости Саудек серьезно подумывал о музыкальной карьере, но не сложилось. Он увлекается фотографией и отдается этой страсти на всю жизнь. Ян Саудек уже давно персонаж культовый, и не только в нынешней Чехии или в Европе. Он выставлялся в США еще в далеком 1970 году, и с той поры биеннале и выставки его работ проводились на всех континентах планеты, за исключением Антарктиды. В своих интервью и автобиографиях Ян Саудек менее всего хочет казаться профессионалом,– он явно желает быть этаким почти патриархально богемным артистом, равно экстремальным как в жизни, так и в искусстве, которые он принципиально не разделяет. Экстремальности в произведениях Яна Саудека и вправду предостаточно. Можно предположить, что в социалистические времена самым радикальным было само обращение художника к обнаженной натуре (впрочем, не менее эпатажно выглядят и с рекламным смаком снятые американские джинсы, которыми модели Саудека частично свою наготу прикрывают), даже если Саудек выбирал для своих ню сюжеты в духе “пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает”, например, невинные и патетические композиции на тему отцовства-материнства, в которых нежные младенческие тела эффектно сочетаются с хорошо развитыми формами мам и атлетическими торсами отцов. Впрочем, на выставке в московском Манеже целомудренными были далеко не все снимки. Статус “культового” Саудеку сегодня обеспечивают эротические композиции, в которых художник показывает самые нетривиальные аспекты сексуальности.
В 1980-1990-х годах излюбленным приемом фотографа становятся диптихи, на которых одни и те же персонажи предстают одетыми и голыми. Причем обнаженное тело всегда предъявляется не как нечто естественное, но как некое скандальное откровение. Натурщики, которых фотограф выбирает для своих снимков, настолько далеки от классических идеалов, что о платоническом любовании красотой обнаженного тела здесь не может быть и речи. Да и фотографии построены так, что предполагают не созерцание, а скорее подглядывание. Впрочем, назвать этот эротический фототеатр шокирующе откровенным нельзя.
В работах Саудека нет физиологичности: для этого они слишком стилизованы, снимки окрашены в сепию или расцвечены нарочито неправдоподобными, анилиновыми цветами, персонажи загримированы и стилизованы под некое весьма расплывчатое ретро, сюжеты – нарочито постановочны и причудливы.
Источники вдохновения Яна Саудека не без основания принято видеть в сюрреализме или классической живописи – он и вправду делает все, чтобы его снимки выглядели не брутальным “мясом”, а изысканной цитатой из некоего романтического прошлого. Правда, кажется, что самым близким первоисточником этих цитаций может оказаться отнюдь не, скажем, Рубенс или Магритт, а старинные порнографические открытки – все эти пожелтевшие, чуть смазанные, забавно церемонные снимки с пышноволосыми и пышнотелыми дамами, раскрывающими свою наготу из-под корсетов, кружев и полосатых чулок.
Сами по себе эти снимки давно являются объектом вполне эстетского и платонического культа. Наверное, жесткая эротика утрачивает свою прямую функцию и обретает эстетические достоинства отвлеченного искусства не только по мере того, как теряют свою актуальность и становятся достоянием истории былые представления о том, что является рискованным или возбуждающим, сколько по мере того, как представленные на них тела исчезают из реальности и остаются только на снимках. Двусмысленность фотографий Яна Саудека – именно в том, что они прикидываются настолько старинными, чтобы казалось, что все, кто для них позировал, просто не могли дожить до наших дней и давно лежат в могиле, хотя, сверившись с реальными датировками, можно с большими основаниями надеяться, что модели пребывают в добром здравии.

Читайте также:
Голландский фотограф Эрвин Олаф

Библиография

Il teatro della vita, 1981
Aperture, 1982
Die Welt des Jan Saudek (The world of Jan Saudek), 1983
35 Jahre Fotografie – Jan Saudek, 1986
Jan Saudek, 100 fotografies 1953-1986 – catalogue, 1988
Theater des Lebens, 1991
Dopis (Letter) – book, 1995
Jubilations and Obsessions, 1995
Love as a four-letter word, 1995
Jan Saudek 1895 – catalogue, 1995
Jan Saudek, 1997
Saudek – Život, láska, smrt a jiné takové podružnosti, 1997
Photonews – magazine, 1997
Jan Saudek, 1998
Jan Saudek, 1999
Celibataire, marié, divorcé, veuf, 2000
Svobodný, ženatý, rozvedený vdovec, 2000
Eros Fotografia – catalogue, 2003
Realities, 2003
Saudek, 2005
Jan Saudek – The Best of, 2005
Chains of Love, 2007
Saudek-Národní…

Il teatro della vita, 1981
Aperture, 1982
Die Welt des Jan Saudek (The world of Jan Saudek), 1983
35 Jahre Fotografie – Jan Saudek, 1986
Jan Saudek, 100 fotografies 1953-1986 – catalogue, 1988
Theater des Lebens, 1991
Dopis (Letter) – book, 1995
Jubilations and Obsessions, 1995
Love as a four-letter word, 1995
Jan Saudek 1895 – catalogue, 1995
Jan Saudek, 1997
Saudek – Život, láska, smrt a jiné takové podružnosti, 1997
Photonews – magazine, 1997
Jan Saudek, 1998
Jan Saudek, 1999
Celibataire, marié, divorcé, veuf, 2000
Svobodný, ženatý, rozvedený vdovec, 2000
Eros Fotografia – catalogue, 2003
Realities, 2003
Saudek, 2005
Jan Saudek – The Best of, 2005
Chains of Love, 2007
Saudek-Národní divadlo, sezona 2006-2007, 2007
L´Universo in una camera, 2008

Обнаженный прием

Ян Саудек на Московской фотобиеннале

выставка фотография

Один из главных и самых долгожданных персонажей нынешней Московской фотобиеннале — Ян Саудек, одна из главных поп-звезд фотоискусства и вообще личность, без сомнения, культовая. На ретроспективной выставке Яна Саудека в Манеже, сделанной при поддержке чешского культурного центра, можно увидеть все самые прославленные работы художника — от патетических аллегорий 60-х до эпатажных работ последних десятилетий. О подлинных источниках вдохновения чешского фотографа задумалась ИРИНА Ъ-КУЛИК.

Читайте также:
Мадонна, Шерон Стоун: кто еще из звезд одевается в секонд-хенде

Для того чтобы убедиться в том, что Ян Саудек — персонаж культовый и полностью отдает себе в этом отчет, достаточно хотя бы прочесть автобиографию мэтра, выложенную на официальном сайте художника: такое количество подробностей сообщают о себе только настоящие звезды, уверенные, что фанам интересно все, даже самые случайные или самые интимные подробности их жизни. Чешский фотограф, в прошлом году отметивший 70-летие, вспоминает, что в 1939 году вроде как видел Гитлера на одном из входивших в Прагу танков, рассказывает, как в 1945 году его потрясла смерть юного немецкого солдатика, повешенного на столбе толпой, и сообщает, что в восьмилетнем возрасте прочел “Путешествие на край ночи” Селина. Он скрупулезно записывает, в каком году услышал какую из знаковых рок-песен 60-х,— так, что даже может показаться, что перед нами автобиография не художника, но рок-звезды (в молодости Саудек и вправду подумывал о музыкальной карьере). И приводит подробный и весьма впечатляющий донжуанский список всех своих пассий. О своей творческой карьере художник говорит куда менее увлеченно, хотя сообщает, например, что еще в 1970 году он выставлялся в США, и приводит еще несколько вех своей success story.

Впрочем, понятно, что человек, представляющий себя таким образом, менее всего хочет казаться профессионалом,— Саудек явно желает быть этаким почти патриархально богемным артистом, равно экстремальным как в жизни, так и в искусстве, которые он принципиально не разделяет. Экстремальности в произведениях господина Саудека и вправду предостаточно. Можно предположить, что в социалистические времена самым радикальным было само обращение художника к обнаженной натуре (впрочем, не менее эпатажно выглядят и с рекламным смаком снятые американские джинсы, которыми модели Саудека частично свою наготу прикрывают), даже если Саудек выбирал для своих ню сюжеты в духе “пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает”, например, невинные и патетические композиции на тему отцовства-материнства, в которых нежные младенческие тела эффектно сочетаются с хорошо развитыми формами мам и атлетическими торсами отцов. Впрочем, на выставке в Манеже целомудренными можно назвать отнюдь не все снимки.

Статус “культового” Саудеку сегодня обеспечивают скорее откровенно эротические композиции, в которых художник показывает самые нетривиальные и двусмысленные аспекты сексуальности. Персонажи его произведений 1980-1990 годов уже не обнажены, а именно что бесстыдно раздеты: излюбленным приемом фотографа становятся диптихи, на которых одни и те же персонажи предстают одетыми и голыми. Причем обнаженное тело всегда предъявляется не как нечто естественное, но как некое скандальное откровение. Натурщики, которых фотограф выбирает для своих снимков, настолько далеки от классических идеалов, что о платоническом любовании красотой обнаженного тела здесь не может быть и речи. Да и фотографии построены так, что предполагают не созерцание, но подглядывание. Впрочем, назвать этот эротический фототеатр шокирующе откровенным нельзя. В работах Саудека нет физиологичности: для этого они слишком стилизованы, снимки окрашены в сепию или расцвечены нарочито неправдоподобными, анилиновыми цветами, персонажи загримированы и стилизованы под некое весьма расплывчатое ретро, сюжеты — нарочито постановочны и причудливы.

Источники вдохновения Яна Саудека не без основания принято видеть в сюрреализме или классической живописи — он и вправду делает все, чтобы его снимки выглядели не брутальным “мясом”, а изысканной цитатой из некоего романтического прошлого. Правда, кажется, что самым близким первоисточником этих цитаций может оказаться отнюдь не, скажем, Рубенс или Магритт, а старинные порнографические открытки — все эти пожелтевшие, чуть смазанные, забавно церемонные снимки с пышноволосыми и пышнотелыми дамами, раскрывающими свою наготу из-под корсетов, кружев и полосатых чулок. Сами по себе эти снимки давно являются объектом вполне эстетского и платонического культа. Наверное, порнография утрачивает свою прямую функцию и обретает эстетические достоинства отвлеченного искусства не только по мере того, как теряют свою актуальность и становятся достоянием истории былые представления о том, что является рискованным или возбуждающим (в конце концов вряд ли человеческая сексуальность способна претерпевать уж совсем революционные изменения), сколько по мере того, как представленные на них тела исчезают из реальности и остаются только на снимках.

Читайте также:
Фотограф Марио Сорренти (Mario Sorrenti)

Двусмысленность фотографий Яна Саудека — именно в том, что они прикидываются настолько старинными, чтобы казалось, что все, кто для них позировал, просто не могли дожить до наших дней и давно лежат в могиле, хотя, сверившись с реальными датировками, можно с большими основаниями надеяться, что модели пребывают в добром здравии.

  • Газета «Коммерсантъ» №70 от 20.04.2006, стр. 21
  • Ирина Кулик подписаться отписаться

К. Брентано. Жнец по имени Смерть

Clemens Brentano.(1778-1842)Es ist ein Schnitter, der heisst Tod.

Жнец по имени Смерть на весь Свет знаменит.
Он косит рожь, когда Бог повелит.
Косы своей шалой
Сверкающим жалом
Вас срежет касаньем,
Наполнив страданьем;
Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто как может!

Что сегодня пышет красою –
Завтра упадёт под косою:
Благородство нарцисса,
Твоя нежность, мелисса,
Твой, вьюнок, вид тоскливый,
Гиацинтов разливы
Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто как может!

Сотни тысяч в каплях росы
Падут под сталью косы.
Горе розам, лилиям — потрава,
Горе — базилику курчавому.
И тебя, царский венец*,
Не пощадит этот жнец.
Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто как может!

Вы, васильки разнообразные,
Мечтатели-маки — белые, жёлтые, красные,
Лютики и аурелия,
Гвоздика, искрящаяся веселием,
Девясил и та, что мальвой зовётся –
Вам долго ждать не придётся.
Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто как может!

Тебя, тюльпанов пьянящий флёр,
Тебя, блистательный флорамор.
Кровавые пятна –
Ваш жар, амаранты.
Фиалки — бедняжки,
Ромашки — скромняжки.
Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, кто как может!

Дельфиниум гордый, что синим цветёт
И розы твои, колючий осот,
Цветы анемона,
Печать Соломона,
Циана цветение
Без предупреждения
Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто как может!

Любисток, незабудка одна –
Жнец знает, что значат их имена.
И ты, мирт, всем известный
Участник венков невесты,
И бессмертник под ним падёт –
Ничто его не спасёт.
Смерть всех в свой венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто как может!

Богатства Весны и оружейных палат,
Короны, скипетры — он уничтожить рад.
Мечи, стрел концы стальные,
Копья, топоры боевые,
Шлемы и знамя полка,
Богатая геральдика –
Всё Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, кто как может!

Лугов невестин наряд в майской красе,
Венок нарядный в жемчужной росе;
Ваших сердец сплетение,
Ваши уста и горение,
Руки в петлях венчальных
Блестящих колец обручальных
Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто как может!

Ваших бархатных роз корсаж,
Лилий шёлковая вуаль,
Колокольцев лихой звонок,
Ваших локонов завиток,
Виноград, радость полных чаш,
Ваш чепец, веер пёстрый ваш
Смерть в свой венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто как может!

Утешься сердце, Время победит;
Оно от мук тебя освободит,
Змей, драконов, иных напастей,
Их зубов, их пастей,
Их ногтей, их лучин,
Символов для страдающих –
Всё Смерть в венок уложит,
Спасайтесь, цветочки, кто может!

О, ностальгия, будь к встряске готова!
Изысканного вкуса лишат тебя снова,
Тоски благоуханий,
Чаши, полной слезами,
Надежд и стремлений,
Больных размышлений –
Всё Смерть в венок уложит,
Спасайтесь, цветки, кто может!

Читайте также:
Dark Fashion - гламурные картинки

Вы, пчёлки, в полях отдаёте свой труд.
А в улье у вас скоро мёд отберут –
Блаженства источник;
Глаза, солнце, ночи,
Восходы, закаты –
Всё канет куда-то.
Всё Смерть в венок уложит,
Спасайтесь, цветочки, кто может!

О, звёзды и розы, поля и цветник,
Любовь и страданье, и вечность, и миг –
Венок помогите собрать мне,
Травой помогите связать мне,
Чтоб вплетен был каждый цветок
И каждый учтён колосок.
Господь, тебе видно всё с высоты;
Спаси, защити красоту и цветы!

*царский венец – др.назв.растения – императорская корона, рябчик

С немецкого 29.06.-30.06.16.

Es ist ein Schnitter, der heisst Tod.

Es ist ein Schnitter, der heisst Tod,
Er maeht das Korn, wenn’s Gott gebot;
Schon wetzt er die Sense,
Dass schneidend sie glaenze,
Bald wird er dich schneiden,
Du musst es nur leiden;
Musst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Was heut noch frisch und bluehend steht
Wird morgen schon hinweggemueht,
Ihr edlen Narzissen,
Ihr suessen Melissen,
Ihr sehnenden Winden,
Ihr Leid-Hyazinthen,
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Viel hunderttausend ohne Zahl,
Ihr sinket durch der Sense Stahl,
Weh Rosen, weh Lilien,
Weh krause Basilien!
Selbst euch Kaiserkronen
Wird er nicht verschonen;
Ihr muesst zum Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Du himmelfarben Ehrenpreis,
Du Traeumer, Mohn, rot, gelb und wei;,
Aurikeln, Ranunkeln,
Und Nelken, die funkeln,
Und Malven und Narden
Braucht nicht lang zu warten;
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Du farbentrunkner Tulpenflor,
Du tausendsch;ner Floramor,
Ihr Blutes-Verwandten,
Ihr Glut-Amaranthen,
Ihr Veilchen, ihr stillen,
Ihr frommen Kamillen,
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Du stolzer, blauer Rittersporn,
Ihr Klapperrosen in dem Korn,
Ihr Roeslein Adonis,
Ihr Siegel Salomonis,
Ihr blauen Cyanen,
Braucht ihn nicht zu mahnen.
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich sch;ns Bl;melein!

Lieb Denkeli, Vergiss mein nicht,
Er weiss schon, was dein Name spricht,
Dich seufzerumschwirrte
Brautkraenzende Myrte,
Selbst euch Immortellen
Wird alle er faellen!
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Des Fruehlings Schatz und Waffensaal
Ihr Kronen, Zepter ohne Zahl,
Ihr Schwerter und Pfeile,
Ihr Speere und Keile,
Ihr Helme und Fahnen
Unzaehliger Ahnen,
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Des Maies Brautschmuck auf der Au,
Ihr Kraenzlein reich von Perlentau,
Ihr Herzen umschlungen,
Ihr Flammen und Zungen,
Ihr Haendlein in Schlingen
Von schimmernden Ringen,
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Ihr samtnen Rosen-Miederlein,
Ihr seidnen Lilien-Schleierlein,
Ihr lockenden Glocken,
Ihr Schraeubchen und Flocken,
Ihr Traeubchen, ihr Becher,
Ihr Haeubchen, ihr Faecher,
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Herz, troeste dich, schon koemmt die Zeit,
Die von der Marter dich befreit,
Ihr Schlangen, ihr Drachen,
Ihr Zaehne, ihr Rachen,
Ihr Naegel, ihr Kerzen,
Sinnbilder der Schmerzen,
Muesst in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

O heimlich Weh halt dich bereit!
Bald nimmt man dir dein Trostgeschmeid,
Das duftende Sehnen
Der Kelche voll Traenen,
Das hoffende Ranken
Der kranken Gedanken
Muss in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Ihr Bienlein ziehet aus dem Feld,
Man bricht euch ab das Honigzelt,
Die Bronnen der Wonnen,
Die Augen, die Sonnen,
Der Erdsterne Wunder,
Sie sinken jetzt unter,
All in den Erntekranz hinein,
Huete dich schoens Bluemelein!

O Stern und Blume, Geist und Kleid,
Lieb, Leid und Zeit und Ewigkeit!
Den Kranz helft mir winden,
Die Garbe helft binden,
Kein Bluemlein darf fehlen,
Jed’ Koernlein wird zaehlen
Der Herr auf seiner Tenne rein,
Huete dich schoens Bluemelein!

Читайте также:
Снежная королева – как новогодний образ

Дизайнер Смерти (СИ)

Дизайнер Смерти

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

– Мое тело – это твое тело. – Слова вырываются ровно и даже равнодушно, потому что мне все равно.

– Твое тело – это мое тело. – Мой жених стоит напротив, ухмыляется и самодовольно повторяет слова брачной клятвы. Наверное, в сотый, а может, трехсотый раз.

Сколько у него уже было до меня жен, срок жизни которых исчислялся месяцем, а иногда и меньше?

– Моя жизнь принадлежит тебе, – заученно произношу я.

– Твоя жизнь принадлежит мне.

Я ненавижу его, так же как и многие жители подвластных ему планет. Императора невозможно любить после того, что он сделал и того, что продолжает делать. Подонок, тиран, братоубийца, детоубийца… Ронан Альтазар из дома Жизни.

Это даже звучит смешно, потому что кровь на его руках не смыть ничем и никогда, даже покаявшись в храме Пирамид и после этого искупив грехи самоубийством. Хотя он не собирается этого делать – его и так все устраивает.

– Мое право на смерть отныне твое.

– …отныне мое, – произносит Ронан и поворачивает голову к высокому жрецу с выколотыми глазами.

Тот возводит руки к сводам храма и громко произносит, чтобы эхо разнесло его голос, и каждый, присутствующий на бракосочетании, услышал:

– Пока Дизайнер Смерти не разлучит вас.

Я знаю, что будет дальше.

Меня и Ронана торжественно проведут к двум тронам – его высокому, моему чуть ниже.

Левитирующая платформа поднимет нас на уровень нескольких метров и понесет по улицам Гризальда.

По сценарию нас должны чествовать радостные толпы народа, но кроме потворствующей свиты, движущейся за нами, и стражи, почти никого нет. Горожанам уже давно наскучили ежемесячные представления со свадьбой императора. Говорят, ещё десять лет назад их выгоняли на улицы насильно, но теперь даже это стало лишним.

Все происходящее – всего лишь фарс ради соблюдения обряда, который ни в коем случае нельзя нарушать, иначе молодая жена никогда не понесет наследника от своего мужа. И пожалуй, мысль об этом – единственное, что может подарить мне подобие улыбки.

Я молюсь, чтобы сегодня и весь последующий месяц беременность не случилась, и тогда Ронан убьет меня, променяв на следующую невесту. В моем случае смерть – это свобода.

Поговаривают, что император бесплоден, если за двадцать пять лет так и не сумел зачать наследника ни с одной из девушек, но я знаю другую правду, которая, впрочем, и не секрет вовсе.

Четверть века назад, когда он устроил кровавый переворот и убил своего родного брата – законного императора Урсуна, заняв его место, – он убил не просто очередного правителя, а последнего Дизайнера Жизни – единственного, способного указать Ронану на девушку, способную стать матерью его наследника. Таков был дар истинных Дизайнеров жизни, но Ронан был молод и надеялся, что после смерти брата дар перейдет к нему, обойдя на то время четырехлетнего мальчишку – сына Урсуна. Чуда не случилось, и когда ребенок получил дар, рассвирепевший Ронан убил и его.

Дар Дизайнера Жизни исчез. Совсем.

Ронан оказался властителем без возможности передать престол, и тогда узурпатор начал поиски той самой, кто смогла бы подарить ему сына или дочь. Он пробовал брать в жены разных девушек: и богатых, и бедных. Блондинок, брюнеток. Худеньких или полненьких, но ничего не имело значения…

– Твои родители желали видеть тебя императрицей, – неожиданно произнес он, и я вздрогнула.

До этого мы почти не разговаривали, да и какой был смысл, если я для него никто, лишь очередная вещь, кoторую он вскоре выбросит трупом для кремации.

– Вы не можете знать, что желали мои родители, – все же выдавила ответ я.

Читайте также:
Мода и астрология - 12 знаков зодиака

Дело в том, что своих родителей я никогда не видела, потому что выросла на Затурии, куда вместе с нянькой попала сразу после рождения. Это была тихая аграрная планетка, на которую редко залетали даже транспортные кoрабли, разве что за очередным грузом продовольствия.

В двенадцать мне рассказали, почему я оказалась без родителей – их убил мой нынешний муж во время переворота. Меня же успели вывезти с планеты, причем последним приказом старого императора. Дизайнер Жизни увидел во мне будущую жену для своего сына. Но вот одна беда – ни Урсун, ни его ребенок не выжили.

– Желали, – уверенно усмехнулся Ронан, и меня передернуло от того, как уродливо в узоре морщин изогнулся шрам под его правым глазом. – Иначе не прятали бы, как сокровище, надеясь, что мелкий ублюдок выживет.

– Мне все равно, – холодно ответила, ведь неважно, что я отвечу. На мою судьбу ничего уже не повлияет.

– А мне нет. – Несмотря на то что нас все ещё везли по улице, он без стеснения положил свою руку мне на затылок и притянул к себе, заставляя перегнуться через подлокотники кресел.

Его губы впились в мои, а я могла только терпеть, пока он мучает их в подобии поцелуя.

– Сладкая, – бросил он, тут же oтталкивая меня обратно, словно фрукт, который надкусил, прожевал и отложил в сторону – потом доест.

– Если Урсун считал, что ты достойна его сына, значит, и мне сгодишься. Кто знает, может, твое лоно не окажется пустым, как у остальных.

После его слов меня начало трясти от нехорошего предчувствия. Потому что озвученное им было моим самым страшным кошмаром. Становиться носителем его наследника я не хотела…

Если с тем, что будет происходить со мной весь следующий месяц, я смирилась и была готова, то к роли матери для ребенка узурпатора – никогда.

– Тебя только потому и отыскали на краю вселенной, – добавил император. – Чтобы ты понесла от меня.

– Буду молиться, чтобы у вас ничего не вышло, – прошипела я. – Лучше смерть.

Дворец – это огромная пирамида, на вершине которой расположены его покои.

Когда мы добрались сюда, свита разделилась на три части.

Первая отправилась пировать с мужем, отмечать его очередную жену. Вторая из стражников – усиливать охрану дворца, потому что даже до Затурии доходили слухи о мятежниках, которые уже не единожды пытались штурмом взять пирамиду.

А третья, самая малочисленная – из десяти женщин – отправилась со мной.

Готовить молодую императрицу к первой брачной ночи.

Восемь служанок и две женщины, лėт на десять старше меня, в дорогих нарядах и со взглядами змей. Я не знала их имен, но успела понять по разговорам, что одна из них жена главного советника, а вторая – начальника страҗи. Обе родные сестры.

Думаю, они рады, что так удачно вышли замуж и оказались приближенными к самому императору. Сегодняшңей ночью у них будет важная роль, от которой меня до сих пор тошнит и становится не по себе. Потому что с тем, что я овца на жертвеннике, смириться сложно, но с ещё одной частью гнусного обряда – ещё сложнее.

Пока служанки меня моют, переодевают, красят и всячески наводят лоск перед будущей ночью, эти двое просто смотрят. Наблюдают за каждым шагом моим или прислуги. Едва ли не между ног мне заглядывая, проверяя, все ли там идеально и достойно их драгоценного правителя.

Наконец я не выдержала:

– Зачем все это? – спросила, смотря в глаза той, что пoвыше. – Это унизительно.

– Молчи, – тут же отсeкла она и напомнила. – Твое тело – его тело.

Читайте также:
Феи и эльфы в красивых открытках Сесиль Баркер

Можно подумать, я не помню. Слова брачной клятвы до сих пор звенят в ушах.

И мне приходится замолчать ровно до того момента, пока в комнату не приносят еду. Много еды, не меньше десятка подносов на выкатном столе, и только тогда надсмотрщицы отвлекаются.

– Еда проверена? – придирчиво оглядывая яства, спрашивает у прислужника младшая из сестер.

– Да, госпожа Кимат, – отвечает он, а я наконец узнаю, как зовут жену начальника стражи. – Дизайнер Смерти лично проверял отсутствие яда.

«Простите, люблю вас, Ли»: как смерть Александра Маккуина стала самой большой потерей для модной индустрии?

Подписаться:

Поделиться:

В 11-летнюю годовщину смерти Александра Маккуина «Собака.ru» вспомнила все, что вам нужно знать о дизайнере — кем он должен был работать на самом деле, кто открыл миру его коллекции, почему вдохновлялся голодом, кровью и нищетой, и из-за чего покончил жизнь самоубийством.

«Из тебя бы вышел хороший таксист»

Дизайнер, на коллекции которого до сих пор оборачивается все профессиональное модное сообщество, на самом деле должен был стать водителем. Родители Ли Александра Маккуина — таксист и учительница обществознания — считали увлечение одного из шестерых своих детей нарядами несерьезным и непристойным для мальчика. Рональд Маккуин надеялся, что Ли пойдет по его стопам, пока сын рисовал на бумаге эскизы роскошных платьев. В результате очередного конфликта с семьей на этой почве Маккуин бросил школу и устроился в ателье Anderson & Shepherd на Сэвил-Роу. Там он набил руку на костюмах для принца Чарльза (и, поговаривают, для Михаила Горбачева!), рисуя на внутренней подкладке дорогого пиджака нецензурные надписи маркером.

«Маккуин открыл себя сам» (но это не точно!)

В трейлере документального фильма о дизайнере звучит фраза «Никто не открывал Александра Маккуина. Маккуин открыл себя сам». На самом деле с этим можно поспорить: в конце 1980-х годов Ли поступил в колледж Central Saint Martins, а в 1992 году показал выпускную коллекцию «Джек-Потрошитель выслеживает своих жертв» (с платьями, стилизованными натуральными женскими волосами). Если бы она не впечатлила стилиста и фэшн-редактора Изабеллу Блоу, которая выкупила наряды за 5000 фунтов стерлингов, кто знает — узнали бы мы о таланте дизайнера?

Изабелла Блоу и Александр Маккуин

Alexander McQueen, осень-зима 1995

Alexander McQueen, весна-лето 1995

Модель Эйми Маллинз на показе Александра Маккуина

Alexander McQueen, весна-лето 1994

Alexander McQueen, весна-лето 1995

«Я предпочитаю, чтобы люди уходили с моих шоу и их тошнило»

Изабелла была не только консультантом Ли, но и его самым близким товарищем. Именно она посоветовала использовать при создании бренда вторую часть его имени — Alexander McQueen. О своих первых шоу, наполненных драматизмом, провокацией и театральностью (он заворачивал моделей в пластиковую пленку и гримировал их под избитых женщин с синяками и кровоподтеками), Маккуин рассказывал так: «Я стремился показать журналистам то, что они не хотели видеть: голод, кровь и нищету. Смотришь на всю эту фэшн-тусовку в дорогих прикидах и темных очках и понимаешь, что они и понятия не имеют о происходящих в мире событиях — их интересы ограничиваются рамками моды. Я трачу деньги на свои шоу для того, чтобы показать этим людям другую сторону жизни. Пусть они испытывают ненависть и отвращение — меня это вполне устраивает. Буду знать, что пробуждаю в них хоть какие-то чувства».

Скорая популярность дизайнера была обусловлена не только его эпатажными и гротескными коллекциями, но и тем, что под каждой из них скрывались культурный, исторический и социальный подтексты. Так, показом осень-зима 1995/1996 под названием «Изнасилованная Шотландия», когда на подиум вышли девушки в свисающих окровавленных бинтах, Маккуин рассказывал о войне между шотландцами и англичанами, которая, по его словам, была геноцидом. Вместе с тем дизайнер всегда намекал на трагичные личные обстоятельства — например, на издевательства со стороны мужа своей старшей сестры Джанетт. Через несколько лет после самоубийства Маккуина она рассказала о том, что Ли подвергался жестокому сексуальному насилию с девятилетнего возраста.

Читайте также:
Fashion иллюстрация - история, упадок и возрождение

Александр Маккуин и Бьорк

Наоми Кэмпбелл, Александр Маккуин и Кейт Мосс

Александр Маккуин и Сара Джессика Паркер

Леди Гага в Alexander McQueen в 2010 году

«Настало время выйти из тьмы к свету»

В 1996 году президент модного конгломерата LVMH Бернар Арно предложил Маккуину позицию креативного директора Givenchy после ухода Джона Гальяно. Несмотря на то, что дизайнер продвигал свои идеи даже в чужом бренде (приглашая к участию в шоу моделей с ампутированными ногами или посыпая подиум гравием), Маккуин, как он потом признавался, «делал коллекции из-под палки». В 2001 году он ушел из модного дома, продал часть акций Alexander McQueen Gucci Group, запустил парфюмерную линейку и стал одевать знаменитостей — Бьорк, Мадонну, Уитни Хьюстон, Джерри Холл, Джулианну Мур и Сару Джессику Паркер, которая в 2006 году задала тренд на дабл-дрессинг в похожих с Маккуином нарядах из тартана.

Выставка Института костюма нью-йоркского Метрополитен-музея Savage Beauty, проходившая с 4 мая по 7 августа 2011 года и посвященная творчеству Александра Маккуина

Выставка Института костюма нью-йоркского Метрополитен-музея Savage Beauty, проходившая с 4 мая по 7 августа 2011 года и посвященная творчеству Александра Маккуина

Выставка Института костюма нью-йоркского Метрополитен-музея Savage Beauty, проходившая с 4 мая по 7 августа 2011 года и посвященная творчеству Александра Маккуина

Выставка Института костюма нью-йоркского Метрополитен-музея Savage Beauty, проходившая с 4 мая по 7 августа 2011 года и посвященная творчеству Александра Маккуина

Выставка Института костюма нью-йоркского Метрополитен-музея Savage Beauty, проходившая с 4 мая по 7 августа 2011 года и посвященная творчеству Александра Маккуина

Выставка Института костюма нью-йоркского Метрополитен-музея Savage Beauty, проходившая с 4 мая по 7 августа 2011 года и посвященная творчеству Александра Маккуина

Выставка Института костюма нью-йоркского Метрополитен-музея Savage Beauty, проходившая с 4 мая по 7 августа 2011 года и посвященная творчеству Александра Маккуина

В какой-то момент психологическое состояние дизайнера стало налаживаться — если бы не самоубийство Изабеллы Блоу в 2007 году. Психиатр Маккуина, доктор Стивен Перейра, отмечал, что у него появились симптомы смешанного тревожно-депрессивного расстройства: низкая самооценка, нарушение сна, усталость, апатия, пессимизм и беспокойство. Вернуться к работе над коллекциями ему помогла медитация и поездка в Индию, после которой Ли заявил: «Настало время выйти из тьмы к свету» (сотрудничеству с Леди Гагой, благотворительным эко-проектам, открытию дополнительных бутиков и революционным идеям — например, туфлям-броненосцам и платьям из утиных перьев).

«Позаботьтесь о моих собаках»

В 2009 году Маккуин показал женскую коллекцию «Атлантида Платона», ставшую результатом размышлений дизайнера об экологической катастрофе и конце света. Одной из сложнейших работ Ли публика аплодировала стоя, еще не зная о том, что она — последняя в карьере дизайнера. 2 февраля 2010 года Маккуин потерял последнего близкого человека в своей жизни — маму, на вопрос которой «чего ты боишься больше всего на свете» отвечал «боюсь умереть раньше тебя». Через 8 дней после смерти Джойс он повесился в своей квартире в Грин-парк в Лондоне, написав предсмертную записку «Позаботьтесь о моих собаках, простите, люблю вас. Ли». Коллеги и друзья Маккуина, которые как раз собирались на стартующие Недели моды, были потрясены смертью дизайнера настолько, что один за одним посвящали ему свои шоу. Так, на показе Betsey Johnson модель вышла с плакатом «Long Live McQueen» — фразой, которая до сих пор живет в статьях, фильмах и коллекциях преемницы Ли Сары Бертон. О том, что она значит для режиссера Иэна Бонота, можно узнать из байопика «Маккуин», который уже назвали «самым честным портретом дизайнера».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: