Жизель Бюндхен неудачные фото

Топ-модель Жизель Бюндхен рассказала, как плакала 20 лет назад, когда ее заставили пройти по подиуму голой

На днях состоялась презентация книги известной модели Жизель Бюндхен. В ней она рассказывает о начале своей карьеры и о фактах, которые модельеры предпочитают скрывать.

Особое внимание Жизель уделила случаю, который чуть было не заставил ее навсегда уйти с подиума. В 1998 году во время показа Александра Маккуина девушке не дали топик к юбке, его просто нарисовали на голой груди. В результате, модель прошлась по подиуму практически топлесс, проплакав перед этим в гримерке.

Мемуары модели носят название «Уроки: мой путь к осознанной жизни». В ней мать двоих детей вспоминает о своем прошлом, философствует и рассказывает всю правду о модельном бизнесе, который «прожевал ее».

В частности, она уделяет особое внимание событиям во время показа Александра Маккуина весна/лето в 1998 году, который стал для нее первым дефиле международного уровня.

Это была довольно откровенная и претенциозная коллекция одежды, в которой было много элементов с эротическим подтекстом.

Девушка вспоминает, никто особо не готовил ее к выходу на подиум: костюмер просто принес три комплекта одежды, а визажист нанес густой мэйк-ап, после чего ее просто вытолкнули на сцену.

По задумке модельера, 18-летняя Жизель должна была пройти по подиуму «без верха». Весь ее наряд состоял из юбки и перевязи.

В тот момент, когда Маккуин выбрал Жизель среди множества других претенденток, она была неимоверно рада. Но не смогла заставить себя выйти на публику обнаженной.

Она плакала и просила отменить ее выступление, но модельер был неумолим. На фото видны дорожки от слез на лице девушки.

Жизель вспоминает тот момент с грустью, отмечая, как разочаровалась тогда в модельном бизнесе.

В помещении с подиумом было довольно темно, поэтому никто не заметил подвоха. А искусственный дождь, который дополнял антураж показа, помог скрыть следы потекшего макияжа.

Интересный факт, именно показ Александра Маккуина 1998 года стал началом взлета профессиональной карьеры Жизель, бразильской модели, которая в ту пору даже по-английски говорила не особенно хорошо.

Провокационный лук модели произвел настоящий фурор. Совершенство формы, целостность образа – критики высоко оценили достоинства юной Жизель.

Также следует отметить, что с того момента body-art на подиуме использовали довольно часто, в том числе и всемирно известные модельеры.

В книге Жизель много откровений о личной жизни, в том числе и про ситуацию с ее супругом Томом Брэди. Напомним, он оказался в центре скандала, когда выяснилось, что он завел ребенка со своей бывшей во время брака с Жизель.

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

К 41-летию Жизель Бундхен: о пластике, страхах и личном в жизни модели

20 июля одной из самых успешных моделей в мире и экс-ангелу Victoria’s Secret Жизель Бундхен исполнился 41 год.

Ко дню рождения всемирно известной модели бразильского происхождения, бывшего “ангела” Victoria’s Secret, супруги футболиста Тома Брэди и матери двоих детей Жизель Бундхен вспоминаем интересные факты из ее жизни, о которых она рассказывала на страницах собственной автобиографии, вышедшей в 2019 году.

О первом показе

“Я переехала в Сан-Паулу, чтобы начать карьеру модели. Мне было четырнадцать лет. Как вы можете представить, переезд из маленького городка всего с 17 000 жителей в крупнейший город Бразилии был серьезной переменой. После того как я проработала несколько месяцев в Сан-Паулу, агентство отправило меня в Токио (Япония), где я прожила три месяца, снимаясь для каталога. Мой первый большой прорыв произошел несколько лет спустя в Лондоне, когда дизайнер Александр Маккуин выбрал меня для показа своей коллекции прет-а-порте. Я была в ужасе. Мне пришлось выйти на подиум без рубашки, белый топ был нарисован в последнюю минуту стилистом-визажистом. С потолка лил искусственный дождь. После шоу Александра Маккуина я получила прозвище “Тело”, которое надолго прилипло ко мне”.

Читайте также:
Наталья Водянова: фото

О трудностях работы моделью

“Высота каблуков, на которых модели вышагивают по подиуму, 18–20 см, и ходить в таких туфлях — это настоящее испытание. Готова держать пари, что у каждой модели есть проблема со спиной. У меня она точно есть. Помимо хронического вывиха плеча у меня сколиоз и серьезные проблемы с коленями”.

О фирменной походке

“Моя манера со временем получила прозвище “лошадиная походка”. Я высоко поднимала колено и выбрасывала ступню вперед, что в общем и целом создавало впечатление гарцующей кобылы. Но правда заключалась в том, что у меня не было выбора. Размер ноги у меня 38,5, рост — 180 см. На моделях обычно туфли с высоченными каблуками, что в моем случае делает практически невозможным держать ноги прямыми. Представьте, что вы моего роста и балансируете на крошечных ступнях внутри обуви на очень высоких каблуках. Вы поймете, что моя лошадиная походка была всего лишь способом удержаться на ногах”.

Жизель Бундхен c детьми

О мыслях свести счеты с жизнью

“Панические атаки — так называли мое состояние врачи — продолжались уже почти полгода.… Посреди сеанса массажа, я поняла, что больше не могу там находиться. Я не могла продышаться. Под каким-то предлогом я встала, завернулась в полотенце и вышла на террасу. Это был прекрасный вечер. Вдали переливалась вода, мерцали огни, там было столько воздуха, сколько мне требовалось, но я все никак не могла отдышаться. Казалось, все в моей жизни было готово убить меня. Сначала самолеты, потом лифты, потом студии фотографов и автомобили. И вот пришла очередь моей собственной квартиры. Все воспринималось как клетка, а я была животным, запертым в ней, жадно хватавшим ртом воздух. Я не видела выхода, не могла вынести еще один день подобных ощущений. Мне в голову пришла мысль: “Может быть, мне станет легче, если я сейчас возьму и прыгну. Все закончится. Вот оно, решение. Я могу выбраться из всего этого”.

Об отношениях с сестрой-близнецом

“Раньше я всегда гадала: “Где начинаюсь я, а где Пати? Она и я это две части одного и того же человека или совершенно разные люди?” Если у тебя есть сестра- близнец, это все равно что ты растешь с персональным термометром. Для меня это стало очевидно, когда в десять лет Пати слегла с двусторонним воспалением легких, и врачи не были уверены, что она выживет. Я была в ужасе. Мысль о том, что Пати оказалась на пороге смерти, была настолько пугающей, что я не могла до конца осознать ее”.

Жизель Бундхен и Том Брэди

О муже

“Мы дополняем друг друга. Наши жизненные ценности похожи. Мы оба дисциплинированны и в повседневной жизни, и в наших привычках. Мы оба приверженцы здорового образа жизни и правильного питания (хотя я ем печенье, если мне хочется, а Том обычно этого не делает). Мой муж рациональный человек с аналитическим складом ума, он немногословен. Я эмоциональная, полагаюсь на интуицию, многословна и переменчива. Я многому научилась у Тома”.

О неудачной пластике

“Я решила довериться хирургу, уверенная в том, что он знает, как для меня лучше. Но, поверьте мне, я поняла, что никто не знает лучше, чем вы, что лучше для вас. После операции я не узнала свое тело. Мне стало некомфортно с грудью нового размера. Я была рассержена и расстроена. Почему я сделала это с собой? Я сделала это, чтобы угодить другим”. По материалам издания “Lessons. Мой путь к жизни, которая имеет значение”

Читайте также:
Фрея Беха: фото

Жизель Бюндхен: «Я курила, пила, плохо питалась, мало спала и жила на чемоданах»

Когда я думаю о себе двадцатилетней, обязательно вспоминаю, как чувствовала такую беспомощность, что спрашивала себя, хочу ли я жить.

Мне было двадцать три года, я была успешной в том, чем занималась, и работала 350 дней в году. Моя жизнь состояла из перелетов в разные страны и работы в студиях по всему миру. Я редко распаковывала чемоданы: просто меняла грязные вещи на чистые, снова садилась в самолет, потом возвращалась.

Все повторялось два дня спустя, потом еще через три дня. Я начинала утро с кофе мокко — пила фраппучино со взбитыми сливками и закуривала первую сигарету из пачки, которую приканчивала за день. Что касается еды, то в те времена я вообще не думала о том, какие продукты употребляю. Подростком, работая в Японии, я научилась есть быстро и на бегу. Вечером, возвращаясь в свою нью-йоркскую квартиру, я вешала на вешалку плащ и наливала себе бокал вина. Но один бокал не спасал, я все еще чувствовала себя слишком взвинченной после всего того кофе и никотина, которые попали в меня за день. Мне требовалось нечто большее, чтобы расслабиться. Что могло быть более естественным, чем допить начатую бутылку, пока я читала книгу или отвечала на телефонные звонки? Я была трудоголиком. В те дни в моем образе жизни не было ничего здорового.

Я жила на скорости 100 миль в час, курила, пила, плохо питалась, мало спала и жила на чемоданах.

Жизнь была такой интенсивной! Это был постоянный транзит: я либо летела куда-то, либо откуда-то возвращалась. Поэтому я никогда не чувствовала себя дома и не задумывалась о своей жизни. И, как и многие другие люди в этом возрасте, я чувствовала себя неразрушимой.

Жизель Бюндхен, 2000 год

Не подозревая о том, что я белка в колесе, я не понимала и того, что полагалась на стимуляторы и успокоительное, чтобы продержаться целый день. Кофе «заводил» меня по утрам. Сигареты отмечали долгие часы работы и позволяли мне ненадолго остаться одной — без стилистов, парикмахеров, визажистов, — и никто ко мне не прикасался. Стейки, бургеры, картошка фри, паста, пицца, сладости и все что угодно, только бы сохранить энергию. Красное вино, чтобы расслабиться и заснуть.

Я впервые попробовала алкоголь в девятнадцать лет, но перед показами шампанское всегда было доступно. Очень немногие дизайнеры обеспечивали моделей едой, поэтому

каждый раз, увидев еду за кулисами, я наполняла ею сумочку. Через некоторое время это стало моей «фишкой»: я раздавала другим моделям то, что сумела прихватить с собой — сэндвичи, крекеры, сладости. Я знала, что они, как и я, галопом носились весь день с одного показа на другой, забыв поесть. Как я уже сказала, в то время я жила на бегу. В сезон показов для меня было нормой встать в пять утра и отправиться спать в час или два ночи: я уже упоминала о том, что после показа мне приходилось отправляться на примерку для показов следующих дней. Если я была задействована на всем «маршруте» — в то время он включал в себя Лондон, Милан, Париж и Нью-Йорк, — то это был марафон, длившийся месяц. К концу я обязательно заболевала, но, не желая никого разочаровывать, продолжала работать. Однажды я едва не потеряла сознание на подиуме, а в другой раз мне пришлось улететь домой за несколько дней до окончания сезона.

Читайте также:
Fashion иллюстрация - история, упадок и возрождение

Оглядываясь назад, я теперь вижу, что, пребывая в крайнем оцепенении, не понимала происходящего и буквально убивала себя. Я травила свое тело с момента пробуждения утром до той минуты, пока не падала в постель ночью. Я сама создавала ситуацию, способствовавшую появлению проблем с тревожностью. Когда вам девятнадцать, обычно вы имеете силы работать 350 дней в году. Но к тому моменту, когда вам стукнет двадцать три, а вы уже несколько лет перерабатываете, ваше тело, мозг и душа начинают разрушаться. Я изо всех сил пыталась справиться с реальностями моей жизни.

Жизель Бюндхен с мужем Томом Брэди на Met Gala, 2019

Произошедшее застало меня врасплох, учитывая все то, чего я насмотрелась за эти годы в профессии, и все ловушки, которых мне не удалось избежать. Когда я уехала из дома

в четырнадцать, я была еще слишком молода, и это очевидно. Но по какой-то причине я чувствовала себя взрослой и способной справиться с серьезными вызовами в новом мире. Почему-то я всегда чувствовала себя защищенной. Но я знала, что любое принятое мной решение действует на меня непосредственно. Я больше не могла полагаться на родителей. Я работала по всему миру, а папа с мамой оставались в Оризонтине. Как мать двоих детей, я теперь могу только представить тревогу, которую испытывали мои родители. Я не уверена, что они вообще отпустили бы меня, если бы знали, какой сумасшедший мир ждет меня за пределами нашего маленького городка.

Казалось, слишком многие молодые модели жили в аду, который они сами бессознательно себе создавали. Девушки моего возраста без должного контроля веселились в клубах. Принимали наркотики, отправлялись в сомнительные места. Я легко могла стать одной из них: еще одна модель, выпивающая две бесплатные порции алкоголя и покупающая таблетку экстази у парня, стоявшего возле ночного клуба. Но я так никогда не делала. Как я уже сказала, что-то или кто-то всегда защищали меня. Возможно, это был голос мамы, которая еще до моего отъезда из дома запретила мне принимать что-либо, особенно напитки, от незнакомцев.

В Токио вечер за вечером я видела одно и то же: группы девушек отправлялись в клуб, напивались, и парни пользовались их беспомощностью. Я все время чувствовала себя наблюдателем, стояла в стороне, как будто смотрела на происходящее через объектив или через стекло. Иногда, идя к метро ранним утром, я видела стайки маленьких черных птиц, клевавших мусор на тротуарах, и девушек, возвращавшихся из клубов. Они выглядели больными и дезориентированными. Я не понимала, как они смогут работать. Если то, что я держалась от этого в стороне, делало меня аутсайдером, замечательно. Я не хотела скатиться вниз. Если моя соседка по комнате и я все-таки шли в клуб, то я заказывала содовую, пока она флиртовала с барменом, в которого была влюблена. А потом я шла домой и читала книгу.

Классическая Жизель

Путь Жизель Бюндхен от благотворительности и естественной красоты до должности посла ООН по защите окружающей среды

20 июля бразильянке Жизель Бюндхен исполняется 38 лет, и за эти годы она покорила немало вершин. 16 лет подряд Бюндхен была самой высокооплачиваемой моделью в мире, чьи доходы постоянно растут, как и список ее обложек: количество cover-stories уже давно перешло порог в 7 тыс. «Коммерсантъ Стиль» разбирается, за что еще помимо красоты ее так любят поклонники.

ФАВОРИТКА ИМЕНИТЫХ БРЕНДОВ

История ее успеха довольно стандартна для модельного бизнеса: в скромной 14-летней девушке, сидящей в одном из сан-паульских «Макдональдсов», скаут агентства Elite Modelling сумел разглядеть настоящий талант. Саму Жизель привлекла, конечно, возможность неплохо заработать, а не стать мировым секс-символом, ведь тогда она стеснялась своего высокого роста. Одноклассники ее часто дразнили «Олив Ойл» — так звали худосочную возлюбленную моряка Папая из комикса о его приключениях. Впрочем, комплексы не помешали ей через пять лет появиться на своей первой обложке Vogue US, а еще через год — подписать первый контракт с Victoria`s Secret на $25 млн и выходить на подиумы бельевого гиганта следующие шесть лет. Только в прошлом году, впервые с 2002 года, модель перестала быть самой высокооплачиваемой и уступила пальму первенства Кендалл Дженнер. Проще вспомнить, с какими брендами она не работала, ведь количество марок, у которых она выходила на подиум, просто не счесть, также она числилась в амбассадорах Chanel, Balenciaga, Valentino, Chloe.

Читайте также:
Самые мистические фото Джулии Ванг

ОНА НЕ ЗАЦИКЛЕНА НА СЕБЕ

Ее Instagram хоть и заполнен личными фотографиями, но они вовсе не напоминают череду скучных и однообразных портретов, которыми грешат многие знаменитости. К примеру, селфи, сделанное прямо перед церемонией Met Gala,— это не просто момент самолюбования, а история о том, что Versace смогли ей сшить для вечеринки платье из органического шелка. В Instagram она может запросто поделиться своими мыслями о том, что у нас есть всего два дома — планета Земля и собственное тело — и за обоими нужно ухаживать в равной степени. Или похвастаться новой сумкой Loewe, созданной вместе с Даутцен Крус, для того чтобы вырученные средства передать в Фонд спасения слонов.

АДЕПТ НАТУРАЛЬНОЙ КРАСОТЫ

Кажется, она одна была чуть ли не первой из моделей, пропагандирующих естественный вид: Жизель хоть и говорила, что ее не устраивает собственная форма носа, но все же под нож лечь не решилась, а предпочла искать удачные ракурсы. Многие годы она не изменяет своему будто выгоревшему на солнце цвету волос и волнам а-ля подружка серфера. Своим главным достоинством она считает веснушки, от солнца не прячется, а наоборот, обожает загорать, но делает это только в «правильное» время — с семи до девяти утра. Впрочем, если посмотреть на ее выходы на красную дорожку, то заметно, что макияжем она не злоупотребляет — максимум может сделать золотистые смоки-айс. В обычной жизни пудра Les Beiges Chanel с эффектом сияния, праймер Charlotte Tilbury Wonder Glow, тушь Chanel и гигиеническая помада RMS отвечают за ее совершенный вид. Доказывает свою приверженность натуральной красоте модель и на страницах глянца: для февральской обложки Vogue Italia она снялась вовсе без макияжа (такое произошло впервые за историю журнала).

ЛЮБИТЕЛЬНИЦА СПОРТА

Она не сидит на жестких диетах, сладкое (попкорн, мороженое, пончики) обожает, только ограничивает его количество. Как настоящая бразильянка, она не против съесть внушительный кусок мяса, но при этом смузи из овощей и вода с натуральным кокосовым молоком — значимая часть ее рациона, а ради омлета из домашних яиц она даже держит кур. Жизель никогда не навязывает странные чудо-диеты, которые бы привели в нужную форму за неделю, а пропагандирует адекватный подход и регулярные занятия спортом. В подростковом возрасте она мечтала вовсе не о модельной карьере, а о спортивной, возглавляла волейбольную команду Sogipa. Сейчас же ее увлечения спортом ушли далеко за пределы одного вида: йога и бокс, кунг-фу и теннис, даже верховая езда — только благодаря активному образу жизни получится быть здоровым, уверена Бюндхен.

ОНА ВЕРНУЛА НАМ СЕКСУАЛЬНЫЕ ФОРМЫ

Когда ее 19-летнюю поместили на обложку Vogue US, это был новый виток в формировании женской сексуальности, который вслед за героиновым шиком ознаменовал «возвращение сексуальных моделей». Это был первый снимок, где она снялась полностью обнаженной, и даже говорила, что фотокарточки от легендарного Ирвина Пенна для нее стали отправной точкой в путешествии под названием «полюби себя». Годом ранее она участвовала на показе Александра Маккуина и испытывала ужас от одной мысли, что ей придется появится топлес на публике. Ее спасла визажист, которая нанесла белую краску на тело Жизель, а также тот факт, что до этого показа ее забраковали на 40 кастингах из-за пышных форм и только британский дизайнер ее пригласил участвовать в показе.

Читайте также:
Советские новогодние открытки со снеговиком

ЖИЗЕЛЬ — САМА НЕПОСРЕДСТВЕННОСТЬ

Среди снимков от именитых фотографов, в том числе Марио Тестино или Юргена Теллера, где Бюндхен предстает в образах гламурной дивы или сексуальной обольстительницы, в сети можно найти случайные кадры, где она выглядит жизнерадостной и не боится показать себя настоящей. К примеру, на фото 2011 года она танцует самбу на карнавале в Рио-де-Жанейро, бывало, что ее запечатлевали во время игры в футбол на презентации нового спонсора для бразильской национальной сборной или же когда Жизель доказывала свою способность отбить мяч даже в коротком платье и на каблуках.

РЕШАЕТ ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИИ

Бюндхен 23 года проработала моделью, но своим настоящим призванием она считает помощь людям. Если где-то в мире случается беда, Жизель будет одной из первых знаменитостей, которые станут отдавать свои вещи или доходы в новые фонды. На восстановление после землетрясения в Гаити она пожертвовала $1,5 млн, участвовала в благотворительном аукционе для помощи пострадавшим от урагана «Катрина», освещала проблему СПИДа, снимаясь в различных кампаниях. В качестве посла доброй воли ООН по окружающей среде она сотрудничает со многими организациями: в Rainforest Alliance Бюндхен входит в совет директоров, совместно с мужем основала проект Agua Limpa, который борется за восстановление рипарианских лесов и против загрязнения воды на территориях Оризонтина и Тукундува.

МНОЖЕСТВО УВЛЕЧЕНИЙ

Модели нередко снимаются в кино, считая это смежными профессиями, и Жизель не стала исключением. Ее можно увидеть в фильмах «Дьявол носит Prada» и «Нью-Йоркское такси». Постоянное общение с дизайнерами и сами женщины подтолкнули ее на создание собственного бренда белья Gisele Intimates, а увлеченность проблемами природы вылилась в производство пляжной обуви Ipanema из переработанных материалов и экологически чистой косметики для лица Sejaa Pure Skincare. Конечно же, часть выручки уходит на благотворительность — в первом случае на программу по восстановлению тропических лесов Амазонии и Атлантического побережья.

ПРИМЕРНАЯ МАТЬ

Самый громкий ее роман был с Леонардо Ди Каприо, и, кажется, это были самые длительные отношения у актера: пара встречалась пять лет. Не дождавшись заветного предложения, Жизель все же сумела обрести счастье. Вместе с футболистом клуба New England Patriots Томом Брэди они растят двоих детей — девятилетнего Бенджамина Рейна и шестилетнюю Вивиан Лейк. Своих детей она воспитывает в строгости и с раннего возраста перевела их на правильное питание. В одном интервью Бюндхен призналась, что ее сын настолько полюбил овощи, что считает брокколи десертом.

Жизель Бюндхен до и после пластики

Жизель Бюндхен – бразильская модель и актриса немецкого происхождения. В июле 2020-го ей исполнится 40 лет – возраст, который для большинства женщин ее профессии ставит точку на карьере. Однако на супермодель “Victoria’s secret”, по всей видимости, это правило не распространяется. Жизель ни раз намеревалась закончить карьеру и посвятить свою жизнь семье, но привлекательные предложения поступают одно за другим, и Бюндхен продолжает демонстрировать прекрасную форму и не стесняется сниматься обнаженный. Давайте посмотрим фото Жизель Бюндхен до и после пластики, и узнаем ее историю.

Биография

Предки Жизель переселились из Германии в Бразилию в XIX веке, поселившись на северо-западе штата Ри-Гранди-ду-Сул в городке Оризонтина. Здесь 20 июля 1980 года и появилась на свет малышка Жизель Каролин Нонненмахер Бюндхен. С детства девочка грезила о великой волейбольной карьере, играя за местную команду Sogipa.

Читайте также:
Красивые девушки аниме и модная иллюстрация

У родителей Вании Нонненмахер и Валдира Бюндхена родилось 6 дочерей. Все они нашли себя в модельном бизнесе, однако таких высот, как Жизель не достигла ни одна из них. Тяжело сравняться с той, кто внесен в Книгу рекордов Гиннесса, как самая высокооплачиваемая модель.

Модельную карьеру Жизель начала в 14 лет. Девушка не переставала уверять, что занимается модельным бизнесом не ради славы, а исключительно для семьи, чтобы родные смогли наконец открыть собственное дело.

Личная жизнь

У модели двое детей – Бенджамин Рейн (2009) и дочь Вивиан Лейк (2012). Ее любящий муж – Том Бреди, величайший квотербек в истории профессиональной лиги американского футбола.

Оба супруга считаются “долгожителем” в своей профессии, в свои 42 Том также еще и не объявил о завершении карьеры. У Тома есть еще один сын от актрисы Бриджит Мойнахан – Джон Эдвард Томас (2007).

До и после пластики

Уже в начале карьерного пути Бюндхен подкорректировала нос, приподняв спинку и сделав тоньше кончик. Она быстро научилась искусно наносить макияж, сбросила вес до нужных стандартов, подкорректировала брови.

Худоба в прямом смысле была девушке к лицу, выгодно подчеркивая ее скулы. В тот момент она уже была популярна и красовалась на страницах женского журнала о моде Vogue, снималась в рекламных кампаниях мировых брендов, таких как Missoni, Dolce&Gabbana, Versace, Ralph Lauren, Valentino.

Ринопластика сделала ее карьеру еще успешней. Начали поступать предложения от всех известных брендов, сделавших Жизель миллионершей и одним из ангелов Victoria’s Secret.

В 2007 году Бюндхен решила, что мало платят и потребовала от компании ежегодный гонорар в 5 млн долларов. Получив отказ, модель покинула коллектив.

Некоторые идут в модели, потому что хотят признания и вечного праздника. А есть и такие, как я. Я из простой семьи, и для меня модельная карьера – шанс заработать деньги и построить бизнес.

В 2015-м появилась информация, что Жизель сделала операцию по коррекции груди. В СМИ поговаривали, что у модели начались семейные проблемы с мужем. Чтобы удержать супруга, она решилась на пластическое вмешательство. Однако сама Бюндхен эти слухи упорно отрицала, пока ее не засняли укутанной паранджой у входа одной из парижских пластических клиник.

Поскольку данное одеяние запрещено французским законодательством, репортеры заострили на это внимание и узнали личного водителя супермодели. Судя по фотографиям, сделанным позже, ее грудь увеличилась до третьего размера.

Также появилась информация, что Бюндхен одновременно подкорректировала веки, заплатив в общей сложности за операцию 11000 долларов. Разве это деньги, когда речь идет о красоте и семейном счастье?

Лилит Саркисян: «Вдохновляйтесь хорошим кино, бесценными картинами и книгами»

Автор: StartWrite · Published 25.05.2016 · Updated 29.10.2016

Добрый день, дорогие читатели СТАРТWrite! Сегодня у нас в гостях начинающая, но уже известная в медийном пространстве фешн-иллюстратор Лилит Саркисян, которая с удовольствием рассказала о своей роли в области современной пиар-индустрии.

Лилит, согласна ли ты, что на сегодня задача фешн-иллюстратора состоит просто в создании привлекательной картинки или это все-таки что-то большее?

С моей стороны, конечно, было бы логичным отвергнуть эту мысль, но я не могу пока что придать иллюстрации большей миссии, чем она выполняет в действительности. Но и называть это всего лишь «привлекательной картинкой» несправедливо. Fashion содержит в себе не только уровень красоты, но и истории, культуры, эстетики. Fashion-иллюстрация — синтез всех этих уровней, потому что, в первую очередь, это искусство, которое нацелено на «реакцию» реципиента. Одним словом, если та или иная работа вызывает в Вас эмоцию, не важно, какую — значит, цель работы выполнена.

Есть и другой мотив: к примеру, я работаю над fashion-кампейном для дизайнерского бренда. Моя задача — не просто создать красивую иллюстрацию, но и сделать так, чтобы у клиента появилось желание рекламируемую одежду приобрести. То есть это сплав иллюстрации, маркетинга, пиара.

Читайте также:
Ассиметричная мода для мальчиков от Rick Owens

Какова, по твоему мнению, роль иллюстратора в рекламе и продвижении бренда?

Непосредственная. Иллюстратор интерпретирует созданный кем-то другим продукт. Обрамляет суть во внешний облик, стилизирует его. Сегодня важно удивлять. Оригинальность и уникальность какому-то элементу бренда придает в том числе и иллюстрация.

Твой блог имеет 25000 читателей. Как удалось его так «пропиарить»? Поделись секретом успеха.

Этот вопрос мне задают все, и я уже начинаю думать, что мне нужно сочинить какую-то трогательную историю. Но у меня ее нет, я понятия не имею, чем мой блог это заслужил. Мои публикации там появляются несистематично, не часто. Я не рекламирую блог, а в самом блоге не рекламирую какие-то продукты. Я не публикую сотни своих фотографий и не веду дневники. Я в принципе не считаю себя блоггером, потому что мой tumblr — это скорее неформальное портфолио, где появляются записи только с иллюстрациями и только тогда, когда это актуально для меня.

Редакция tumblr написала мне, что блог fellinshoes очень популярен — и меня внесли в список иллюстраторов сети tumblr. После этого, видимо, популярность утроилась.

Отразилось ли создание и ведение блога на твоей профессиональной деятельности? Если да, то в какой степени?

Многие клиенты, которые обращаются ко мне с заказами, признаются, что вышли на меня через блог. И, удивительно, почти все в один голос утверждают, что провели в нем несколько часов, разглядываю все публикации, прежде чем обратились ко мне.

Представь, если бы не существовало интернета и связанных с ним каналов коммуникации. Какой альтернативный путь ты бы выбрала, чтобы привлечь аудиторию?

Я бы рисовала и складывала картины в стопку — пылиться вместе, наверное, приятнее, чем в одиночку. Но, вероятно, больше принимала бы участия в выставках, фестивалях. Конкурсы тоже важны, но я их не люблю, потому вряд ли я в них преуспевала бы.

Что нужно, чтобы быть интересной личностью?

Книга, карандаш, правильная музыка, сильные и счастливые люди рядом.

Являясь и редактором арт-журнала TheNorDar, и иллюстратором, ты работаешь как в команде, так и в одиночку. Признайся, что для тебя комфортнее?

Я не конформист, в принципе, потому этим вопросом не задавалась. И если проецировать жизнь на работу, то я — совсем не компанейское существо. Я типичный интроверт. И в этом случае мне больше нравится замкнутая работа, которая зависит исключительно от меня, нежели работа в группе, которой ты еще и руководишь.

Как ты думаешь, перейдут ли СМИ окончательно в digital-пространство или все-таки печатная продукция — незаменимая вещь?

Для человечества всегда останется важным осязательный фактор. Каким бы ни был технологический прогресс, мы всегда будем хотеть потрогать, подержать, понюхать. Энергию не передашь через монитор.

Банальный, но очень важный вопрос — что тебя вдохновляет? Откуда черпаешь идеи?

Мой главный источник вдохновения — журнал TheNorDar, потому что в нем — большая часть моей тоски, любви, желания и Еревана. Кстати, я не смотрю телевизор — это тоже вдохновляет.

Какие еще блоги можешь посоветовать, чтобы окунуться в творческую атмосферу?

Я читаю, в основном, только политические блоги и Forbes. Иногда просматриваю страницы друзей fashion-блоггеров, но это в основном либо перепечатывание зарубежных материалов, либо пресс-релизы локальных мероприятий, либо частный фотоальбом.

Вдохновляйтесь лучше хорошим кино, бесценными картинами и книгами, которые хочется перечитывать.

Нарисовать и воплотить мечту: личный опыт Лилит Саркисян

Она яркая, успешная, уверенная в себе! Она — фешн-иллюстратор, главный редактор. И молодая мама. Она — Лилит Саркисян! Девушка, переехавшая в детстве из Армении в Украину, рассказала порталу «ЗаграNица» о своем образовании, практике на Ukrainian Fashion Week, работе fashion-иллюстратором и собственном журнале theNorDar

Читайте также:
Фотограф Ян Саудек

«ЗаграNица»: Лилит, сколько лет вы живете в Киеве? Учитывая, что в вашей биографии значится университет Шевченко, явно не год и не два… И кстати, на кого вы учились?

Лилит Саркисян: Я приехала в Киев почти десять лет назад — собственно, поступать в Университет имени Т. Шевченко. Я мечтала о факультете журналистики, но меня не взяли. Зато взяли в Институт филологии на украинистику — и я считаю, это самое прекрасное, что тогда со мной могло произойти. Случайностей не бывает.

«ЗаграNица»: А не дико было учиться на украинского филолога — не логичнее было бы поступить на иняз? Проблема языкового барьера, получается, вообще не стояла?

Л.С.: А что значит «не дико ли было учиться на украинского филолога»? Так же не дико, как и на французского, русского или китайского. И кто решает, что логично, а что нет? Конечно, можно было поступить и на перевод, и на любой другой язык, но я приехала в Киев совершенно одна — без родителей и без единого знакомства, с полной уверенностью, что «никто меня не возьмет». На украинистику был небольшой конкурс (видимо, тогда этот факультет считался диковинкой), и несмотря на то, что мне не досчитали всего парочки баллов до бюджета, я всё равно была рада, что поступила. Через четыре года, получив красный диплом бакалавра, я без проблем перевелась на бюджет. Проблемы языкового барьера не было — я же с трех лет живу в Украине, а на потоке была одной из лучших «украинознавцев».

иллюстрация LILIT SARKISIAN.

Я считаю, что ни одно другое образование мне не дало бы такого общеобразовательного стержня и такой глыбы знаний, как филология (причем неважно совершенно, какая именно это филология). Тогда, на первом курсе, я не осознавала, что настоящий филолог — это универсальный, эрудированный, всегда востребованный член общества, которому открыты почти все культурные дороги.

Кстати, впервые я поняла, как мне повезло не поступить на журналистику, когда на собеседовании в одно известное издание мне сказали: «Слава Богу, что вы учитесь не на журналиста!». И когда позже одна из моих корреспондентов, окончившая Институт журналистики, прислала статью с миллионом ошибок. Особенно мне запомнилось слово «понЬчик».

«ЗаграNица»: СМИ пишут, что на первом курсе вы вошли в группу хостес на Ukrainian Fashion Week. Как вы туда попали? Вас там заметили? Каким образом вы начали писать на тему моды? Насколько она вам близка? Ведь одно дело писать и совсем другое — рисовать. В какой момент журналистика ушла (или не ушла?) на второй план?

Л.С.: Я туда просто пришла — и меня взяли. Я владела английским языком (соответственно, могла встречать и провожать иностранных гостей) и более или менее нормально выглядела. (Улыбается.) Не совсем понимаю формулировку вопроса: «Там вас заметили?». Кто заметил и в чем?

Несколько сезонов я проработала в качестве хостес, затем стала подрабатывать в различных изданиях журналистом и редактором, в том числе писать репортажи о Ukrainian Fashion Week. От темы моды уже невозможно было уйти — я работала там дважды в год с раннего утра до поздней ночи и видела всю внутреннюю кухню, всё, что было скрыто от глаз других журналистов или гостей события. Всё вполне естественно развивалось. Собственно, по этой же причине я стала развивать свои художественные навыки, уделяя много внимания теме моды. Мы впитываем то, в чем живем. Я стала рисовать скетчи с показов, иллюстрации одежды, зарисовки. Тогда в Украине это еще никто не называл «fashion-иллюстрацией».

Читайте также:
Снежная королева – как новогодний образ

Фото: thenordar.com

Я стала первой такой фешн-художницей, которая повесила свои работы на выставке в рамках UFW в «Мистецькому Арсеналі». Так всё и закрутилось.

«ЗаграNица»: Вы заканчивали художественную школу?

Л.С.: Я говорю и пишу об этом везде: у меня нет художественного образования. Временами я остро ощущаю это, принимаю некоторые пробелы в знаниях. Но всё же считаю, что и тут мне повезло не выучиться на художника. Меня расстраивает система образования в нашей стране (может, и в других она такая же?), где начинающему художнику несколько лет подряд говорят, что можно, а что нельзя. Разве есть в искусстве такие понятия? Особенно в искусстве современном? Разве может художник после многих лет навеянных табу и шаблонов выйти за их рамки? Да, может. Но очень-очень небольшое количество. Это и есть, по сути, гении и те, кто добивается настоящих успехов.

иллюстрация LILIT SARKISIAN. иллюстрация LILIT SARKISIAN. иллюстрация LILIT SARKISIAN. 5

«ЗаграNица»: Как и когда вы пришли к мысли о своем журнале? Сейчас вы считаете арт-журнал theNorDar своим главным проектом. Но ведь издавать печатный продукт невыгодно. А для начала нужен стартовый капитал, регистрация СМИ… Можете рассказать, с какими трудностями сталкивались тогда и как их преодолевали?

Л.С.: Ничего подобного я не считаю, потому что не расставляю приоритеты в своей деятельности. Иллюстрация и theNorDar (армяно-украинский журнал о культуре и искусстве) настолько плотно переплетены и взаимодополняют друг друга, что я не представляю, как можно выносить что-то одно на первый план. Ведь именно потому, что я стала рисовать и мне не к кому было обратиться за поддержкой как иллюстратору, я решила создать медиа, которое бы помогало таким же, как и я. И это сработало: theNorDar в свое время написал про огромное количество молодых талантов, и их заметили именно после этих публикаций.

Издавать печатный продукт действительно крайне невыгодно. Потому я его и не издаю. (Улыбается.) theNorDar — это медийный арт-проект, который работает в формате онлайн-журнала и, собственно, самого сайта thenordar.com

Авторы спецпроекта «Помешанные» theNorDar. Фото: thenordar.com

В печатном виде мы издаем только те номера, которые объединены спецпроектом. Так было, например, с известным в Украине проектом theNorDar «Помешанные». Для подобных акций находим партнеров или работаем по принципу бартера, потому что это — некоммерческий культурный проект.

«ЗаграNица»: Были какие-то особые документально-бюрократические требования к вам как гражданке иностранного государства?

Л.С.: Документально-бюрократические требования ко мне от кого? (Улыбается.) Я гражданка Украины.

«ЗаграNица»: theNorDar для вас бизнес, хобби, инструмент влияния?

Л.С.: Любое медийное пространство — даже социальные сети или блоги — это инструмент влияния. Важно понимать, как им грамотно пользоваться и пользоваться ли вообще. Поэтому theNorDar — это, конечно же, инструмент влияния в том числе, и я рада, что мы выбрали путь «культурного воспитания молодого поколения». Но это не бизнес: у него нет четко налаженной системы, штата, пакета, бизнес-плана. Он не конвертируется финансово.

«ЗаграNица»: Ваша первая выставка иллюстраций прошла в рамках Ukrainian Fashion Week. Что это были за работы?

Л.С.: Иллюстрации с модных показов, подиумные скетчи, образы из коллекций украинских дизайнеров.

Фото: из личного архива Лилит Саркисян 9

«ЗаграNица»: Можете рассказать, с кем вы сотрудничали? Случается ли такое, что для одного заказчика делать работу легче, а для другого — тяжелее? Есть ли у вас любимые иллюстрации, которыми гордитесь больше всего?

Л.С.: Рисовала иллюстрации и принты для коллекций украинских и европейских модных брендов nuBEKh, Navro, Golets, Elena Rudenko, Shame on You. Разрабатывала новогодний рекламный кампейн для Helen Marlen Group, рисовала ботаническую иллюстрацию для бренд-бука Silenza, скетчи к статьям для L’Оfficiel, рисованные репортажи Ukrainian Fashion Week, создавала вижуал-концепцию для Rent а Brand, рисовала fashion-иллюстрации для Must Have, оформляла индивидуальные коробочки Sister’s Box и многое-многое другое, что и невозможно вспомнить так сходу.

Читайте также:
Изабели Фонтана для Tufi Duek Fall Winter 2021

Цветочные иллюстрации для принтов коллекции Navro весна-лето 2016

Фото: из личного архива Лилит Саркисян Фото: из личного архива Лилит Саркисян Фото: из личного архива Лилит Саркисян Фото: Ukrainian Fashion Week Фото: Ukrainian Fashion Week Фото: Ukrainian Fashion Week

Также немного успеваю рисовать для себя: издаю серию футболок Lilit Sarkisian со своими принтами и иллюстрированные открытки, которые, к приятному удивлению, разлетаются с невероятной скоростью.

Я оцениваю сложность или необычность заказа по процессу и результату коммуникации с заказчиком, а не по процессу создания рисунка. К примеру, я создавала принты для одного украинского дизайнера. Это были очень легкие и приятные иллюстрации, но во время коммуникации с дизайнером обнажалось так много подводных камней, что послевкусие сотрудничества скорее сложное, чем легкое.

Часто привожу в пример рождественскую рекламную кампанию для Helen Marlen Group. Если посмотреть на рекламный плакат и корпоративные открытки, которые я создала, то всё довольно просто в исполнении и сюжете. Но пока мы утвердили этот вариант иллюстрации, я сделала более 50 вариаций одного и того же рисунка. Поэтому для меня как исполнителя этот заказ был интересным, но отнюдь не легким.

Фото: из личного архива Лилит Саркисян Фото: из личного архива Лилит Саркисян Фото: из личного архива Лилит Саркисян 10

«ЗаграNица»: Вы считаете себя бизнесвумен?

Л.С.: Если бизнесвумен — это девочка, которая зарабатывает деньги, то да. Но во всех других трактовках — вряд ли. Я человек-эмоция, человек-деталь, человек-творчество. И несмотря на это, всегда говорю, что моя творческая профессия не такая уж творческая, как кажется. Это 80% коммуникации, пиара, маркетинга — и лишь 20% творчества. Если я хочу добиться успеха, я обязана самостоятельно выполнять все эти 100%. Хотя, конечно же, очень хотела бы делегировать всю менеджерскую и организационную части кому-то, кому доверяю как себе. Но и к этому я приду. Не всё сразу.

Фото: thenordar.com 11

«ЗаграNица»: Лилит, вы — молодая мама. Как изменился ваш рабочий график после рождения ребенка? От чего пришлось отказаться?

Л.С.: Единственное, от чего мне приходится постоянно отказываться, так это от интервью на тему «моя мамская жизнь» или «как совместить работу и ребенка». (Улыбается.) Моя жизнь мамы ничем не отличается от жизни любой другой нормальной мамы, которая любит себя и свою семью, которую любит и поддерживает муж и которая хочет быть успешной и счастливой в глазах собственного ребенка.

Я работаю на себя, поэтому подстраиваю работу так, чтобы комфортно было всем членам семьи. Это мое золотое правило: должно быть хорошо всем.

«ЗаграNица»: Есть любимые местечки в Киеве, где хорошо отдохнуть, выпить чашку кофе или чая?

Л.С.: Весь Киев — сплошное горячо любимое место. Выпить чашку кофе люблю и в платном дворике на Софийской площади, и на последнем этаже отеля «Кооператор» в фитнес-клубе подруги, и в самом дорогом заведении города. Важно — с кем!

иллюстрация LILIT SARKISIAN.

Я люблю ВДНХ. Мне всё время хочется туда возвращаться — одной или с компанией. Мне нравится по утрам прогуливаться по Воздвиженке, а по вечерам — по центральной части от Бессарабки до Олимпийского через Льва Толстого. Я люблю тихую Татарку и ботанические сады Киева. Подол — особенно почему-то весной.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: