Фэшн – фотограф Патрик Демаршелье

Естественность и гламур.
Патрик Демаршелье

Мечтали ли вы о красоте моделей с обложек Vogue, Harper’s Bazaar, ELLE, Rolling Stone, Life? Каждый хоть раз представлял себя на их месте, перед фотокамерой в свете студийных прожекторов. Но сама по себе модель – это только первое и самое очевидное условие для хорошего снимка.

Второе условие – это человек, скрытый за объективом фотоаппарата, который может из юноши или девушки сделать мечту. Именно таким мастером является фотограф Патрик Демаршелье (Patrick Demarchelier).

Патрик Демаршелье родился во Франции в 1943 году. В семнадцатилетнем возрасте, когда отчим подарил ему фотоаппарат Kodak, юноша начал свою карьеру фотографа. Патрик не получил специального образования, в его арсенале были только основы фотографии, открытые ему Хансом Фойрером, у которого он был ассистентом. Но Демаршелье это не заставило сдаться: он перебрал много работодателей, медленно поднимался по карьерной лестнице, снимал для агентств и журналов сначала во Франции, а потом и в Соединенных Штатах. До сих пор его работы считаются одними из лучших в индустрии моды и публикуются в известных изданиях, а его услуги по праву являются одними из самых дорогих.

Хотя профессиональная деятельность Демаршелье началась еще в Европе, расцвет и настоящая слава пришли к нему после переезда в США. Через океан его, абсолютно не знающего английский язык, заставила перебраться ветреная возлюбленная, вскоре бросившая Патрика на произвол судьбы. Однако именно в штатах его ждало счастливое знакомство с Александром Либерманом (Alexander Liberman), художественным директором издательства Conde Nast Publications, и сотрудничество с журналами Glamour и Mademoiselle. Карьера фотографа пошла в гору, а его фотографии оказались настолько хороши, что принцесса Диана (Diana, Princess of Wales) пожелала, чтобы Патрик провел с ней фотосессию.

«Каждая женщина выглядит более красивой и более похожей на себя в объективе Демаршелье», — сказала о работах Патрика Анна Винтур (Anna Wintour), главный редактор американского Vogue с 1988 года.

Это будет правдой и о фотографиях Дианы.

Он стал первым фотографом небританского происхождения, допущенным, вопреки всем уставам, к особам королевской крови. Демаршелье провел не одну фотосессию, но именно первые снимки принцессы принесли ему известность и позволили раскрыться таланту.

«Я думаю, что я был тем, кто изменил ее имидж. До этого момента все фотографы снимали ее в очень формальной обстановке. Слишком много макияжа, жесткие позы, вечерние платья. Я просто хотел показать, какой она была. Фотографии предназначались только для нее. Но потом они понравились Диане настолько, что она позволила их опубликовать», – рассказывает Патрик о работе с Дианой.

После работы с Дианой он стал очень востребованным фотографом, его услугами заинтересовались не только издательства и модельные агентства, но также первые лица шоу-бизнеса и деятели совершенно различных областей. И секрет тут, конечно, не только в «звездном» портрете Дианы, но и в самом подходе Демаршелье к фотографии:

«Я стараюсь создать атмосферу, в которой человек чувствует себя непринужденно. Мне не нравится чувство, что между мной и портретируемыми стоит фотокамера, поэтому я делаю все возможное, чтобы они об этом забыли»

Магия случайного кадра и в самом деле творит чудеса. В результате кадры Патрика по силе своего очарования превосходят даже лучшие постановочные снимки. В объектив его фотокамеры за долгие годы работы попали самые известные личности, среди которых Джонни Депп, Мадонна, Николь Кидман, Леонардо Ди Каприо и многие другие.

Патрик уникален в своем фотоискусстве. Многие его коллеги, профессионально занимаясь фотографией, разделяют личное и работу; они создают замечательные кадры в студии, но после работы переключаются на творчество и снимают «для души». Для Демаршелье творчество и его работа – единое целое. Он с одинаковым рвением подходит к портретным съемкам и к запечатлению новых коллекций, фантазий модельеров и женской красоты. Подход его будет одинаковым, единственное, что может измениться в зависимости от темы – это цвет. Для модных журналов, скорее всего, будут сделаны цветные фотографии, в то время как в черно-белом портрете лучше раскроется характер героя.

Как и в каждой области, у фотографов есть свои «церемонии», подтверждающие славу и уважение коллег. И если в киноиндустрии для того, чтобы стать признанным, надо получить Оскар, то для фотографа равносильным будет заказ на создание снимков для календаря Пирелли (Pirelli). Впервые Патрик Демаршелье получил эту работу в 2005 году и создал потрясающий цикл из 12 фотографий на фоне пляжей и городских видов Рио-де-Жанейро. Его модели, в числе были которых Наоми Кэмпбелл (Naomi Campbell) и Евгения Володина, в этой эротической черно-белой серии предстали чувственными и женственными.

Читайте также:
Фотограф Майлз Олдридж (Miles Aldridge)

Один из необычных проектов мастера фотографии связан с Россией. В 2011 году Демаршелье приезжал в Санкт-Петербург для создания серии фотографий русских балерин, которые до сих пор считаются одними из лучших в мире. Сложно представить себе фотографа, который смог бы также верно ухватить внешние и внутренние качества девушек, передать скульптурность и выразительность балетных па. Диана Вишнёва, участвовавшая в этой работе Патрика, после стала героиней его фотоснимков еще раз: Демаршелье предложил провести отдельную фотосессию ей и ее партнеру Марсело Гомесу (Marcelo Gomes).

Демаршелье − очень плодовитый фотограф, кто-то даже считает, что у него слишком много фотографий. Но сложно было бы представить себе что-то иное, ведь этот признанный мастер снимает уже больше сорока лет и искренне влюблен в свою работу. Его отношение к фотографии не просто дань профессионала, это уже философия, ведь, как говорит сам Патрик Демаршелье:

«Красота повсюду, только нужно открыть свои глаза пошире»

Интервью Buro24/7: Патрик Демаршелье

Нина Гомиашвили побеседовала с мастером модной фотографии

Основатель Pobeda Gallery Нина Гомиашвили и легендарный французский фотограф Патрик Демаршелье встретились в отеле Ritz-Carlton в день открытия выставки Dior Couture. Только прилетевший в Москву Демаршелье уже успел осмотреть свою выставку в ЦВЗ “Манеж” и приехал на встречу с Ниной за несколько часов до того, как отправиться на прием, а затем и закрытый ужин, посвященный его экспозиции Dior Couture.

Патрик, вы только что из “Манежа”? Вы довольны развеской?

Да-да. Отличная работа.

А как вам свет?

Все в порядке. У вас ведь галерея, да, Нина?

Да-да, у меня фотогалерея “Победа” в ГУМе, на Красной площади.

Уже шесть лет. В мировом масштабе это немного, но для Москвы — значительно. Патрик, у меня к вам несколько вопросов. Да-да, я сделала свою домашнюю работу. (смеется). Итак, в одном интервью, не помню точно кому, но вы сказали что-то вроде: “Сегодня не существует “стиля”. У каждого свой стиль.” Так каков же стиль Патрика Демаршелье?

Ох, ну я не могу сказать. Я ведь просто делаю снимки. Я не пытаюсь добиться стиля, это естественный процесс, все происходит само собой.

То есть, ваш стиль — естественность?

Мой стиль — это то, что позволяет людям выразить себя. Неважно, где вы живете, кем работаете, главное — оставаться самим собой. Нельзя стать еще более естественным, также как и нельзя стать более стильным.

Вы переехали в Нью-Йорк, в середине 70-х и встретили Александра Либермана, который в то время был креативным директором Conde Nast. Расскажите, какие же снимки, из тех, что вы ему показали, так сильно его впечатлили?

Конкретно Либерману я ничего не показывал. Я знал, что он выбирает себе новых фотографов, внимательно мониторя именно журнал Madmoiselle. Это был молодой, не очень известный журнал, он еще не входил в состав Conde Nast. Я отправил свои снимки туда, потому что заметил — с течением времени фотографы, которые снимали для Madmoiselle, затем попадали в более серьезные издания. Я снимал для Madmoiselle и в какой-то момент меня заметил Либерман. Не знаю, на какие конкретно фотографии он обратил внимание, но сказал, что перезвонит.

И что же вы снимали для Madmoiselle? Это были модные съемки?

Нина Гомиашвили и Патрик Демаршелье

Я знаю, что вы были первым и остаетесь единственным не британским фотографом, кто запечатлел портрет принцессы Дианы и стал официальным фотографом королевского двора. Расскажите, как это произошло.

Принцесса Диана знала меня, мои снимки и сама позвонила моему агенту. Это случилось в 1989 году. Ее первые фотографии я сделал на фоне сельской местности. И эти снимки появились в Vogue в декабре 1989 года. Ей все очень понравилось, и она опять позвонила мне. А потом еще раз, и еще раз.

Легко ли было сочетать ваш стиль съемки с этой чопорностью, строгостью, свойственной королевскому двору?

Я как всегда предпочитал, чтобы она оставалась естественной. Я так люблю, когда люди смеются и улыбаются.

О какой фотографической ошибке вы бы в первую очередь предупредили своего сына Виктора, он ведь пошел по вашим стопам?

Читайте также:
Сара Ханкинсон (Sarah Hankinson) фэшн Иллюстрации

Хм, даже не знаю. Для меня важна каждая ошибка, и я стараюсь учиться на них. Нужно быть очень критичным к самому себе, и не переоценивать свои возможности.

А теперь поговорим о красоте. По-моему, это понятие интернациональное. Для красоты не существует границ, континентов, рас, пола, политики и так далее. Вы в течение десятилетий — вершина модной фотографии, и должно быть, у вас перед глазами прошло целое слайдшоу самых прекрасных девушек. И все же, можете ли вы дать точное определение русской красоты?

Русская красота это секс. А также удивительная смесь контрастов. В России так много красивых женщин и не только среди моделей.

Есть ли талант, которым вы больше всего хотели бы обладать?

Я всегда мечтал научиться петь, но у меня никогда не было голоса, я даже в душе стесняюсь петь. Хотя в детстве я пел в церковном хоре. Вообще, я обожаю музыку.

Как выглядит ваша экстравагантность?

Я обожаю лодки. Зимой я катаюсь на своей лодке в Нью-Йорке, на Лонг-Айленде, это одно из моих любимых развлечений.

Патрик, а каково ваше кредо?

Никто не идеален, и каждый прекрасен.

Итак, у меня к вам последний вопрос. Представьте, что вы смогли бы поместить одну, только одну фотографию в капсулу, которая сохранила бы ее на века. По этому снимку вас бы запомнило будущее поколение. Что это могло бы быть?

Думаю, эту фотографию я сделаю завтра.

Нина Гомиашвили и Патрик Демаршелье

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Для зарегистрированных пользователей

Модели Фотографы Стилисты Модельеры Модельные агентства Fashion Kids
  • Блоги
  • Публикации
  • Новости
  • События
  • Коллекции
  • Фотостудии
  • Обучение
  • Фоторейтинг
  • Маркет
  • |
  • О проекте
  • Регистрация
  • Сотрудничество
  • Реклама

Творчество Патрика Демаршелье (Patrick Demarchelier)

Патрик Демаршелье появился на свет 21 августа 1943 года в Париже, а вырос на севере Франции в портовом городе Гавр. Как заметил один из критиков: «Сложно удержаться от вывода, что его пристрастие к холодному мерцающему свету и при­брежным пейзажам родом из детства». В 1960 году в день 17-летия Патрик полу­чает в подарок свою первую камеру. К это­му моменту он уже работает в фотоателье, ретушируя снимки для документов.

Рек­ламный бизнес на подъеме, и ремесло фо­тографа приносит неплохой доход. В процессе обучения у Ханса Фойрера и работы ассистентом у нескольких извест­ных фотографов, Демаршелье перенимает секреты профессии и почти сразу начина­ет успешную сольную карьеру в рекламном бизнесе. Уже в конце шестидесятых Elle и Marie-Claire публикуют его первые снимки.

Модные критики пишут: Патрик Демар­шелье изменил понимание рекламной фо­тографии, изображая людей естественными.

Но вернемся к рубежу 60-70-х. Перелом­ным моментом для карьеры Демаршелье становится 1971 год, когда после изысков и изощрений сумасшедших 60-х миру требу­ется новый, близкий простому смертному взгляд на модную фотографию. Америка­нский Vogue на весь мир провозглашает: «Одежда должна служить женщине, кото­рая ее носит. Сама по себе красивая вещь уже никого не волнует!». Тут-то и начина­ются поиски того, кто покажет миру эту женщину.

За годы работы в fashion-фотографии наш герой снимает рекламные кампании для Chanel, Louis Vuitton, Estee Lauder, Armani, Versace, Calvin Klein, L`Oreal, Ralph Lauren, Banana Republic, Christian Dior, Lancome и др. Фотографии Патрика публикуются и выставляются во всем мире. В 1998 году он показывает миру The Sound of One Hand, в 2002-2003 годах – Archeology of Elegance, a затем, буквально через несколько месяцев, в Амстердаме открывается его ретроспек­тива Vanity Fair.

Поздравить Патрика с откры­тием экспозиции пришли его друзья: лю­бимые модели, редакторы, звезды музыки, спорта и кино. Неудивительно, что его ра­боты становятся настоящим предметом гордости коллекционеров.

Особенно четко это проявляется в его съем­ках диких животных. «Поймать на бегу ягу­ара, который никак не желает позировать – это и есть настоящий Патрик Демаршелье», – скажет в интервью жена маэстро. Близкие друзья, среди которых немало звезд, обожают Патрика еще и за добрую душу.

На ужине amFar, являвшем­ся также и благотворительным аукционом, который в рамках Каннского фестиваля проводили Шарон Стоун и Мадонна, фо­тография с изображением африканского слона, сделанная мэтром, была приобрете­на в ходе торгов за сумму, близкую к 300 тысячам евро. Деньги, вырученные во вре­мя аукциона, пойдут на помощь африканс­ким детям-сиротам, чьи родители стали жертвами СПИДа.

Читайте также:
Маленькие собачки и Гламурные собачки

За последние пару лет Патрик едва успева­ет снимать звезд: Клайва Оуэна – для рек­ламной кампании Lancome, Николь Кидман – для рекламы часов Omega, Анжелину Джоли – для обложки Vanity Fair, Кэйт Мосс для очередного «камбэка», параллельно не забывая о любимом английском, француз­ском и американском Vogue и других жур­налах, включая Allure и Harper`s Bazaar.

Ав­торитет Патрика Демаршелье настолько высок, что его имя становится нарицатель­ным. В фильме «Дьявол Носит Прада» как всегда восхитительная Мерил Стрип при­казывает абсолютно чуждой миру моды ге­роине Энн Хэттуэй: «Достань мне Демар­шелье!», – отчего та приходит в полное за­мешательство, не понимая что ей необхо­димо найти. А достать Демаршелье и прав­да непросто. Являясь одним из самых вос­требованных фотографов, с которым меч­тают работать лучшие модели, глянцевые журналы, Модные дома и звезды, Патрик постоянно в разъездах.

Знаменитый фотограф много путешествует и много снимает. Застать мастера в его трех­этажной студии на Манхэттене можно толь­ко когда он работает там с какой-нибудь ми­ровой знаменитостью. Жизнь Демаршелье движется в том же темпе, что и его карьера – быстро и целеустремленно. Критики, друзья и коллеги говорят о нем только хо­рошее: «Он открыт и дружелюбен, и уже че­рез несколько минут собеседник начинает чувствовать себя с ним непринужденно». «У него собственное видение того, как соз­даются образы, и в то же время он любит ра­ботать в команде». «Вдохновленный класси­ками фотографии и живописи, Патрик Де­маршелье играет со светом, линиями и фор­мой – будь то человеческое тело, модная одежда или даже дикие африканские слоны. Он всегда и во всем ищет красоту!»

Патрик Демаршелье: успехи, падения и слава

Просматривая фото в модных журналах, часто можно увидеть, что их автором является Патрик Демаршелье. Его имя также упоминается в описании всяческих модных событий и новостей. Тот, кто хорошо знаком в фешн-индустрией, знает – пригласить этого человека на съемку довольно сложная задача, да и не самая дешевая. В этом году он отпраздновал свое 69-летие, а он по-прежнему занят целыми днями, постоянно находиться в разъездах, и имеет очень плотный рабочий график.

Его жизнь начиналась не примечательно. Он родился 21 августа 1943 года во французском городке Гавр. Мальчиком был непослушным и абсолютно не хотел учиться, семья воспринимала его как самого настоящего лентяя.

Но у бездельника было одно увлечение – он любил часами наблюдать за природой, людьми и всем происходящим вокруг. Для полного счастья ему не хватало фотокамеры, чтобы запечатлеть эти моменты на бумаге. В 17 лет ему повезло – отчим подарил старый фотоаппарат Кодак. С того момента жизнь юноши изменилась.

Он начал фотографировать все, что видел. Окончив школу, Патрик не пошел учиться куда-либо, а начал подрабатывать, делая фото для выпускников, праздничные фото или что-то другое. В общем, все, что в то время заказывали.

В 20 лет Демаршелье уехал в Париж для того, чтобы устроиться там в организацию, печатающую фото для газет. Потом он стал начал учиться создавать фото для обложек журналов, а затем был принят на работу парижским модельным агентством «Paris Planning Model Agency».

Спустя несколько лет на пути Патрика встречается Ханс Фойрер, который сильно повлиял на его дальнейшую жизнь. Ханс был профессиональным фотографом и многому научил молодого француза. Благодаря такой «школе» Демаршелье начинает чувствовать себе более уверенно и его работы начинают печатать «Marie Claire», «20 Ans» и «Elle».

А в 1975-м юный фотограф переезжает в Америку, надеясь жить вместе с любимой девушкой. Однако по приезде он удостоверился в том, что она вовсе его не ждет, и нашла себе другого ухажера. Патрик попал в самую безрадостную ситуацию – английский язык не знает, денег нет, работы тоже. Но он не растерялся и вскоре уже начал подрабатывать.

В Нью-Йорке он познакомился с такими мастерами фото как Ричард Аведон, Хельмут Ньютон и Ирвин Пенн. Постепенно к нему начало приходить мастерство высшего уровня, и его фото стали печатать модные издания «Mademoiselle» и «Glamour» . Начинающего фотографа заметил Александр Либерман – известный человек в мире моды как дизайнер, фотограф, скульптор и художник. По его рекомендациям с Патриком начали сотрудничать «Rolling Stone», «GQ», «Vogue» и «Harpers Bazaar».

Это были года начинающейся славы и успеха. Демаршелье старался создавать неповторимые фото, которые были ценны в том плане, что они были сделаны по принципу «случайного кадра». То есть модель на фото выглядела естественно, а не наигранно. Это ему удавалось путем ведения легкого разговора с позирующей женщиной и незаметного нажатия на кнопку фотоаппарата.

Читайте также:
Красивые Нимфы как источник вдохновения

Такой подход принес ему большую известность. В 1992-м году Патрик Демаршелье сделал фотосессию для принцессы Дианы. Она получилась очень успешной и одной из самых лучших. Про каждое фото говорили еще очень долго. В том же году руководство Harper’s Bazaar приняло его на пост главного фотографа модного издания.

В 1995-м фешн-фотограф уже был настолько известен и популярен, что выпустил свою собственную книгу-альбом «Patrick Demarchelier: Photographs» тиражом в 17000 экземпляров. Это был рискованный шаг, так как схожие фотоальбомы выпускают в куда меньшем количестве.

В 1997-м году мир увидела вторая книга «Patrick Demarchelier: Exposing Elegance», а в 1998-м третья – «Patrick Demarchelier: Forms».

Кроме простых снимков, Патрик любил делать фото в стиле ню. Благодаря большому таланту, в 2005-м году 62-летнего фотографа пригласили стать автором календаря Pirelli. Это говорило о настоящем почитании его мастерства. Более того, он настолько хорошо выполнил заказ, что компания продолжила с ни договор еще и на 2008-й год.

За все годы работы он успел поработать с самыми лучшими топ-моделями мира – Жизель Бюндхен, Адрианой Лимой, Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Клаудией Шиффер и прочими.

А среди модных брендов его заказчиками были Cutty Sark, Polo Ralph Lauren, Lancome, Calvin Klein Inc., Chanel, Elizabeth Arden, Armani, Gap, Versace, Revlon, TAG Heuer и Louis Vuitton.

Он известен в широких кругах. Так, например, в июне 2011 года именно Патрик был приглашен в качестве фотографа на свадьбу Альбера II – князя Монако.

На данный момент он достиг почти 70-летнего возраста, но нисколько не собирается на покой. Местом его постоянного проживания стал Нью-Йорк, хотя знание английского так и не стало доскональным. В его голове постоянно рождаются новые идеи и желания, которые Патрик хочет воплотить в жизнь.

Патрик Демаршелье. Это все он

Этот фотограф никогда не стремился к славе, а просто очень много работал и всегда оставался самим собой. В результате сегодня его имя — на вершине фотографического олимпа

На его сайте нет раздела «Об авторе». Нет совсем, не найти ни слова. Зато раздел этот легко заменить популярным веб-поисковиком, который за мгновение выдаст под три миллиона результатов по запросу «Patrick Demarchelier». Все, что есть на лаконичном ресурсе фотографа, — это коллекция его избранных работ: обложки и развороты для крупнейших мировых журналов, рекламная и фэшн-съемка для ведущих мировых компаний, тех брендов, которые сегодня напрямую связаны с понятиями «мода» и «стиль» в их светском прочтении. Имя-бренд самого Патрика Демаршелье давно уже неотделимо от этого мифического мира, сделавшего красоту своим культом, мира, созданного во многом благодаря ему, фотографу.

Внушительную выставку из 120 работ мастера показал этой весной Мультимедиа Арт Музей, Москва (МАММ) в столичном Большом Манеже в рамках восьмого фестиваля «Мода и стиль в фотографии». Называлась она «Dior Couture. Patrick Demarchelier» и представляла результаты совместного проекта легендарного модного дома и соразмерно легендарного фотографа: Демаршелье запечатлел свой взгляд на от-кутюр-модели Dior — начиная от представленных самим Кристианом Диором на первом показе в 1947 году (когда стиль нью-лук разбередил послевоенную Европу своим шиком и женственностью в противовес ограничениям и унисексу Второй мировой), заканчивая коллекцией, подготовленной для модной империи ее новым креативным директором Рафом Симонсом, пришедшем на смену Джону Гальяно в 2012-м. В результате сотрудничества Патрика Демаршелье и Dior в 2011 году вышел массивный 250-страничный том, а также была подготовлена выставка, которая и приехала в Москву. Повидал мартовские сугробы нашей столицы и сам фотограф, который по приглашению Dior прибыл в Россию всего на пару дней, чтобы открыть экспозицию, показаться поклонникам на открытой встрече в МАММ и дать интервью журналистам.

Мое заочное впечатление об этом звездном фотографе как о неприступной и даже надменной личности (после его скрупулезнейших требований к организации интервью, после знакомства с его многочисленными достижениями) было напрочь разрушено реальностью в кафе отеля Ritz-Carlton Tverskaya, где я и задала Демаршелье свои вопросы.

Одет Патрик был совсем по-простому: черная водолазка, удобный повседневный коричневый пиджак, джинсы и спортивные кроссовки известного бренда. Сидел фотограф, удобно откинувшись на спинку дивана, и казался искренне вовлеченным в происходящее. Его взгляд из-под густых бровей завораживал своей глубиной. На вопросы Демаршелье отвечал довольно подробно и эмоционально, порой — поймав мысль на полуслове — даже не дослушав их до конца, тем английским, который может быть только у француза по рождению: бархатным, льющимся, с грассированием и прононсом, временами, признаться, совершенно непонятным.

Читайте также:
Образы Грейс Келли и модные тенденции

Вечером того же дня на первом этаже здания МАММ на Остоженке импровизированный «партер» из сотен стульев, заготовленный организаторами, был заполнен еще за полчаса до начала встречи с фотографом. А к 19 часам всю «галерку», да и вообще любые пригодные для наблюдения места, включая лестницу, покрыла толпа настолько же плотно, насколько делала это на заре эры Dior.

Патрик был скромен и лаконичен. Совсем не шоумен, он спокойно и невозмутимо восседал за столом, где на ноутбуке пролистывал свои избранные работы, которые, в свою очередь, появлялись на большом экране. Красок встрече добавляла Ольга Свиблова, директор МАММ, которая с обширными дополнениями переводила скупые комментарии фотографа. Огромная аудитория забросала гостя вопросами основательно, и мое впечатление о нем обогатилось.

Патрик Демаршелье — это прежде всего любовь: неподдельная любовь к делу своей жизни, профессии. О своей работе в фотографии он рассказывает с воодушевлением и блеском в глазах. И прошедшие десятилетия — а в этой индустрии Демаршелье с 60-х годов — похоже, на его горение не повлияли никак: о профессиональной усталости не может быть и речи, напротив, Патрик стремится создавать все больше и больше. «Мне нравится работать, я делаю это все время», — признается он и удивляется, зачем вообще нужны отпуска и выходные, когда каждая съемка доставляет такое удовольствие, — отдыхать просто не от чего. «Фотография прекрасна тем, что каждый новый день отличается от предыдущего, ничто не повторяется. Это фантастика, это очень интересно! От этого никогда не устаешь», — говорит Демаршелье. Он даже не может выделить съемку, которая запомнилась ему больше всего, потому что для него именно такая происходит «каждый день». «Нужно делать то, что приносит тебе радость, — уверен фотограф. — Когда ты занимаешься любимым делом, кажется, что вся жизнь и есть постоянные каникулы».

Необходимости отделять свое частное, личное пространство от общественного, связанного с профессией и публичностью, Демаршелье не видит. Его жена Миа в прошлом фотомодель, а один из сыновей (всего детей трое) сегодня также фотограф, поэтому фотография для Патрика — неотделимая часть его жизни во всех ее аспектах. Даже на вопрос, кем бы он захотел стать, если бы не был тем, кем является, Демаршелье без размышлений отвечает, что стал бы. фотографом, но дикой природы. «Мне нравится wildlife — эта фотография прекрасна», — делится он и увлеченно рассказывает, как однажды на севере Индии встретил фотографа, работающего на National Geographic. Тот провел в горах в палатке при очень низкой температуре целых три месяца, чтобы просто запечатлеть белого леопарда, и был счастлив, когда это произошло.

Патрик Демаршелье — это опыт. Удивительно, но факт: у него нет профессионального образования фотографа, как, впрочем, и какого-либо другого. Родом из Нормандии, он начинал работать печатником и ретушером в фотомастерской в Париже, а затем шаг за шагом подошел и к съемке для журналов — сначала в родной стране, а затем и в США, куда (в Нью-Йорк) перебрался в 1979 году. Именно там его заметил художественный директор Conde Nast Александр Либерман, знаковая персона в мире глянца, и пригласил работать в американский Vogue. Патрику тогда было около 30 лет. «В Vogue я понял: надо делать не то, о чем тебя просят, а то, что тебе нравится», — делится Демаршелье.

На мой вопрос, какие профессиональные качества наиболее важны для фотографа, он ответил: во-первых, «хорошие глаза», т.е. умение видеть кадр. Во-вторых, чувство и понимание света, т.к. он в фотографии играет наиважнейшую роль. Но самое главное — это опыт. «Ты учишься, практикуя», — уверен Демаршелье и призывает молодых фотографов не проводить ни дня без съемки, даже если это и обычная фотография «для себя». «Много практикуя, ты найдешь направление, в котором тебе нравится работать, и это будет твой собственный путь», — делится фотограф. Главным учителем самого Демаршелье, по его признанию, выступает съемочная площадка. «Ты учишься от всего, каждый день приносит что-то новое. Каждая съемка — это новый вызов, новый опыт. И сейчас ты лучше как фотограф, чем был год назад. Ты постоянно растешь», — считает он и каких-то специальных книг для своего профессионального роста не читает, т.к. «все идет из жизни».

Читайте также:
Фотограф Хельмут Ньютон (Helmut Newton)

«Каковы для вас критерии хорошей фотографии?» — поинтересовалась я. «В ней должен быть передан какой-то особенный момент, в ней должно что-то происходить, — ответил Патрик. — Этот момент может выражаться, например, в движении глаз модели или в ее положении. Это позволяет забыть о камере».

«Мне интересны ситуации», — говорит Демаршелье, и, наверное, поэтому ему не особенно нравится снимать показы на подиуме. Журнальные фотосессии — совсем другое дело. Но и здесь опыт и любовь к фотографии подталкивают Патрика продолжать эксперименты и вне официальных временных рамок этих сессий, обогащая свое портфолио кадрами, сделанными до или после основной съемки.

Назвать что-то особенное, что его вдохновляет, Патрик Демаршелье не может. «Когда я делаю фотографии, трудно сказать, что конкретно меня вдохновляет. Это может быть что угодно. Ты ловишь в себе отзвуки своих впечатлений, нередко это фотографии других авторов, — рассказал Патрик на встрече в МАММ и, глядя на зрителей, заметил: — Например, эти девушки передо мной красиво сидят». «Я могу вдохновляться работами другого автора, но мне никогда не хотелось их себе присвоить, — продолжал фотограф. — Мне как раз нравится, что разные люди по-разному себя выражают. Я умею восхищаться чужой работой, и мне никогда не приходилось сожалеть, почему ее сделал не я. У фотографов очень много путей для творчества, своего взгляда хватает всегда». При этом Патрик заметил, что «особенно начинающим не нужно бояться быть на кого-то похожими. Потом, когда ты станешь большим фотографом, у тебя все равно появится твой собственный почерк и твое собственное видение. Но начинать без культуры глаза очень трудно». «Найти себя — это важнее, чем быть на кого-то похожим», — заключил он.

Патрик Демаршелье — это универсальность. «Ты должен быть открыт для съемки разного рода, чтобы не замкнуться на одном пути», — поделился он во время интервью. Патрик уверяет, что, если будет нужно, с легкостью согласится поработать с самыми неоднозначными формами фотографии. Пленка или цифра для него — не важно, и назвать свою любимую камеру или объектив Демаршелье тоже не может. Обычно он активно работает с пятью-шестью аппаратами, и в его арсенале во время съемки может быть два десятка объективов. Хотя Патрик все-таки признался, что любит работать зумом, т.к. это дает свободу на площадке. Техника для него вторична, он не фетишист и уверен, что «главная камера — это глаз». По мнению фотографа, в основе всего лежит креативность, а то, каким способом она реализуется, не важно. Сегодня Демаршелье больше работает с цифрой, но только потому, что ее оперативность оптимальна для съемки заказов — результат виден здесь и сейчас. Пленку же он считает более пригодной для личных проектов. Предпочтение черно-белой или цветной фотографии Патрик не отдает: выбирает ту, которая отвечает конкретной ситуации наилучшим образом. Любимые приемы съемки тоже не выделяет, т.к. в каждом случае работает по-разному: «У меня нет секретов. Я обычно прихожу утром в студию, смотрю на свет и мгновенно решаю, что буду делать». Особых предпочтений Демаршелье не отдает и моделям: «Мне безразличен возраст модели. Главное, чтобы она была выразительна». И даже назвать лучшую для себя модель он не смог. Хотя заметил, что ему очень нравится работать с Сашей Пивоваровой.

Пожалуй, из универсальности вытекает и склонность Патрика к контрастам. «Я люблю контрасты, люблю работать в контрастных условиях», — говорит он. Все это нашло отражение и на страницах альбома «Dion Couture». «Я люблю смешивать вещи, — рассказывает фотограф в документальном фильме, который сопровождал московскую выставку. — Вы это видели в книге, она очень разнообразная. Здесь и студия, и то, что за кулисами, фото с показов, фото, сделанные в Нью-Йорке на улице, фото, сделанные в моей нью-йоркской студии, в парижских студиях Dion. Все очень смешано. Так, как я люблю. Я точно не люблю скуку. Мне нравится, когда на каждой странице раскрывается новая вселенная».

Патрик Демаршелье — это уважение. Он признает, что каждая модель для него — индивидуальность. Кроме того, уважение фотографа распространяется и на его команду, он подчеркивает значимость каждого вовлеченного в процесс съемки человека. «Когда мы говорим о фотографии моды и стиля, команда — это очень важно. Это работа коллективная, — говорит он. — Идеи во время съемки приходят от всех. Нужно иметь открытые глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать. Потому что иногда идею может придумать стилист, иногда — визажист, иногда — ассистент, а иногда — осветитель. Ты должен ловить волну, слушать всех, идеи приходят в тот момент, когда ситуация складывается, и придумывает каждый член команды».

Читайте также:
Гламурный кот - любит фотографироваться в одежде

Патрик Демаршелье — это естественность. «Мне нравится, когда девушки выражают себя сами, я позволяю им это делать. Когда ты расслаблен и хорошо себя чувствуешь, то выражаешь себя лучше, чем нервничая. Поэтому важно, чтобы модели было комфортно», — говорит он. И добавляет: «Когда модель облачается в прекрасные одежды, ты не должен говорить ей, как себя держать, где должны быть ее руки. Девушка начинает двигаться в соответствии с тем нарядом, который примеряет, и получаются фантастические движения, абсолютно естественные для человека в таком чудесном наряде. Я не очень люблю управлять людьми, говорить, как им действовать, я люблю поймать момент, когда люди сами начинают себя проявлять». «Мне нравится работать в движении и когда происходит что-то спонтанное, — рассказывает он уже в фильме. — Самыми красивыми фото часто оказываются те, которые были сделаны в первые пять минут. Независимо, модели это или актрисы. Думаю, это забавно. Пока она (героиня съемки. — Прим. ред.) не понимает, что нужно изображать, она выглядит естественно и непосредственно. Я прежде всего отмечаю это, прежде чем приступить к работе. Потом часто не получается сделать лучше».

Демаршелье поражает природная женская грация, и он стремится передать ее в своем творчестве: «Я люблю это природное чувство движения, которое есть у женщин, и когда понимаешь, что шик проявляется не от того, что ты это поставил, а потому, что это естественно для модели». Наверное, благодаря этому его модели, в какой бы съемке они ни участвовали, выглядят так живо и натурально. Особенно привлекает фотографа работа с балеринами, в пластике которых любимая им грация находит свое максимальное воплощение. Так, в 2012 году Демаршелье создал известный проект с Дианой Вишневой. Съемка проходила в нью-йоркской студии фотографа, где он постарался создать для российской балерины все условия, чтобы она смогла выразить себя в движении.

«Красота — это не только прекрасные модели и прекрасные платья. Красота — вокруг нас», — говорит нам Патрик Демаршелье и естественно и непринужденно несет красоту в мир, делая его лучше.

Оливье Рустен и Дженнер Кендалл

___ реклама ___

Биография и карьера

Оливье Рустен родился 13 сентября 1985 года на юго-западе Франции в городе Бордо. Настоящие родители Оливье неизвестны. Однако через год после рождения, его усыновили. Сам модельер позже узнал, что его настоящая мама была сомалийкой, а отец уроженцем Эфиопии.

Его приемные родители являются коренными французами, которые с детства привили юному Оливье любовь к математике и геометрии. Несмотря на стремления родителей, сделать из него ученого, он после получения школьного образования уехал в Париж, где поступил в частный колледж модных искусств ESMOD, намериваясь стать модельером.

___ реклама ___

Отучившись в колледже полтора года и пройдя стажировку в Италии, Оливье Рустен бросил учебу, аргументируя это тем, что преподаватели не дают своим ученикам креативной свободы. Несмотря на неудачу в обучении, Оливье смог найти работу и устроился модельером в итальянскую компанию «Roberto Cavalli».

В этом итальянском Доме Высокой моды Оливье Рустен проработал пять лет и зарекомендовал себя как наилучший креативны модельер женской одежды, за что был повышен до руководителя отдела.

В 2009 году молодого и перспективного дизайнера переманил к себе французский Дом моды «Balmain», которому требовался художественный руководитель женской линии одежды, хорошо знающий французский. Весной 2011 года, Оливье был назначен на пост креативного директора «Бальман».

___ реклама ___

По мнению специалистов в области моды, Рустен внес новое дыхание в коллекции «Balmain», совмещая классический французский шик в духе Коко Шанель и современные африканские мотивы, так популярные сейчас в Европе.

Заслугой Оливье Рустена на посту креативного директора «Бальман», является создание оригинальных мужских коллекций, впитавших в себя современный нонконформизм и лондонский консерватизм, завернутый в обертку клошар делюкс Карла Лагерфельда.

Читайте также:
Школьная форма Царской России для девочек

Однако его коллекции понравились не всем. Несмотря на открытие дополнительных магазинов в Лондоне и Нью-Йорке и увеличение прибыли на 20%, Оливье Рустен подвергся критике, которая сводилась только к одному, — он не должен диктовать мужскую моду во Франции, так как является геем.

Несмотря на критику, сейчас Оливье Рустен является одним из ведущих модельеров мира, представляя Бальман на многочисленных площадках мировой Недели моды, а его одежду носят многие звезды мирового шоу-бизнеса.

___ реклама ___

Личная жизнь

Романтические отношения Оливье Рустена по прежнему покрыты завесой тайны. Еще в 2015 году, французский модельер заявил в интервью британской версии журнала «Vogue», что он является геем.

По словам самого дизайнера, свою ориентацию он понял после того, как посетил со своей бабушкой оперный театр. Однако большую часть времени Оливье предпочитает проводить в обществе женщин.

Я нахожу женщин действительно вдохновляющими, и вокруг меня всегда их много, но в то же время я люблю проводить время в одиночестве.

рассказывает Оливье Рустен в интервью Vogue

Своими ближайшими подругами Оливье Рустен считает супермоделей Кендалл Дженнер и Кару Делевинь.

___ реклама ___

Оливье Рустен и Кара Делевинь

Несмотря на статус гея, популярному модельеру начали приписывать роман с супермоделью и актрисой Карой Делевинь. Еще в 2019 году, Оливье и Кара отметились в рекламной компании Бальман в абсолютно обнаженном виде, а сам французский кутюрье называет Кару своей музой.

Ты самая удивительная девушка, которую я встречал за всю свою карьеру. Ты так много смеешься, и у тебя столько эмоций, элегантности, преданности и уважения. Это примеры того, чему многим людям в этой индустрии следует научиться. Я горжусь называть тебя своей музой, я горжусь называть тебя своим другом, я горжусь нашими воспоминаниями и горжусь всем, чего мы достигли!

обратился Оливье к Каре Делевинь в своем Инстаграм

___ реклама ___

Оливье Рустен и фильм «Чудо Мальчик»

В 2021 году французский режиссер Анисса Боннфон, сняла документальный фильм «Чудо Мальчик», в котором рассказывается о сложной судьбе и взлете карьеры Оливье Рустена.

Анисса представила глубокий личный портрет французской модельера, пронизанный драматическими переживаниями его юных лет, а также яркими моментами его биографии в мире Высокой моды. Документальный фильм вышел летом 2021 года на платформе «Netflix» и кроме Оливье, в нем снялись также его приемная бабушка и дедушка.

МнениеОт Кары до Джиджи:
Новая эра супермоделей

Как социальные сети дали проявить личность тем, от кого раньше требовалась лишь внешность

  • 29 декабря 2015
  • 51043
  • 26

Текст: Настя Полетаева

«Линда, Наоми, Кристи — они были кинозвездами; они были знаменитостями; они были супергламурными; они, вы знаете, создавали мечты», — рассказывает Камилла Никерсон, ответственный редактор американского Vogue. Ей, как и многим бывалым редакторам больших журналов, удалось поработать со всей плеядой супермоделей: Кейт и Клаудией, Синди, Жизель и Миллой и, конечно, Линдой, Наоми и Кристи. Они жили как рок-звёзды, выглядели как «еще более лучшие» версии голливудских див и получали гонорары с многими нулями, тусовались с самыми талантливыми и знаменитыми и откровенно наслаждались жизнью.

Главное их достоинство было в том, что эти девушки нравились всем: и Александру Маккуину, и Джорджу Майклу, и условным девочкам-подросткам, которые завешивали свои комнаты вырванными страницами из журналов. Это и правда было явление, невозможное без приставки «супер». Многие из них до сих пор активно работают, пользуясь в моделинге статусом небожительниц, но мир не замер, когда кончились девяностые. Индустрия моды развивается в таком темпе, что голова идет кругом, и, вроде бы, институт суперзвезд ушел в прошлое, раздробившись на тысячи разных с меньшими амбициями. Но нет, новые супермодели ве же появились — и они действительно новые.

2015 год, январь. «Мне очень повезло жить и работать моделью в эпоху социальных сетей. Раньше модели были просто лицами, а социальные медиа дали нам возможность иметь не только лицо, но и голос», — рассказывала Джиджи Хадид в интервью Vogue чуть меньше года назад. За прошедшие с тех пор несколько месяцев из восходящей звезды модельного бизнеса она превратилась в модель года по версии читателей Models.com, главную звезду любимых ею социальных медиа (по версии жюри Models.com), модель Victoria’s Secret, лицо Tommy Hilfiger, Max Mara, Versace, Balmain и Topshop и героиню обложек британского и итальянского Vogue.

Читайте также:
Fashion иллюстрация - история, упадок и возрождение

Количество ее подписчиков в Instagram выросло с 1,6 миллиона до 10 миллионов, а еще Джиджи снялась в клипе на трек Келвина Харриса и Disciples «How Deep Is Your Love» (300 миллионов просмотров) и в клипе Тейлор Свифт на песню «Bad Blood» (678 миллионов просмотров). Меньше. Чем. За. Год. Здесь глупо сравнивать декады, как в случае с супермоделями, потому что в 2005 году Джиджи было, в общем, десять.

Такие масштабы и темпы, как у Джиджи и ее подруги Кендалл Дженнер, вызывают ряд вопросов. Основные: как и почему? То есть год назад, когда мы (да и не только мы) признали, что Кендалл — главная модель 2014-го, ее успех можно было объяснить популярностью ее семьи и эффектом новизны. Теперь нельзя. Год назад у Дженнер было 16 миллионов подписчиков в Instagram и большой косметический контракт с Estée Lauder, а в этом — 44 миллиона подписчиков, контракты с Fendi и Balmain и одна из четырех юбилейных обложек Vogue Paris. На трех других, кстати, Жизель Бундхен, Кристи Терлингтон и Кейт Мосс — серьезное соседство для «начинающей».

Социальные медиа дали моделям возможность иметь не только лицо, но и голос

Каждый, кто хоть искоса наблюдал за геометрической прогрессией успеха двух подруг, мог заметитить, что редакторы, стилисты и дизайнеры всё чаще робко используют применительно к ним подзабытое слово «supermodels» — а бренды не стесняются отыгрывать аллюзии на супермоделей и съемки прошлого. А робко они это делают потому, что до сих пор не ясно, как обозначить место подобных игроков в индустрии. Они выглядят как модели, знамениты как селебрити, живут как богатые наследницы (коими и являются) и занимаются своими социальными сетями с тщательностью, которой позавидуют топ-блогеры, при этом их карьера не насчитывает и двух лет. Что это такое тогда?

Главное, что от этих девушек уже нельзя отмахнуться со словами: «Блин, да сколько уже можно». Да, они буквально везде, но, как показало время и пример первопроходицы этой волны Кары Делевинь, это не погрешность индустрии, а только начало совсем новой эпохи, которая меняет модельный бизнес. На смену гипервостребованной девушке с бровями пришла Кендалл, которую вот-вот подвинет ее же подруга Джиджи, а за ними уже подрастают новые соцмедийные гиганты — неправдоподобно красивая модельная семья Смит: Лаки Блю, Дейзи Клементина, Пайпер Америка и Старли Шайенн.

Да, никто из новых звезд не выдерживает сравнения с Кейт и Наоми — как минимум потому, что для этого надо провести под софитами куда больше лет, а как максимум — потому что правила изменились. Сожалеть об этом — всё равно что обвинять цифровые камеры в убийстве кинопленки. Потому что какой бы короткой ни была слава этих современных героинь (а ее длительность предсказать мы пока не можем), у Кендалл и Джиджи уже сейчас есть то, чего «настоящие» супермодели добивались годами. В общем-то, у них есть даже больше.

Во-первых, Джиджи не лукавила, когда говорила, что любит соцсети за возможность высказаться. Новые модели не молчат — несколько месяцев назад Хадид оказалась объектом насмешек, вызванных ее якобы немодельными параметрами, и ответила на это открытым письмом феминистского толка. Кара Делевинь не скрывала своей бисексуальности и отношений с певицей St. Vincent. Кендалл, как и вся ее семья, активно поддерживала Кейтлин Дженнер на протяжении всего процесса коррекции биологического пола, а Лаки Блю Смит регулярно появляется в ТВ-шоу и делится с подписчиками своими экзистенциальными размышлениями.

Селфи Кендалл, Кары и Джиджи продают коллекции лучше, чем съемки и показы

На выхлопе — одни плюсы: новые герои положительно влияют на поклонников и обеспечивают себе пару тысяч новых упоминаний в ключевых СМИ. Ведь что мы знали о личностях первых супермоделей? Кроме тщательно отредактированных интервью в глянце, светских хроник и случайных снимков папарацци поклонники не получали практически никакой информации, которая позволяла бы судить о жизни, взглядах и убеждениях звезд моделинга — а тут готовая социальная позиция из первых рук.

Во-вторых, Кендалл, Джиджи и Кара — медийные монополисты. Помните знаменитую фразу, которую приписывают Евангелисте? «Меньше чем за десять тысяч долларов я даже с кровати не встану». Да за десять тысяч долларов social media models не согласятся даже постоять рядом с вашим проектом. По данным CR Fashion Book, модели первого эшелона — как раз Хадид, Дженнер и Делевинь — получают от 125 до 300 тысяч долларов за один пост в Instagram. Любимицы топовых фотографов и «ангелы» Victoria’s Secret Карли Клосс, Миранда Керр и Бехати Принслу оказались моделями второго эшелона — «всего» 25–50 тысяч долларов за фото в соцсети.

Читайте также:
Роскошная вышивка барджелло с 3D эффектом

В контрактах новых звезд количество и характер Instagram-снимков прописаны наряду с условиями участия в показе или съемке, потому что их селфи продают коллекции лучше, чем съемки и показы. Оливье Рустен не просто так выбрал именно Кендалл главным лицом коллаборации Balmain x H&M: суммарное количество подписчиков девушки составляет 65 миллионов человек. Вряд ли вы забыли, что из этого сотрудничества получилось, — грамотная маркетинговая стратегия не только моментально продала все вещи из капсульной коллекции, но и стала причиной настоящего шопинг-безумия.

И в-третьих, за новыми сверхпопулярными моделями стоит тщательный, выверенный, вот буквально стерильный менеджмент, за который отвечают, как правило, их влиятельные родители. Мама и папа Смиты лично отвезли на кастинги каждого из четырех детей, как только у тех сменились молочные зубы. Мама Джиджи Хадид, звезда реалити-шоу, бывшая манекенщица и экс-жена строительного магната, впервые отвела дочку на съемочную площадку Guess, когда той было два. Мама Кендалл, Крис, спродюсировала всю свою семью Кардашьян-Дженнер. Мама Кары — персональный стилист сети магазинов Selfridges, дедушка — британский чиновник, а старшая сестра — модель Поппи Делевинь. Сами по себе эти факты из биографий не гарантируют даже средней модельной карьеры, но говорят о прицельном планировании будущей славы. Это не истории в духе «шёл-шёл скаут Elite Modeling — и нашел в McDonald’s Жизель Бундхен».

Просто середина нулевых, когда начали появляться модные блоги и все радостно заговорили, насколько доступнее стала индустрия, была хорошим, но лицемерным периодом. Такой крупный и жесткий бизнес не может быть гостеприимным. Девушки вроде Джиджи приятные и открытые, но их карьера невозможна для простой красивой девочки из пригорода: у нее не будет жизни, о которой смогут мечтать поклонницы, не будет знаменитых богатых подруг и родителей, которые знают, кому позвонить. И, соответственно, эта девочка не сможет обеспечивать прямые продажи такого объема, даже если она будет суперклёвой. Потому что пока разговоры о разумном потреблении — это всего лишь разговоры: бренды в год выпускают по восемь коллекций, шлепнутый на ведро картошки логотип Dolce & Gabbana заставляет всех охотиться за ним на eBay.

Глупо было бы при всём при этом предрекать закат карьеры «обычных» моделей. Для дизайнеров и стилистов по-прежнему важна общая концепция, а не популярность отдельных девушек. Кроме того, всемирная слава Кендалл, Джиджи и прочих выходит им немного боком: девушки выглядят слишком «народно», они слишком понятные и милые, в их образах нет глубины, поэтому для представления интеллектуальных марок они не подходят — средней взрослой покупательнице Céline или Hermès нет дела до перипетий семейства Кардашьян. И здесь для брендов важно не упустить момент.

Пять лет назад никому бы и в голову не пришло, что Рианна будет представлять Dior, а Селена Гомес станет посланницей Louis Vuitton. Решения PR-департаментов марок с большой историей выбирать в амбассадоры поп-звезд до сих пор многим кажутся спорными и как минимум обозначают, что деление на высокую и низкую культуру устаревает на глазах. Но поколение YouTube и Instagram становится старше, скоро эти девочки и мальчики достигнут пика платежеспособности, и тогда выиграют те, кто смог найти компромисс между ДНК марки и эффективными способами привлечения молодых клиентов посредством новых меганьюсмейкеров.

В этом смысле Кендалл Дженнер и Джиджи Хадид как раз компромисс. Может, пока не универсальный, но это не значит, что в ближайшее время не появится подходящего и для более интеллектуальных брендов ньюсмейкера хотя бы примерно такого же масштаба. А к вопросу о том, можно ли считать этих девушек супермоделями, — ну какая разница? Они точно модели и точно супер — их портфолио и востребованность говорят за себя красноречивее любых текстов.

фотографии: IMG Models, Calvin Klein, Marc Jacobs, Versace

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: