Княгиня Зинаида Юсупова

«Сияние»: княгиня Зинаида Юсупова в портретах и воспоминаниях

«Матушка была восхитительна. Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам ее никто не мог противиться. Но дарованьями своими она не чванилась, а была сама простота и скромность. «Чем больше дано вам, — повторяла она мне и брату, — тем более вы должны другим. Будьте скромны. Если в чем выше других, упаси вас Бог показать им это».

Франсуа Фламенг. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой. 1894 г.

Такие воспоминания о княгине Зинаиде Юсуповой оставил её сын Феликс. Он боготворил мать. Но и в сердцах других людей эта необыкновенная женщина сохранилась не только как восхитительная красавица, но и как пример непревзойденного благородства — не зря при царском дворе её называли «Сияние» .

Зинаида Николаевна Юсупова родилась в 1861 г. в одной из самых знатных и богатых семей Российской империи: ее отец, последний князь из рода Юсуповых, был владельцем заводов, мануфактур, рудников, доходных домов, усадеб и поместий, их годовой доход превышал 15 млн золотых рублей. Несмотря на жизнь в достатке и роскоши, Юсуповы прославились великодушием, скромностью и щедростью. Отец Зинаиды основал несколько благотворительных фондов, содержал институт для глухонемых.

Благодаря родителям, дом которых был открыт для людей науки и искусства, дочери Юсуповых — Зинаида и Татьяна получили прекрасное образование и воспитание. Позднее сын Зинаиды Феликс рассказывал:

«Семи лет матушка моя была готовой светской дамой: могла принять гостей и поддержать разговор. Однажды бабке нанес визит некий посланник, но та велела дочери, малому ребенку, принять его. Матушка старалась изо всех сил, угощала чаем, сластями, сигарами. Все напрасно! Посланник ожидал хозяйку и на бедное дитя даже не смотрел. Матушка исчерпала все, что умела, и совсем было отчаялась, но тут ее озарило, и она сказала посланнику: „Не желаете ли пипи?“ Лед был сломан. Бабка, войдя в залу, увидела, что гость хохочет как сумасшедший».

Вскоре княжна стала одной из первых красавиц Петербурга. «Руки ее просили знаменитые европейцы, в том числе августейшие, однако она отказала всем, желая выбрать супруга по своему вкусу. Дед мечтал увидать дочь на троне и теперь огорчался, что она не честолюбива. И уж совсем расстроился, узнав, что она выходит за графа Сумарокова-Эльстона, простого гвардейского офицера».

Действительно, выбор княжны многим показался странным. Спустя годы военный дипломат граф А.А. Игнатьев вспоминал: «Каким-то друзьям удалось, наконец, убедить одного из кавалергардских офицеров, хоть и недалёкого, но богатого и носившего уже двойную фамилию Сумароков-Эльстон, жениться на Юсуповой. Неглупая и очаровательная супруга сделала карьеру этого заурядного гвардейца, но ума, конечно, ему придать не смогла».

Степанов К.П. Портрет кн. З.Н. Юсуповой. 1902 г.

После свадьбы супругу Зинаиды высочайшим указом было пожаловано право именоваться двойным титулом — князем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстоном. Брак был счастливым, несмотря на разность характеров. Их сын Феликс писал, что «он был прежде всего солдат и не любил интеллектуальные круги, где нравилось бывать его жене», и из любви к мужу мать была вынуждена пожертвовать «своими личными вкусами».

На костюмированном балу. 1903 г.

Тем не менее, Юсуповы жили широко, устраивая грандиозные балы и приёмы, на которые приглашались члены императорской семьи и представители иностранных домов. «Матушка от природы имела способности к танцу и драме и танцевала и играла не хуже актрис. Во дворце на балу, где гости одеты были в боярское платье XVII века, государь просил ее сплясать русскую. Она пошла, заранее не готовясь, но плясала так прекрасно, что музыканты без труда подыграли ей. Ее вызывали пять раз».

Константин Маковский. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой в русском костюме.

«Всюду, куда матушка входила, она несла с собой свет». И неудивительно, что много сил, времени и средств она тратила на благотворительность. Под её патронажем находился целый ряд учреждений: приюты, больницы, гимназии, церкви, причём не только в Петербурге, но и по всей стране. Во время русско-японской войны Зинаида Николаевна была шефом военно-санитарного поезда на фронте, а во дворцах и имениях Юсуповых были организованы санатории и больницы для раненых.

Даже художник Валентин Серов, который обычно не жаловал аристократию и не льстил знатным дамам, когда писал их портреты, был восхищен княгиней Юсуповой: «Если бы все богатые люди, княгиня, были похожи на вас, то не осталось бы места несправедливости». На что Зинаида Николаевна ответила: «Несправедливости не искоренить, и тем более деньгами, Валентин Александрович».

Валентин Серов. Княгиня Зинаида Юсупова в своем дворце на Мойке. 1900 г.

Однако назвать её жизнь безоблачной нельзя. В браке у Зинаиды Николаевны родились 4 сына. Двое из них умерли в младенчестве. И старшему Николаю не было суждено прожить долго: он погиб в 25 лет на дуэли. Говорили даже о родовом проклятии Юсуповых — будто в каждом поколении в этой семье может остаться в живых только один сын, остальные же умирают, не достигнув 26-летнего возраста.

Судьба младшего, Феликса, тоже стала причиной для материнских волнений. Феликс стал организатором убийства Григория Распутина. Мать поддержала его: «Ты убил чудовище, терзавшее страну. Ты прав. Я горжусь тобой». Сама она никогда не одобряла увлечения императрицы Александры Федоровны Распутиным, что в конце концов привело к прекращению многолетних дружеских отношений женщин. Об их последней встрече летом 1916 года и «холодном приёме» Феликс Юсупов писал: «. царица, молча её слушавшая, поднялась и рассталась с ней со словами: „Надеюсь, я больше никогда вас не увижу“».

С сыном Феликсом.

Стоит отметить, что многие современники считали Зинаиду Николаевну политически прозорливой, наделенной государственным умом. К ее суждениям прислушивались даже министры. А в 1917 году лейб-медик, дантист Кастрицкий, вернувшись из Тобольска, где царская семья находилась под арестом, прочел Юсуповым последнее государево послание, переданное ему: «Когда увидите княгиню Юсупову, скажите ей, что я понял, сколь правильны были ее предупреждения. Если бы к ним прислушались, многих трагедий бы избежали».

Читайте также:
Биография и фото Алёны Водонаевой

С внучкой Ириной.

Сами Юсуповы покинули Петербург сразу же после начала революционных волнений и поселились в Крыму. А в 1919 году они эмигрировали в Италию. В отличие от многих русских эмигрантов, Юсуповы смогли вывезти за границу ряд ценностей и имели там некоторую недвижимость. Зинаида Николаевна даже продолжила заниматься благотворительностью: при её содействии были созданы бюро прииска работы, бесплатная столовая для эмигрантов, белошвейная мастерская. Журналист П. П. Шостаковский, встречавшийся с Юсуповой в 1920-е годы, писал: «Самая из них умная и толковая оказалась старуха Юсупова. Старуха-княгиня не поминала прошлого. . Короче говоря, не только приняла как неизбежное создавшееся положение, но и старалась облегчить другим выход на новую дорогу, дать возможность заработать себе кусок хлеба».

После смерти мужа Зинаида Николаевна переехала в Париж, к сыну и его жене, где умерла в 1939 году. После её смерти сын Феликс нашёл в бумагах матери стихотворение, написанное незнакомым почерком:

Вы говорите, вам — седьмой десяток лет?
Конечно, с вашей я уверую подачи,
Сударыня, в сие известие, иначе
Подумал бы, что вам и трех десятков нет.
Итак, вам шестьдесят, вы говорите, лет.
На том благодарю. А думай я, что тридцать,
В вас, разумеется, не смог бы не влюбиться!
И, с вами коротко не будучи знаком,
Не насладился бы любовью целиком!
Итак, сударыня, вам нынче шестьдесят,
И в вас влюбленности не прячут стар и млад.
Вам шестьдесят. И что? Для любящего взгляда
Не только шестьдесят — и сотня не преграда.
И к лучшему — когда уже за шестьдесят!
Тусклее лепестки — сильнее аромат.
Когда в цвету душа, над ней не властны зимы.
И прелести ее вовек неотразимы.
Незрелая краса немного и поймет.
А с вами разговор — и острота, и мед.
И только вы одна поймете и простите.
И в вас, как ниточки в одной единой нити,
И ум, и доброта. И я, по правде, рад,
Что вам исполнилось сегодня шестьдесят!

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Зинаида Юсупова: «Славная княгиня», перед обаянием которой не мог устоять даже Валентин Серов

Валентин Александрович был в своих оценках не одинок. Современники единодушно отмечали красоту княгини Юсуповой , ее ум , добросердечность , чувство вкуса и такт. Даже недоброжелатели семейства Юсуповых ( таких во все времена было немало) оттаивали в присутствии Зинаиды Николаевны — она к каждому умела найти подход.

Ее сын — Феликс — писал в мемуарах: «Семи лет матушка моя была готовой светской дамой: могла принять гостей и поддержать разговор. Однажды бабке нанес визит некий посланник , но та велела дочери , малому ребенку , принять его. Матушка старалась изо всех сил , угощала чаем , сластями , сигарами. Все напрасно! Посланник ожидал хозяйку и на бедное дитя даже не смотрел. Матушка исчерпала все , что умела , и совсем было отчаялась , но тут ее озарило , и она сказала посланнику: „Не желаете ли пипи?“ Лед был сломан. Бабка , войдя в залу , увидела , что гость хохочет как сумасшедший» .

На несколько долларов больше

Юсуповы отсчитывали свой род от халифа Абубекира — сподвижника Мухаммеда , «правившего после него всем мусульманским родом». Их связь с мусульманским родом разорвалась после того как потомки Юсупа — султана ногайской орды — присягнули на верность Ивану Грозному. В те годы среди бояр в ходу была недобрая шутка: «Придет татарин зимой , его жалуют шубой , а летом — князем».
Сыновья Юсупа , должно быть , прибыли в Москву летом.

Веками князья Юсуповы строили свою империю , приумножали богатства. К 1861 году , когда родилась Зинаида Николаевна , семья Юсуповых была одной из самых богатых в мире. Юсуповы были одними из самых крупных землевладельцев в Российской империи. Они владели заводами , рудниками , доходными домами. В их распоряжении были 17 имений в различных губерниях и несколько дворцов , не уступающих в роскоши Романовским. Кроме того , Юсуповы были акционерами внешнеэкономических банков , торговых палат , железных дорог и прочих предприятий не только в России , но и за ее границами.

Будучи знатоком и ценителем живописи , он продолжал дело своего деда ( тоже Николая Борисовича , страстного коллекционера , кроме прочего , занимавшего должность директора Эрмитажа). Юсуповское собрание живописи ( в котором портреты , заказанные тому же Серову , соседствовали с подлинниками Веласкеса и Рембрандта) было одним из самых значительных в России.

В 27 лет Зинаида Николаевна сделалась единственной наследницей титула и несметных богатств рода Юсуповых.

Лучшие друзья девушек

Впрочем , не только это обстоятельство делало княгиню одной из самых завидных невест России. «Матушка была восхитительна. Высока , тонка , изящна , смугла и черноволоса , с блестящими , как звезды , глазами. Умна , образованна , артистична , добра. Чарам ее никто не мог противиться» — писал в мемуарах Феликс Юсупов.

Зинаида Николаевна была напрочь лишена присущей знати чопорности. Станиславский считал , что у нее есть комедийный дар и уговаривал выйти на сцену. При дворе она слыла модницей — по слухам , в ее гардеробной было никак не меньше трех тысяч пар обуви. Главной конкуренткой княгини Юсуповой на «модных подиумах» Петербурга была сестра императрицы Великая княгиня Елизавета Федоровна.

Впрочем , по свидетельствам очевидцев , в «войне бриллиантов» Юсупова неизменно брала верх: в распоряжении ее семьи были прославленные ювелирные шедевры , некогда принадлежавшие европейским королям. «Жемчужиной» этой сиятельной коллекции была жемчужина « Пелегрина».

Читайте также:
Меган Фокс актриса и фотомодель

В те годы ее , вероятно ошибочно , считали « Перегриной» — другой легендарной жемчужиной , в прошлом — собственностью Филиппа II. Разумеется , Юсуповы не спешили развенчать всеобщее заблуждение , молва о «Пелегрине» ходила даже за океаном. Так , в 1866 году в американском журнале Harpers Magazine юсуповскую драгоценность оценивали в полмиллиона долларов.

Страстью княгини были балы — их в юсуповском дворце давали с грандиозным размахом. Блистала она и «на выезде». На знаменитом костюмированном балу в Зимнем дворце в феврале 1903-го Зинаида Николаевна произвела фурор.

Неравный брак

Само собой , плененные красотой княгини разнокалиберные ухажеры , слетались к ней , словно бабочки к ночнику. И разбивались о глухую стену юсуповских миллионов. Одних Зинаида Николаевна отвергала , подозревая , что их больше интересует приданое. Другие сами не решались свататься из опасений запятнать имя браком по расчету.

«Руки ее просили знаменитые европейцы , в том числе августейшие», — писал Феликс Юсупов, — «Однако она отказала всем , желая выбрать супруга по своему вкусу. Дед мечтал увидать дочь на троне и теперь огорчался , что она не честолюбива».
Одним из отверженных был князь Александр Баттенберг — претендент на болгарский престол. Сопровождал его граф Сумароков-Эльстон — в те годы примечательный разве что выправкой и усами офицер , в чьи обязанности входило представить Баттенберга будущей невесте и , щелкнув каблуками , исчезнуть. Бравый кавалергард приглянулся княгине.

Феликс Сумароков-Эльстон бы неробкого десятка — вскоре после того , как Зинаида Николаевна отказала князю Баттенбергу , он сделал ей предложение. И та ответила согласием. В 1882 году , разочаровав отца и еще полстраны , она вышла за него замуж.

С этим выбором смирились не все и не сразу. Согласно одному из фамильных преданий , уже в 1896 году некий князь Витгенштейн — давний поклонник княгини — въехал во дворец Юсуповых в Архангельском верхом. И бросил под ноги Зинаиде Николаевне букет алых роз. После этой выходки Феликс Сумароков-Эльстон запретил Витгенштейну появляться в доме. Рассказывали , что он даже грозил вслед Витгенштейну своим револьвером.

После женитьбы особым императорским указом муж Зинаиды Николаевны получил дозволение иметь двойной титул. И стал князем Юсуповым , графом Сумароковым-Эльстоном. Военный человек до мозга костей ( осиротевшие воздыхатели княгини нередко использовали определение « солдафон»), он не разделял интересов супруги , был равнодушен к великосветским приемам , балам , искусству и «интеллектуальным кругам». Сам Феликс Феликсович острым умом похвалиться не мог. Барон Николай Николаевич Врангель отзывался о нем , как об «одном из глупейших людей Российской Империи».
Известный русский и советский дипломат Алексей Игнатьев писал в мемуарах: «Неглупая и очаровательная супруга сделала карьеру этого заурядного гвардейца , но ума , конечно , ему придать не смогла» . Благодаря связям и влиянию Юсуповых , Феликс Юсупов-Сумароков-Эльстон быстро пошел вперед и вверх. Был приписан к министерству внутренних дел и зачислен в Свиту Его Величества , служил адъютантом Великого князя Сергея Александровича , командовал Кавалергардским полком , получил чин генерал-майора. В 1915 году он был назначен главным начальником Московского военного округа и главноначальствующим над городом Москвой. Однако после антигерманских погромов в Москве ( Сумароков-Эльстон был известен своими германофобскими настроениями , и власти винили его в попустительстве), был от этих должностей освобожден. С тех пор ничего ответственного ему не поручали.

Деньгами семьи Юсуповых , Феликс Феликсович распоряжался бестолково , впрочем , к предпринимательству и авантюрам он тоже не испытывал никакого интереса.
Несмотря на все это , брак Юсуповых выглядел крепким и благополучным. Зинаида Николаевна любила мужа и была с ним вполне счастлива.

Должен остаться только один

Из поколения в поколение Юсуповы передавали мрачную легенду. Приняв православие , сыновья Юсупа будто бы навлекли на себя родовое проклятье: сколько бы детей не рождалось у них и их потомков , доживать до 26 лет будет только один из них.

К преданию Зинаида Николаевна относилась серьезно: в младенчестве умерли брат ее деда , сестра отца и ее брат. Ее младшая сестра Татьяна умерла от тифа в 22 года. Двое первых ее сыновей тоже скончались младенцами.
Однажды княгиня спросила своего трехлетнего сына Николая , чего бы он хотел на Рождество. И тот ответил « Чтобы у тебя больше не было детей» — кто-то из нянек напугал мальчика страшной историей о родовом проклятье. Через год у Юсуповых родился еще один сын — Феликс.

Николай Юсупов окончил юридический факультет Петербургского университета. Талантливый теннисист ( о нем говорили как о «первой ракетке России»), умница , наследник юсуповских миллионов — ему прочили блестящее будущее. От матери Николай унаследовал артистическую натуру — сочинял и пел романсы , писал пьесы , играл в любительских постановках. Однажды , на ужине артистов-любителей он познакомился с графиней Мариной Гейден.

В великосветских кругах Марина

писала Николаю чуть ли не ежедневно , и он , позабыв о приличиях , приехал к ней в Париж. Они встречались в его отеле , посещали выставки , бывали в ресторанах — разумеется , Мантейфель обо всем узнал. Оскорбленный граф потребовал развода , но сослуживцы считали , что этого недостаточно — речь шла о «чести полка».

Дуэль состоялась 22 июня 1908 года на Крестовском острове в Петербурге. Стрелялись с 30 шагов. Николай Юсупов выстрелил в воздух. Граф Мантейфель выстрелил , промахнулся и потребовал сократить дистанцию до 15 шагов. Юсупов снова выстрелил в воздух. Он не дожил до роковых 26-ти нескольких месяцев.

Его смерть казалась бессмысленной. Марина

Гейден стала в светском обществе изгоем , лечила в санатории пошатнувшуюся психику и , в конце концов , эмигрировала. От графа Мантейфеля отвернулись даже требовавшие сатисфакции однокашники — он был вынужден оставить полк и также покинул Петербург.

Читайте также:
Наряды и макияж Ники Минаж

Впрочем , возможно , у Николая Юсупова был на той дуэли свой особый резон. Может быть , стреляя в воздух , он , с детства знавший о «проклятии рода», спасал от преждевременной смерти брата.
Феликс Юсупов жил ярко. Увлекался спиритизмом , карточной игрой и знатными молодыми людьми ( обоих полов). Убил Распутина. Судился с Голливудом. Основал в Париже собственный дом моды. Словом , жизнь его была настолько полнокровной , что о ней стоит почитать отдельно.

Скромное обаяние буржуазии

Во всем , что не касалось балов и туалетов , княгиня Юсупова была скромной и тактичной особой. По свидетельствам современников , она не только не выставляла свое богатство напоказ , но и была вполне равнодушна к роскоши. Кроме того , княгиня ( что совсем уж редкость среди людей ее круга) была человеком щедрым и добросердечным. На благотворительность она не жалела ни денег , ни времени , ни душевных сил. В мирное время под ее попечительством находилось множество больниц , приютов , гимназий , церквей и музеев. Во время русско-японской войны она была шефом Сибирского военно-санитарного поезда , а в блистательных юсуповских дворцах обустраивала госпитали и санатории для раненых.

Военный инженер Владимир Догадин вспоминал: «Княгиня Юсупова в своем обращении к раненым проявляла много сердечности. Она знала состояние здоровья всех тяжелобольных , находившихся на излечении в их госпитале , развернутом в Петроградском дворце , а в Кореиз ей ежедневно присылали телеграммы с указанием их температуры. Когда при мне в санатории находился тяжелобольной генерал , начальник штаба 7-го корпуса , то княгиня всегда с утра интересовалась его здоровьем и лично заботилась о вызове врача-специалиста из Ялты».

К слову , когда в 1903-м Валентин Серов перенес сложную операцию , княгиня одной из первых выказала обеспокоенность и готовность помочь.
После смерти старшего сына Зинаида Николаевна перенесла нервный срыв , ее здоровье сильно пошатнулось — постоянно дрожали руки и тряслась голова. Впрочем , благотворительную деятельность она не оставляла до самой смерти.
«Женщина редкой красоты и глубокой духовной культуры , она мужественно переносила тяготы своего громадного состояния , жертвуя миллионы на дела благотворительности и стараясь облегчить человеческую нужду» — писал о ней Великий князь Александр Михайлович.

Как поссорились Зинаида Николаевна с Марией Федоровной

Юсуповы были близки с царской семьей. Дед и отец Зинаиды Николаевны занимали должность гофмейстера ( то есть управляли монаршим двором). Николай и Великие князья часто гостили во дворцах и загородных резиденциях Юсуповых. Несмотря на вечную конкуренцию на балах и великосветских приемах , княгиня дружила с сестрой императрицы , да и с самой Александрой Федоровной была в приятельских отношениях. Впрочем , эти отношения охладевали по мере того , как Григорий Распутин набирал при дворе вес. Княгиня ( как и многие другие) считала , что влияние Распутина на Николая II и его супругу подталкивает страну к политической пропасти. Кроме того , поведение Распутина , его , мягко говоря , спорные привычки и образ жизни бросали , по ее мнению , тень на российский престол.

Императрица не принимала даже самой дипломатичной критики. Помимо политических у нее были личные мотивы: Распутин каким-то мистическим образом помогал цесаревичу Алексею переносить приступы , вызванные гемофилией — болезнью , перед которой была бессильна традиционная медицина.
В 1916 году императрица разорвала отношения с княгиней Юсуповой. Молча выслушав ее доводы , она встала из-за стола со словами: «Надеюсь , я больше вас никогда не увижу».

В декабре того же года сын Зинаиды Николаевны — Феликс — заручившись поддержкой нескольких единомышленников , убил Григория Распутина в подвале юсуповского дворца на Мойке. Заговорщиков быстро нашли , все они дали признательные показания.

В то время как Александра Федоровна жаждала отмщения и крови , другие члены императорской семьи смотрели на убийство Распутина , как на патриотический благородный жест. И подали Николаю II коллективное прошение о помиловании. Несмотря на резолюцию царя « Никому не дано право заниматься убийством», все обвиняемые избежали наказания. Это неудивительно , если учесть , что в их числе был Великий князь Дмитрий Павлович — кузен императора. А Феликс Юсупов был женат на его племяннице — княжне Ирине Александровне; император крестил их дочь.

Что касается княгини Юсуповой , она не сомневалась , что ее сын руководствовался самыми благородными мотивами. «Ты убил чудовище , терзавшее страну. Ты прав. Я горжусь тобой» — писала она сыну , пережидавшему последствия в имении под Курском.

Конец прекрасной эпохи

С началом революционных волнений Юсуповы перебрались в Крым. А в 1919-м покинули Россию на борту британского линкора « Мальборо», отправленного в Черное море специально для эвакуации Романовых. Княгине удалось вывезти за границу кое-что из фамильных драгоценностей , а также две картины Рембрандта. Вырученные от их продажи деньги позволили Юсуповым приобрести недвижимость в Булонском лесу в Париже. Оставив дом сыну , Зинаида Николаевна с супругом отбыли в Италию , где прожили девять лет.

В Риме княгиня продолжала активную благотворительную деятельность. Вместо того , чтобы оплакивать над последним уцелевшим яичком Фаберже судьбу российского самодержавия , Зинаида Николаевна взялась за дело с присущей ей энергичностью. Она создавала рабочие места , открывала бюро по найму , мастерские , благотворительные столовые , словом , всячески помогала соотечественникам в изгнании.

Женщины рода Юсуповых:Зинаида Николаевна.

Сменялись поколения и монархи, а среди российской ари­стократии семья Юсуповых продолжала сохранять наиболее видное место. Фантастическое богатство, помимо того, что было накоплено столетиями, к середине XIX века умножа­лось ежегодной прибылью в десять миллионов рублей.

Дочь Николая Борисовича Юсупова, последнего представителя рода князей Юсуповых по мужской линии; по матери, Татьяне Александровне, — внучка графа А. И. Рибопьера. В семье родилось трое детей: Борис (умерший в детстве), Зинаида и Татьяна. Имя, согласно юсуповской традиции, получила в честь бабки, графини де Шово. Благодаря родителям, дом которых был открыт для людей науки и искусства, княжны получили прекрасное образование и воспитание. Уже в семь лет Зинаида могла принять гостей и поддержать светский разговор

Читайте также:
Стиль английской королевы Елизаветы II

Мать-Княгиня Татьяна Александровна Юсупова, урождённая графиня Рибопьер и отец-Князь Николай Борисович Юсупов—младший

Судьба распорядилась так, что в то время единственной наследницей рода — знатнейшего и богатейшего — была Зинаида Николаевна Юсупова. Она родилась в 1861 году. Кроме гувернантки и учителей, воспитанием девочки се­рьезно занималась и ее мать Татьяна Александровна. Кра­сивая, добрая, остроумная женщина, она отличалась, увы, плохим здоровьем. И, словно предвидя, что век ее будет недолгим, не баловала дочь и с малых лет приучала Зиноч­ку к самостоятельности.

Княгиня Т. А. Юсупова с дочерьми Татьяной (стоят) и Зинаидой (сидит справа)

Феликс Юсупов вспоминал забавный случай, очевидно рассказанный ему матерью. Когда той было лет семь, мать поручила ей встретить и занять одного посланника. Важ­ный гость явился в назначенный срок и, поджидая стар­шую Юсупову, не обращал внимания на младшую. Зиноч­ка же старалась изо всех сил, предлагая то чай, то сигары, то бисквиты. Но все ее попытки угостить и развлечь по­сланника натыкались на досадливое «нет». Не зная, чем бы еще удружить гостю, девочка спросила: «Может быть, вы хотите писать?»

Мать-княгиня Юсупова на портрете Винтерхальтера

Когда ее мать появилась наконец в комнате, она уви­дела обескураженное личико дочери и господина, сотря­савшегося от хохота.

. Действительно, Татьяна Александровна умерла, так и не увидев дочь взрослой женщиной. Из худенькой ма­лышки с серьезным личиком и аккуратно подстриженной головкой Зиночка превратилась в очаровательную девуш­ку. Руки юной княжны Юсуповой искали молодые пред­ставители знатнейших, в том числе и монархических, се­мейств Европы. Разумеется, первая невеста России не знала недостатка в женихах и у себя дома.

Князь Феликс позднее писал в своих воспоминаниях: «Матушка была восхитительна. Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам её никто не мог противиться». Одна из блестящих красавиц Петербурга, единственная наследница громадного состояния, княжна Юсупова была самой завидной невестой России. Николай Борисович надеялся, что дочь сделает партию.

« Руки её просили знаменитые европейцы, в том числе августейшие, однако она отказала всем, желая выбрать супруга по своему вкусу. Дед мечтал увидать дочь на троне и теперь огорчался, что она не честолюбива. »

В конце 1870-х годов к Юсуповой сватался князь Александр Баттенберг, но зная, что тот только добивается её денег, она просто отказала ему А. А. Игнатьев в своих мемуарах отмечал, что несмотря на то, что княжна была «столь прелестна с седеющими с ранних лет волосами, обрамлявшими лицо, озарённое лучистыми серыми глазами», и гвардейские офицеры «богатыми невестами<> не брезговали», к ней свататься опасались «из боязни запятнать себя браком по расчёту».
Князь Юсупов, обожавший дочь, все более склонялся к тому, чтобы его зятем стал наследный болгарский принц Баттенберг. Но та упорно держалась мысли выбрать мужа по собственному усмотрению. Это вообще отличало Зи­наиду Николаевну: обычно кроткая, уступчивая, в пово­ротные моменты жизни она, не слушаясь никого, поступа­ла так, как подсказывали ей сердце и разум.

Не желая огорчать отца, княжна Юсупова согласилась-таки лично познакомиться с Баттенбергом. Того сопровождал молодой офицер граф Феликс Сумароков-Эльстон. В обязанности последнего входило представить принца будущей невесте и откланяться. Но в конце концов откланяться пришлось Баттенбергу, потому что Зинаида Николаевна с первого взгляда влюбилась в статного кра­савца Сумарокова-Эльстона.

Красавицы ушедшей эпохи-Княгиня Юсупова Зинаида Николаевна(1861-1939).

Воспитанием Зины занималась её мать, княгиня Татьяна Александровна. Девочка была отлично воспитана, уже в семь лет могла запросто принять гостей и поддержать разговор. Родители жили в любви и согласии, поэтому их дочь росла в атмосфере счастливой семьи.

От природы Зинаида была одарена множеством талантов, привыкшая к обществу людей науки, культуры, неплохо разбиралась даже в философии. Имела театральный талант, её игру в любительских спектаклях видел К. Станиславский и был потрясён её талантом.

Как и предки, князья Юсуповы, она прекрасно разбиралась в музыке, искусстве, жертвовала огромные средства на благотворительность.

Родители Зинаиды Юсуповой имели троих детей: сын умер в детстве, дочь Татьяна Николаевна умерла в 20 лет, оставалась единственная продолжательница рода, – дочь Зинаида Николаевна. Она была безмерно обожаемая отцом, богатейшая наследница и самая завидная невеста Российской империи. Балованная и лелеямая всеми членами семьи, при том безукоризненно воспитанная и образованная. Отец едва не умер от горя, когда его любимице был вынесен страшний диагноз — заражение крови. Осммотрев угасающую на глазах юную красавицу, Боткин в отчаянии констатировал: помочь ей уже нельзя. Тогда же во сне прекрасной Зинаиде явился Иоанн Кронштадский. Встреча со святым стала для Юсуповых последней надеждой. И действительно, его молитва сотворила чудо. Вскоре после встречи с ним девушка встала на ноги и навсегда забыла о чуть не погубившем ее недуге.


Франсуа Фламенг. Портрет З. Н.Юсуповой

В аристократическом обществе Зинаида Юсупова по праву считалась первой красавицей. Роскошные черные волосы, сияющие темные глаза, чуть приподнятые к вискам, породистое скуладсое лицо, тонкая изящная фигура, каждое жвижение, поворот головы, каждый мимолетный жест исполнены грации. Князья Юсуповы вели свой род от нагайского хана. И красавица Зинаида наследовала от древних предков не только дикую, неправдоподобную, совершенную красоту, но и решительный нрав.

Отвергнув не один десяток предложений, а в длинном списке соискателей ее руки значился не один принц, Княгиня Юсупова выбрала себе супруга по своему вкусу, предпочтя высокородным женихам с громкими титулами, скромного русского офицера графа Феликса Сумарокова-Эльстона – мужественного и блистательного.

Из-за любви к супругу, княгиня пожертвовала своими привязанностями и привычками, посвятила себя супругу и детям. Она не была честолюбива, свои богатства передала в управления супругу, сама занималась благотворительностью, помогала и поддерживала многих людей искусства. Помогала многим гимназиям и приютам.

Посвятив себя своей семье, она стала замечательной женой и матерью.

Отец Зинаиды, князь Николай Борисович был очень разочарован выбором дочери, но уважал её выбор, видя, что дочь счастлива и с почтением относился к зятю.

Своей первой и единстенной любви она была верна до конца жизни, не смотря на то, что и после замужества за ней продолжали ухаживать первые кавалеры империи. Рассказывали, что однажды в гостинную их дома ворвался всадник на воронм жеребце и бросил роскошный букет роз к ногам Зинаиды, пытаясь таким образом доказать свои чувства очаровательной княгине.


Маковский. 1900-е. Портрет в русском костюме.

В свете Зинаиду называли «сиянием». Где б красавица ни пояилась, она приносила с собой веселье и свет. Вся она будто бы лучилась добротой и жизнелюбием. В любое общество привносила она блеск и радость. Ее подлинной страстью были танцы. Ей ничего не стоило сплясать народный танец в аристократическом обществе и снискать бурное одобрение и авации. Даже вынашивая под сердцем желанного сына, Зинаида не могла отказать себе в удовольствии танцевать до упаду.


Восхитительный маскарадный костюм боярыни XVII века, некогда принадлежавший княгине, сегодня хранится в Эрмитаже.

Юсупова обладала изысканным вкусом, всегда была одета просто и элегантно. Княгиня не любила драгоценности, хотя в ее распоряжении имелись лучшие украшения мира, в том числе исторические. Не расставалась она только со знаменитой жемчужиной «Пелигринна», которая запечатлена на многих портретах Зинаиды.


В. Серов

Вскоре после свадьбы, по разрешению императора, супруги стали именоваться – князьями Юсуповыми графами Сумароковыми-Эльстон, чтобы род князей Юсуповых не пресёкся. Единственным условием была возможность передать титул только старшему сыну Юсуповх.


Беккер Николай – Портрет князя Ф.Ф. Юсупова, графа Сумарокова-Эльстона,

Граф Феликс Феликсович сын генерала, учился в Пажеском корпусе, став затем офицером гвардии.

Красивый и скромный офицер гвардии не имел выдающихся военных талантов. Но службу любил, служил хорошо. В 1882 году женившись на самой богатой невесте России княгини Юсуповой, в последствие благодаря связям и женитьбе без хлопот дослужился до генеральских чинов.

Нужно отметить, что свалившееся огромное богатство на Феликса Феликсовича(супруга всецело доверила управление ему), не испортило его. Хотя опыта управлением столь огромными семейными богатствами не имел. Как отмечают его современники, это не повлияло на его характер и не развратило его.

Среди военных его уважали и любили, военная служба была для него смыслом жизни. В общении был прост, но мог по делу позволить иногда быть резким и прямым. С подчинёнными был добр, за что они его и заслуженно любили.

Женитьба открыла молодому офицеру двери в высший свет, но это положение больше его тяготило, чем радовало. Тем не менее, свою военную карьеру, он сделал, служа при дворе. На войне он ни одного дня не провёл, дослужившись до генеральского звания.

Всю свою любовь княгиня отдавала своим детям, с которыми всегда была мягкой и терпеливой. Сыновья её очень любили, доверяя ей как другу сокровенные свои мысли и желания.

Главная любовь и глвная трагедия в жизни Зинаиды Юсуповой – это её сыновья. Вместе со знаменитой фамилией она унаследовала от прославленных предков и родовое проклятье. Согласно легенде, когда нагайский хан, предчувствуя скорую гибель, отправил сыновей ко двору русского царя, колдунья наложила на всех потомков Юсуфа родовую порчу. Из всех рождающихся в семье сыновей дожить до 26 мог только один.

Некоторые из Юсуповых с недоверием относились к этому преданию, однако сбывалось проклятье неукоснительно. Так произошло и с сыновьями Зинаиды. Не дожив нескольких месяцев до 26, ее старший сын погиб на дуэли.

От этой утраты княгиня в сущности так никогда и не оправилась, находя утешение лишь в благотворительности и возлагая все надежды на младшего сына Феликса.


Ф.Фламенг. 1894 г.


А.С Степанов. 1903 г.

Супруги вели светскую жизнь, пользовались уважением при русском дворе и среди членов императорской фамилии, со многими дружили. Часто устраивали большие приёмы и балы, съезжался весь высшей свет Петербурга, царственные друзья и иногда монаршие особы других государств, гостившие в России. В доме четы Юсуповых, в их усадьбах часто гостили люди искусства, по приглашению Зинаиды Николаевны.

Княгиня была близка и много лет дружила с великой княгиней Елизаветой Фёдоровной, супругой великого князя Сергея Александровича ( брат императора АлександраIII).

В хороших отношениях супруги Юсуповы находились с семьёй императора НиколаяII, но затем из-за Г. Распутина отношения испортились.

Вскоре после революции княгиня со своей семьей эмигрировала в Европу, где, благодаря уцелевшим драгоценностям и недвижимости, Юсуповы смогли вести безбедную жизнь, а благодаря душевной щедрости княгини, продолжали до конца ее дней помогать страждущим.


По материалам

Княгиня Зинаида Юсупова — самая богатая женщина Российской империи и крупный меценат

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова 2 сентября 1861 — 24 ноября 1939 — богатейшая российская наследница, последняя в роду Юсуповых.

А если это так, то что есть красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?
Н. Заболоцкий

Зинаида Николаевна Юсупова родилась в 1861 году в семье последнего в своем роду князя Николая Борисовича, одного из богатейших людей Российской Империи. Человек порядочный и щедрый, он дал дочерям прекрасное воспитание и образование. Зинаида с детства была окружена людьми культуры и науки, увлекалась философией.

После смерти сестры она стала единственной наследницей несметных богатств древнего рода, и к ней сватались не только русские аристократы, но члены королевских семей Европы. Одним из них был претендент на болгарский трон князь Баттенберг. Во время визита к княжне Юсуповой его сопровождал молодой поручик граф Феликс Сумароков-Эльстон. Не смотря на титул и звучную фамилию, он был ниже Зинаиды по положению и тем более достатку, но это не имело для девушки никакого значения.

По семейному преданию, это была любовь с первого взгляда. На следующий день Зинаида объявила отцу о своем выборе. Старый князь был удивлен и недоволен, но спорить с единственной дочерью не стал. Этот брак оказался на удивление счастливым и прочным. У Зинаиды Николаевны всегда было много поклонников, но она никогда не давала им повода и была предана мужу. Чтобы род князей Юсуповых не пресекся, Император личным указом разрешил графу взять также титул и фамилию жены. Их потомки должны были называться князьями Юсуповыми графами Сумароковыми-Эльстон.

Но, конечно, за роскошной ширмой богатства и почестей жизнь княгини шла своим чередом, как и у всех обычных женщин: радости сменялись печалями, светлые периоды – горем. Зинаида Николаевна родила четверых сыновей, но двоих из них похоронила в младенчестве. А вскоре после рождения старшего – Николая – и сама чуть не умерла. Врачи не смогли даже поставить точный диагноз и посчитали, что княгиня заразилась тифом. Но все оказалось гораздо страшнее – после преждевременных родов началось заражение крови. Княгиню считали безнадежной, а знаменитый профессор Боткин, лично ее лечивший, только беспомощно разводил руками, – сорокаградусную температуру невозможно было сбить, отказывала печень, а по всему телу уже появились темные пятна…

В 23 года трудно поверить в собственную смерть, но постепенно и сама Зинаида начала осознавать, что ей осталось недолго. В одну из тяжелых бессонных ночей она неожиданно вспомнила об о. Иоанне Кронштадтском – слава о нем уже тогда гремела по всей России. Ей очень захотелось увидеть его перед смертью, – не из-за надежды на чудо исцеления, а просто ради возможности поговорить с этим замечательным человеком. Семья Юсуповых давно хотела познакомиться с ним, но все как-то откладывалось, не получалось…

В Кронштадт послали старого надежного слугу, и о. Иоанн, узнав, в каком состоянии находится больная, отложил все дела и сразу приехал. То, как он молился, Зинаида Николаевна запомнила на всю жизнь. Боткин, с которым о. Иоанн, уходя, столкнулся в дверях, обратился к нему: «Помогите нам!» – что очень удивило окружающих, – профессор был известен своим скептицизмом и свободомыслием. Через несколько дней о. Иоанн причастил княгиню, и она впервые за долгое время спокойно уснула. Температура спала, и, проснувшись, Зинаида Николаевна почувствовала себя совершенно здоровой. У постели на коленях стоял муж, а рядом молча плакал профессор Боткин. Уже через неделю княгиня встала. А через 3 года у нее родился второй сын – Феликс, знаменитый убийца Григория Распутина. Но пока до тех страшных времен перед началом революции было еще очень далеко…

Франсуа Фламенг. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой

Княгиня, как и ее отец, была известной благотворительницей и меценаткой. Только в Петербурге она выплачивала огромные деньги нескольким десяткам приютов, больниц, гимназий. А в 1900 году они с мужем составили очень красноречивое завещание: «В случае внезапного прекращения рода нашего все наше движимое и недвижимое имущество, состоящее в коллекциях предметов изящных искусств, редкостей и драгоценностей, собранных нашими предками и нами… завещаем в собственность государства в видах сохранения сих коллекций в пределах Империи для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества…»

Во время войны княгиня содержала на свои средства санитарный поезд и лазареты, а в принадлежавших ей дворцах и имениях организовала санатории и больницы для раненых.

При дворе Зинаиду Николаевну очень любили и называли «Сиянием». И дело было, конечно, не в ослепительно сверкающих фамильных бриллиантах, которые княгиня надевала на балы. С собой она везде вносила жизнерадостность и умиротворение. Легко и естественно она могла разговаривать и с крестьянами в любимом Архангельском, и с Царем. «Матушка была восхитительна. Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам ее никто не мог противиться. Но дарованьями своими она не чванилась, а была сама простота и скромность», – вспоминал о ней сын Феликс.

А о редкой красоте княгини Юсуповой ходили легенды. «Княгиня была необычайно красива, тою красотой, какая есть символ эпохи», – вспоминала о ней после визита в Россию тетка испанского короля. Многие художники писали портреты Зинаиды Николаевны, и даже «придворному» художнику Маковскому, любившему (и умевшему) приукрашивать своих заказчиков, ничего не понадобилось исправлять в портрете княгини. Но у красоты княгини всегда был оттенок грусти.

Наверное, у всех древних родов есть свои легенды, красивые или страшные. Была такая легенда и у князей Юсуповых. По преданию, потомки татарского князя Юсуфа были прокляты своими соплеменниками за отказ от родной веры и переход на службу к русскому царю. Согласно этому проклятью, из всех рожденных в одном поколении Юсуповых до двадцати шести лет доживать будет лишь один.Об этой легенде Зинаида Николаевна вспомнила, когда на дуэли погиб ее старший сын Николай. Через несколько месяцев ему исполнилось бы 26 лет… Единственной радостью и надеждой родителей стал младший – Феликс. Теперь он был наследником не только удивительной красоты свой матери, но и всего огромного состояния, по величине уступавшего только императорскому.

Молодого князя можно было назвать ярким представителем «золотой молодежи» того времени. Его эпатажные выходки обсуждались в высшем свете и сразу обрастали подробностями и домыслами – о его любви одеваться в женские наряды, затем – о его нетрадиционной ориентации… Впрочем, эта тема вообще была очень популярна в светских «салонах». И доставалось не только Феликсу, но и Великому князю Сергею Александровичу, мужу Елизаветы Федоровны, и Великому Князю Константину Константиновичу (к слову, примерному семьянину и отцу 9 детей). Поэтому довольно сложно судить, сколько в этих сплетнях было правды, а сколько – просто вымысла. Да и вряд ли в таком случае позволила бы Царская семья Феликсу Юсупову жениться на племяннице Императора – княжне Ирине. Николай II был очень принципиален в подобных вопросах, а титулы и богатства стояли для него на последнем месте.

Феликс Юсупов со своей невестой Ириной Александровной, 1913

Царская семья любила чету Юсуповых. Особенно дружила с Зинаидой Николаевной великая Княгиня Елизавета Федоровна. У Императрицы Александры Федоровны тоже были с ней тёплые отношение, но продлились они недолго. Причиной разлада стал Григорий Распутин. Постепенно становилось очевидно, что он не только пользуется авторитетом у Царицы, но и пытается влиять на политические решения Царя. Елизавета Федоровна пыталась уговорить сестру удалить его от двора, а Зинаида Николаевна, всегда отличавшаяся прямотой, открыто осуждала поведение «старца». Но Александру Федоровну невозможно было переубедить. Она почти перестала общаться с сестрой, а с княгиней Юсуповой полностью разорвала дружбу.

В этой трагической истории нет виноватых, у каждого была своя правда. Елизавета Федоровна и Зинаида Николаевна пытались спасти авторитет Царской семьи и пресечь слухи о Распутине и Императоре, которые распространялись не только в высшем обществе, но и среди простого народа. А Александра Федоровна как мать была готова на все, лишь бы облегчить мучения любимого сына, и безоговорочно поверила человеку, пообещавшему его исцеление. Есть мнение, что если бы в то время был жив о. Иоанн Кронштадтский, Распутина не было бы при дворе и все сложилось бы совсем по-другому… Когда же в 1916 году Феликс Юсупов с сообщниками убил Распутина, мать первой поддержала его: «Ты убил чудовище, терзавшее страну. Ты прав. Я горжусь тобой…».

Смертную казнь князю Царь заменил на ссылку в дальнее имение, а спустя 2 года, уже сам находясь с семьей в Тобольске, передал через своего лейб-медика послание: «Когда увидите княгиню Юсупову, скажите ей, что я понял, сколь правильны были ее предупрежденья. Если бы к ним прислушались, многих трагедий бы избежали».

Когда началась Гражданская война, Феликс с семьей был уже в Крыму и вместе с братьями жены подал генералу Деникину прошение о зачислении в Белую армию, но все они получили отказ – «присутствие родственников императорского семейства в рядах Белой Армии нежелательно». В 1919 году, накануне захвата Крыма большевиками, Зинаида Николаевна с мужем, сыном, невесткой и маленькой внучкой эмигрировала на броненосце «Мальборо», который прислал племянник вдовствующей Императрицы Марии Федоровны король Англии Георг. Позже, на Мальте, Феликс обменял несколько фамильных бриллиантов на паспорта и визы для своей семьи и переехал в Париж.

В эмиграции Юсуповы, конечно, не бедствовали, благодаря небольшому количеству драгоценностей, которые удалось вывести из России, и недвижимости, купленной за границей еще задолго до революции. Но после начала Первой мировой войны многие аристократы, в том числе и Юсуповы, из чувства патриотизма перевели все свои денежные средства из иностранных банков на Родину. Поэтому и оказались на чужбине почти без средств к существованию.

Но и саму Зинаиду Николаевну, и ее близких пропавшие богатства почти не волновали. Как и все эмигранты, они мечтали только об одном – вернуться в Россию. «Увижу ль когда Россию. Надеяться никому не заказано. Я уж в тех годах, когда не мыслишь о будущем, если из ума не выжил. А все ж еще мечтаю о времени, которое, верно, для меня не придет и которое называю: “После изгнания”», – писал в старости Феликс Юсупов.

Его мать прожила долгую жизнь, вырастила внучку и была похоронена на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Россию она так и не увидела.

Когда-то известный художник Валентин Серов, писавший ее портрет в Архангельском, сказал: «Если бы все богатые люди, княгиня, были похожи на вас, то не осталось бы места несправедливости». На что Зинаида Николаевна ответила: «Валентин Александрович, несправедливости не искоренить, и тем более деньгами».

Карл Лагерфельд

Раскованность в стиле и революционность идей, несмолкающая слава модного дома Chanel, соединение люксовой одежды с брендами масс-маркета – это достижения легендарного Карла Лагерфельда. Он не обращал внимания на преклонный возраст и до 85 лет занимался делом всей жизни. О детстве и юности, начале карьеры и блестящих успехах, достижениях модельера и его влиянии на моду, а также интересных фактах – узнаем, какой была яркая жизнь законодателя мировой моды Карла Лагерфельда.

Список кратких сведений

Перечислим основную информацию:

  1. ФИО – Карл Отто Лагерфельд.
  2. Дата рождения – 10 сентября 1933 года (год рождения неточен: в интервью модельер указывал также 1935 и 1938 года. Путаница возникла из-за неправильных сведений, поданных матерью Лагерфельда при оформлении документов).
  3. Дата смерти – 19 февраля 2019 года.
  4. Возраст – 85 лет.
  5. Город рождения – Гамбург, Германия.
  6. Национальность – шведские корни по матери и немецкие по отцу.
  7. Рост – 180 см, вес – 71 кг.
  8. Карьера – модельер, издатель, коллекционер, фотограф.
  9. Семейное положение – холост.
  10. Дети – нет.

Родители и ближайшие родственники

Родителями и близкими родственниками знаменитости были:

  1. Отец – Отто Лагерфельд, немецкий предприниматель, что владел фабрикой по выпуску сгущенного молока.
  2. Мать – Элизабет, родом из Швеции.
  3. Старшая сестра – Марта-Кристиана (проживала в США с конца 50-х гг., скончалась в 2015-м).
  4. Единокровная сестра – Теа.

Детство и юность знаменитости

Мальчишкой Карл Лагерфельд проживал в родном городе Гамбург. В детстве он увлекался иностранными языками, поскольку был очарован умением отца свободно изъясняться на 12 языках. Юноша изучил 5 языков. Мать прививала будущему модельеру эстетическое восприятие.

С юного возраста вместо футболки он надевал рубашку, к которой самостоятельно повязывал галстук.

Образование и начало карьеры

В 14 лет Карл отбыл в Париж для поступления в лицей по пошиву одежды. Спустя 3 года учебы Лагерфельд представил на конкурсе эскиз оригинального пальто. Жюри, среди которых были именитые кутюрье Кристиан Диор и Пьер Бальман, высоко оценили старания юноши. За изобретение его наградили премией, а Бальман пригласил к сотрудничеству. Карл обучался искусству создания модной одежды под руководством мастера на протяжении 3 лет.

Карьерные вехи

Молодой дизайнер изобретал откровенные вещи, неведомые публике, поэтому она холодно воспринимала подобную раскованность в стиле. 1958 год ознаменовался для Карла началом управления Jean Patou. Спустя 5 лет модельер отправился в Рим: он заинтересовался доскональным изучением истории искусства, знания которой позволили бы ему создавать оригинальные коллекции.

Уникальность модельера состояла в умении находить решения для конкурирующих между собой модных домов. В середине 60-х он сотрудничал одновременно с:

  • Chloe;
  • Fendi;
  • Krizia;
  • Charles Jourdan.


В их коллекции дизайнер привносил свою изюминку. Так, в Chloe появились камзолы с уникальным кроем и одежда из полупрозрачных тканей. Стараниями Лагерфельда Fendi стал известным брендом среди мировых звезд: легкие меховые изделия предпочитали Джина Лоллобриджида, Грейс Джонс и Катрин Денев. В 1971 Карл работал на должности креативного директора Chanel. На то время модный дом утратил свои позиции среди конкурентов, но Лагерфельд спас его, наделив коллекции оригинальностью.

Дизайнер взялся за парфюмерию. В 1975-м вышел первый аромат с нежными цветочными нотками.

Начало 90-х ознаменовалось выходом новой коллекции Карла Лагерфельда и сотрудничеством с Клаудией Шиффер. С 1992 по 1997 гг. кутюрье возглавлял Chloe, пока должность не заняла Стелла МакКартни.

В 2000-х мир моды узнал о еще одном бренде – Lagerfeld Gallery. До 2010-х легендарный кутюрье изобретал концертные наряды для Кайли Миноуг и Мадонны. Карлу было за 60, но его отличала удивительная энергичность: он основал еще один собственный бренд – K by Karl Lagerfeld. Вклад в развитие мирового искусства и культуры не остался незамеченным. В 2010 году дизайнера наградили Орденом Почетного легиона.

В 2015-м Лагерфельд выпустил собственную короткометражку о Коко Шанель. Мир увидел новую коллекцию кутюрье. Карл пошел дальше: он запустил выпуск обручальных колец вместе с Frederick Goldman.

Нестандартное мышление и оригинальный подход, присущие Лагерфельду, проявились в его коллаборациях с:

  1. Маркой Puma. Сотрудничество состоялось осенью 2018 года к 50-летию знаменитых кроссовок Puma Suede. Коллекция Карла включала 13 образцов мужской и женской одежды: кепок, рюкзаков, худи, спортивных брюк, футболок. Лагерфельд разработал дизайн для 2 пар кроссовок.
  2. Лондонским художником Йони Альтером – мастером создания фотопринтов. Принты украсили платья, шорты, рубашки и футболки, а также аксессуары в стиле сафари.
  3. Стилистом Карин Ройтфельд. Результатом коллаборации стало появление коллекции с прозрачными блузками и юбками-карандашами.
  4. Косметическим брендом L’Oreal Paris.
  5. Производителем брендовых столовых приборов Christofle.

Продажа бренда


Она состоялась в 2005 году, когда «Karl Lagerfeld» перешел в собственность Томми Хилфигера. Кроме модного дома, Карл продал Lagerfeld Gallery. Марка включала:

  • фотографии;
  • коллекции;
  • арт-пространство;
  • библиотеку из 230 тыс. книг.

Все вещи принадлежали Карлу Лагерфельду.

О влиянии на моду

Среди оригинальных модных идей Лагерфельда отметим:

  1. Сочетание кроссовок с элегантными платьями.
  2. Большие очки, закрывающие половину лица.
  3. Использование натурального меха.
  4. Сумки, кроссовки, бомберы и митенки из твида.
  5. Сочетание мужского костюма с жилетами со светоотражателями.
  6. Объединение домов высокой моды с масс-маркетами.

Коллекции

Перечислим самые известные:

  • K-line – первая коллекция модельера. Одежда отличалась простым кроем, передними и задними вытачками и высокой талией.
  • Karl x Kaia – совместная коллекция Карла Лагерфельда и дочери Синди Кроуфорд Кайи. Критики описывали ее как соединение фирменного стиля Кайи с платьями, украшенными вырезами, и коротких худи и тонкой парижской эстетики Лагерфельда, который привнес в коллекцию перчатки с вырезанными пальцами и узкие блейзеры.
  • The Edit by Carine Roitfeld – коллекция, созданная в сотрудничестве с Карин Ройтфельд.
  • Chanel Haute Couture 2019 – последняя коллекция кутюрье для этого модного дома.
  • Fendi aw19/20 – также последняя коллекция для дома моды Fendi.

Гений Карла Лагерфельда

19 февраля мир лишился знаменитого модельера Карла Отто Лагерфельда. Этому человеку-символу целой эпохи модной индустрии было 85 лет и он прожил жизнь полную загадок и тайн, жизнь, в которой он бесконечно много работал, блестяще проявляя себя в разных сферах высокого искусства. Безумно талантливый, он 36 лет он возглавлял один из самых известных модных домов мира — Chanel.

О его удивительной творческой личности, в которой сочетались постоянное желание работать над собой, совершенствоваться, делать мир красивее и при этом, перевоплащаясь, неуёмно фантазировать. мы будем говорить в этой небольшой статье.

Ежегодно дизайнер создавал 2500 эскизов — примерно, семь моделей в день, которые выливаются, вы только подумайте, в 14 коллекций в год. такого трудоголизма, пожалуй, не было ни у одного модельера!

Однако его творчество не ограничивалось только разработкой одежды. Талантливый гений моды трудился над новыми ароматами парфюмерной линии, увлекался фотографированием собственных идей, которые воплощал в материалах и тканях. Основные три страсти Карла — духи, фотография и книги. При этом все рекламные компании Лагерфельд снимает самостоятельно и много времени проводит на фотосъёмках, правда фотографией он увлёкся уже в преклонном возрасте. Он любил рисовать карикатуры на скандально знаменитых личностей, придумывать сценарии дефиле, маскарадов и праздников: они не только развлекали его друзей и клиентов, но и способствовали известности самого Лагерфельда..

Ещё некоторое «мгновенье» назад, в январе 2019 года, состоялся его последний показ, он не смог присутствовать на шоу Chanel, ссылаясь на свою усталость, на поклон публике вышла его соратница Вирджини Виар, которая являлась соратником и другом Карла Лагерфельда втечение более 30 лет.

Вообще, слухи о том, что студийный директор бренда Виар заменит Карла на посту креативного директора, появились в 2017, когда Виржини начала выходить на поклон вместе с Лагерфельдом.

Поэтому сегодня совсем неудивительно, что генеральный директор Chanel Ален Вертхаймер доверил именно ей творческую работу над коллекциями, чтобы «продолжить наследие Габриэль Шанель и Карла Лагерфельда», — сказал он в сообщении.

В одном из своих интервью Карл Лагерфельд произнёс такие слова «Не говорите…я мог это сделать, если вы этого не сделали». По-моему, эти замечательные слова требовательного, прежде всего, к себе человека, определяли жизненную канву кутурье, стали отправной точкой его поступков и великих помыслов.

Давайте посмотрим, каков был жизненный путь этого человека, который, прежде чем изменить мир, изменил сам себя.

По словам самого Карла Лагерфельда, его дата рождения не определена, она расплывается от 1933 до 1938 года. Остальные моменты жизни его известны. Место рождения — город Гамбург в Германии.

Он появился на свет в состоятельной семье: его отец был бизнесменом и знал 12 иностранных языков, а мама прививала сыну изящные искусства и очень любила моду. Молодой человек имел возможность выбирать то образование, которое ему хотелось. А финансовое благополучие семьи давало возможность получить любое образование.

Карьера молодого немца развивалась бурно. Он учился в престижной школе при Синдикате высокой моды, где познакомился с одногруппником, другой будущей звездой европейской моды — Ив Сен-Лораном. Там начались те взаимоотношения, в результате которых, журналисты впоследствии назовут их «непримиримыми соперниками». Лагерфельд делал учебные коллекции, через год после начала курса выиграл свой первый конкурс молодых модельеров Fashion Design Competition, в 1955 Награжден Первой премией за дизайн пальто, сшитое из шерсти.

Лауреаты: в 1954 году 17-летний Лагерфельд (крайний слева) и 19-летний Ив Сен-Лоран (тре-тий слева) разделили первый приз на конкурсе Международного секретариата шерстяников.

Им было суждено определить моду второй половины века!

В 60-х годах приметы времени навели Карла Лагерфельда совсем на иные мысли, чем Куррэжа или, например, Кардена. Он сделал ставку на Pret-a-porter. Вместо того, чтобы взвалить себе на плечи собственный модный дом, Лагерфельд предпочел работать по найму, оставаясь свободным дизайнером. Словом, он двигался в направлении, прямо противоположном курсу Сен-Лорана. Но и не имея собственной империи, Лагерфельд все же стал «императором Карлом» — повелителем многих домов, которые процветали и благоденствовали под его творческим руководством. В первый раз он прославил себя и своих работодателей в «Хлоэ» в 1963 году. Проработав там двадцать лет, в 1993 году он ушел на несколько лет, но в 1997 году вернулся, чтобы вдохнуть новую жизнь в созданный им стиль «флирт-лук», бесподобно юный и женственный. Ему первому пришла мысль о нанесении принтов на кружевные и шелковые ткани.

В 1965 году в Риме Лагерфельдначал шить меховые коллекции для «Фенди». Наследница модного дома Сильвия Фенди вспоминала: «Когда Карл пришел в нашу компанию, я поняла, что произошло нечто особенное». Для Fendi Лагерфельд придумал концепцию «Fun Fur» — «забавного меха». Дизайнер решил, что не нужно обращаться с мехом как с драгоценностью: шубы под его началом стали шить из стриженого, бритого — или, наоборот, специально взлохмаченного — меха, зачастую еще и покрашенного в самые невообразимые цвета.

На фото: Карл Лагерфельд и Сильвия Фенди.

Из коллекции Fendi осень-зима 2016-2017 — кружево из мохера и меховые цветы! Вы только посмотрите, как удивительно красиво!

До конца своих дней он отвечал за все коллекции этого дома!

Но величайшим свершением «императора Карла» стало возрождение стиля Шанель. По иронии судьбы именно Карл Лагерфельд, который в 60-х годах утверждал, что высокая мода устарела, к концу 20 века являлся ее новатором.

В одной из статей о модельере New Yorker писал, что в 1983 году, когда Лагерфельд только пришел в Chanel, компания переживала не лучшие свои времена. Со смерти Габриэль (Коко) Шанель прошло больше 10 лет, но марка все еще была в затяжном кризисе и оставалась в памяти покупателей «чем-то вроде парфюмерной компании с несколькими магазинами одежды». Некогда знаковый для бренда — и придуманный, опять же, самой Коко Шанель — твидовый костюм с узкой юбкой к 1980-м превратился, по словам бывшего редактора французского Vogue Джоан Джулиет Бак, в «наряд для провинциальной женщины-политика средних лет». Лагерфельд смог это изменить.

Классический твидовый пиджак остался, но претерпел все возможные изменения: на него нашивали пайетки и жемчуг, он становился то короче, то длиннее, на подиуме его демонстрировали то с джинсами, то с велосипедными шортами, то и вовсе со спортивными штанами. То же происходило с придуманной в 1955 году стеганой сумкой на цепочке — Chanel 2.55. Ее продолжили выпускать — но в самых разных цветах и из разных материалов. Благодаря Лагерфельду знаковая для бренда сумка с каждым годом становилась дороже (к примеру, в 2010 году она стоила меньше трех тысяч долларов, в 2019 — почти семь тысяч).

Неудивительно, что Дом Шанель осаждают в первую очередь американки. Ведь именно у Лагерфельда впервые — узкое вечернее платье, такое популярное и сегодня (это отдаленная реминисценция на платья для коктейля, созданные Коко в 30-х годах), каждый раз выглядит по-новому.

Настоящим признанием таланта Карла стала моментальная продажа коллекции Lagerfeld во времена сотрудничества дизайнера с компанией H&M. Модели были раскуплены в первые часы после открытия фирменных магазинов.

Свой знаменитый образ — длинные собранные в хвост волосы, большие темные очки, серебряные украшения, кожаные митенки, узкие брюки или джинсы, приталенный пиджак и бутылочка диетической «Кока-колы» — Лагерфельд придумал еще в 1980-х. Этот образ стал и объектом поклонения, и поводом для шуток, и очередным способом капитализации бренда, точнее, всех трех брендов, которыми руководил модельер. Но всегда Карл неуклонно следовал однажды выбранному своему курсу: «Меня интересует только мое собственное мнение», — заявлял мэтр в интервью, он никогда не спорил с толпой журналистов, такая возможность для них была исключена.

О Карле Лагерфельде много пишут в эти дни, тщательно смокуя его личную жизнь и былые привязанности. Сам модельер не любил разговоров о своей личной жизни: «В моём возрасте говорить об этом неприлично», — открыто заявлял он.

На мой взгляд, судить о человеке такого масштаба мы не имеем права: его гений слишком много оставил миру в наследие! Сколько раз он мог уйти под звуки громких аплодисментов, он уже был и знаменит и его талант шокировать публику многократно был признан во всём мире, но он каждый раз вновь и вновь уверенно шёл видимым только ему путём, он всегда чувствовал все тенденции и грядущие перемены и в моде и в обществе.

«Я терпеть не могу дни рождения, — заявлял Карл Лагерфельд. — Я не праздную прошлое. Мне больше нравится настоящее и будущее».

Он всегда был, прежде всего, самим собой, он сам себя «сделал», работая над своим имеджем, он испытывал чувство счастья вообще от возможности просто работать, поэтому, отсекая всё лишнее, не «разбрызгивал себя по мелочам». Одна из самых популярных цитат модельера гласит: «Ты должен заниматься тем, что делает тебя счастливым. Забудь о деньгах или других ловушках, которые принято считать успехом. Если ты счастлив, работая в деревенском магазине, работай. У тебя всего одна жизнь». Так верно!

Своих ровесников он считал скучными и претенциозными, о женщинах без вкуса говорил, что они безвкусны даже в дорогих платьях. Он не умел быть двуличным и всегда смело высказывал то, что считал необходимым. особенно о неразвитом чувстве вкуса. Если у вас есть деньги, то что мешает вам развить своё понимание прекрасного?

И всю долгую жизнь легендарного немца окружали прекрасные и экстравагантные женщины, многие из которых стали для него источником вдохновения: Кара Делевинь, Кристен Стюарт, Инесс де ля Фрессанж, Кира Найтли. По просьбе Лагерфельда бренд в разные годы рекламировали супермодели Линда Евангелиста и Клаудиа Шиффер, актрисы Джулиана Мур, Николь Кидман, Лили-Роуз Депп, а так же известные музыканты. Ролики бренда снимал как сам кутюрье, так и знаменитые режиссеры, например, Баз Лурман.

Кира Найтли в рекламе Шанель:

Как и многие люди из модной индустрии, он поклонялся молодости и всем ее приметам: свежести и упругости кожи, худобе. Карл Лагерфельд считал, что природные недостатки обязательно нужно исправлять «Никому не нужны эти ваши «натуральные» женщины!» —восклицал модельер.

«Тело должно быть совершенным, — проповедовал кутурье — А если оно несовершенно — сядьте на диету». Он знал, о чем говорил: ему удалось похудеть на 40 килограммов, и о том, как этого добиться, модельер рассказал в своей книге «Диета Карла Лагерфельда». Она вышла в 2002 году и была посвящена тому, как модельер за 13 месяцев сбросил значительный вес — по его собственным словам, ради того, чтобы носить костюмы Dior Homme, созданные дизайнером Эди Слиманом. Но даже при такой мотивации он выбрал свой способ похудения: и так было в любой, кажется, мелочи.

Однако у Карла всё же была страсть, он не лишил себя возможности быть нежным и заботливым. Однажды манекенщик Батист Джабикони принёс ему бриманскую кошку, её зовут Шупетт и Карл для неё стал «папочкой Карлом». Для своей очаровательной воспитанницы он завёл аккаунт в Инстаграм, в котором рассказывал о ежедневных кошачьих заботах и жизни любимицы: окружённая папочкиной заботой, голубоглазой красавице в белой шубке прислуживали две горничные и она имеет уютные отдельные аппартаменты (комнату) в его парижской квартире, которую Лагерфельд сам и оформил с искренней отцовской любовью.

Пожалуй, единственной из женщин, он прощает ей все «преследования» и следует её капризам: купил несколько ошейников с бриллиантами, она дважды попадает на обложку модных журналов (есть сведения, что Шупетт «заработала» 3 млн. долларов) . но «папочка Карл» ещё при жизни вписал ее в свое завещание (сколько именно получит Шупетт, пока неизвестно). Он создаёт для своей подопечной легко узнаваемый собственный бренд с гламурной коллекцией модных аксессуаров. И здесь он творит! И здесь вновь раскрывает ещё одну сторону своего многогранного таланта художника — дизайнера. Действительно, если человек талантлив, то он талантлив во всём!

Еще при жизни Лагерфельда его называли человеком-машиной и человеком-брендом, человеком-космополитом и человком-символом, но как бы его ни называли, он, прежде всего, Творец; он сотворил невероятно красивую историю и ушёл, чтобы навсегда остаться её частью.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: