Какое будущее ждет натуральный мех и аксессуары из кожи

Какое будущее ждет натуральный мех и аксессуары из кожи

  • Мода
  • Красота
  • Стиль жизни
  • Культура
  • Еда

В среду, 21 марта, в Сан-Франциско приняли законопроект, который запрещает продажу натурального меха. Запрет вступает в действие с 1 января и распространяется на одежду и аксессуары с натуральным мехом, включая пальто, брелоки и перчатки.

Закон позволяет ретейлерам и розничным торговцам продавать текущий ассортимент до 1 января 2020 года.

Использование меха — один из самых противоречивых вопросов в мире фешн. На международных Неделях моды часто проводят акции протеста, которые заканчиваются обливанием краской тех модников, кто рискнул надеть изделие из меха. В Украине недавно также проводили мирную акцию против производителей меха по инициативе организации UA.Animals.

Есть ли будущее у изделий из меха в мире моды или мы стали более осознанно относиться к тому, что покупаем и носим? Считается ли шуба признаком высокого статуса или такое мнение осталось у старших поколений, а миллениалы считают наличие меха в гардеробе признаком безвкусицы и невежества? Давайте разберемся какое же будущее у изделий из меха.

Миллениалы определяют устойчивое потребление ключевым фактором при покупке вещей. Они более ответственно подходят к тому, на что тратить деньги и что носить, чем их родители 10-15 лет назад.

Вещи, которые раньше были признаком статуса, сегодня его теряют. А некоторые из них перешли из категории статусный в категорию тех, что стыдно носить, — Ивонн Тейлор, старший менеджер по корпоративным проектам в Великобритании PETA (People for Ethical Treatment of Animals).

От использования натурального меха отказалось уже много известных брендов. Генеральный директор Gucci, Марко Биззарри, объявил, что итальянский дом больше не будет использовать мех: “Это не современно”, — сказал он. Том Форд последовал примеру незадолго до своего показа AW’18. Донателла Версаче также отказалась от создания одежды из меха для Versace.

Мех? С ним покончено. Я не хочу убивать животных, чтобы создавать моду. Это плохо. — Донателла Версаче.

Среди брендов, которые отказались использовать мех, много громких имен: Furla, Stella McCartney, Jimmy Choo, Michael Kors и Ralph Lauren.

Два десятилетия назад такие супермодели, как Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Кристи Терлингтон и Клаудиа Шиффер, заявили, что лучше будут ходить голыми, чем носить мех убитых животных. В отличие от сегодняшних известных инста-моделей: Кендалл Дженнер, Беллы Хадид, Кары Делевинь и Адвоа Абоа. Они спокойно носят шубы и участвуют в показах брендов, которые используют мех. Тем самым, модели популяризируют его среди многочисленной армии фанатов.

Не отстают и знаменитости. Рианна, Ким Кардашьян, Бейонсе регулярно носят вещи из меха и выкладывают фото в Инстаграм.

40-миллиардная меховая индустрия и сама не перестает обрабатывать миллениалов. Бренды делают “работу над ошибками” и больше не предлагают новому поколению цельные меховые изделия, такие как шубы из норки. Они используют его в более социально приемлемом формате: в качестве отделок на парках, сумках, в виде помпонов на обуви и брелоках.

До недавних пор мех считали дорогостоящим и старомодным, теперь же он становится разноцветным и веселым, при виде которого в голове не всплывают образы убитых зверьков. Вспомнить хотя бы сумку Fendi Bag Bugs или брелок из меха Кarlito, олицетворяющего Карла Лагерфельда.

Но спрос на искусственный мех растет. Он такой же мягкий и роскошный, как натуральный. Носить искусственный мех — не признак дурного вкуса или низкого статуса. Это показатель гуманности и дань моде.

Искусственный мех более универсален, когда дело доходит до дизайна. Многие говорят о том, что он приносит больше вреда окружающей среде, чем натуральный. Но мы готовы с этим поспорить. Благодаря новым технологиям искусственный мех начали производить из переработанной кожуры фруктов и пластмассы.

Но и изготовители меха не собираются отступать. Они прилагают усилия, чтобы завоевать молодых клиентов, предлагая новые продукты, такие как кроссовки с меховой отделкой и бомберы украшенные норкой.

В ближайшее время мы не сможем попрощаться с мехом насовсем. Но одно знаем точно: шубы из искусственного меха — главный маст-хэв осенне-зимнего сезона. Дизайнеры представили как варианты из разноцветного меха, так и шубы с “хищным” принтом. Ты точно найдешь тот вариант, который придется по душе.

Как коронавирус поставил под удар производство шуб и что будет c рынком в будущем

Натуральный мех в словаре фешен-терминов 2020 звучит как архаизм с сомнительной с точки зрения этики репутацией. Многие страны и бренды отказались от этого ретроградного материала в пользу экологичных заменителей, но до fur-free победы еще далеко. Свои коррективы в индустрию внесла пандемия: правительство некоторых стран приказало уничтожить всех норок на фермах, где был обнаружен ковид. Forbes Life рассказывает, что происходит с меховым рынком в 2020-м и какое будущее его может ждать.

Пушные ценности

Пионером антимехового движения был Кельвин Кляйн, который еще в 1990-х прекратил использовать этот материал. В том же десятилетии вышел знаменитый фотопроект для PETA (People for the Ethical Treatment of Animals — «Люди за этичное отношение к животным»), в котором Наоми Кэмпбелл, Кристи Тарлингтон и другие супермодели позировали обнаженными. Он гласил: I’d rather go naked than wear fur («Я лучше буду ходить голой, чем в мехах»). В то время это была не слишком популярная точка зрения, и разделяли ее разве что активисты-зоозащитники, регулярно прерывающие пикетами показы на Неделях моды. На новый виток антимеховая мода вышла в 2001 году: Стелла Маккартни только создала свой бренд и заявила, что в его ДНК натуральный мех не входит. Но настоящий бум на отказ от этого материала для брендов произошел недавно. За последние несколько лет крупные марки, включая Prada, Burberry, Gucci, Chanel, Versace, Armani и DKNY, полностью отказались от меха. Вслед за ними устремился и масс-маркет: Zara, H&M и Massimo Dutti также отказались от натуральных шуб в угоду экотрендам. Группа Yoox Net-a-Porter прекратила продажи меха в 2017 году, в прошлом году универмаги Bloomingdale’s и Macy’s заявили о своих намерениях сделать то же самое. Эти маленькие победы сподвигли Peta торжественно заявить, что fur-free движение победило, и свернуть свою антимеховую кампанию.

Читайте также:
Благотворительная ярмарка Charity & Fashion

Закон и мех

Торговля мехом уже запрещена во многих странах Европы, включая Бельгию, Германию, Ирландию, Норвегию, Словакию и Великобританию. Ожидается, что Нидерланды, Польша и Дания поддержат подобную концепцию в следующем году, а Франция — в 2025-м. В 2018 году Британский модный совет заявил, что на подиумах Лондонской недели моды меха больше не будет, а правительство сейчас рассматривает вопрос о запрете продажи, хотя производство меха в стране было запрещено еще в 2000 году. Несмотря на то, что в Европе все еще существуют 6000 ферм, где выращивают пушных зверей, цифры говорят об упадке индустрии. По данным итальянской меховой ассоциации Associazione Italiana Pellicceria, розничные продажи меха в Европе сократились на 50% с 2006 года до примерно €800 млн в 2018 году. Чистая прибыль финского аукционного дома Saga Furs за год составила €45,7 млн, что на 13% меньше по сравнению с предыдущим годом.

Но до тотального мирового отказа от меха еще далеко. Чтобы понять масштабы производства, нужно обратиться к статистике. Международное общество защиты животных HSI сообщило, что в 2018 году по всему миру было выращено 60 млн норок для меха. При этом в Китае — 20,6 млн, на втором месте Дания с 17,6 млн, на третьем — Польша с 5 млн. Последние две, как говорилось выше, подумывают отказаться от этого рынка, Китай же только наращивает прибыль от пушных ферм, ему прогнозируют рост выручки с £6,6 млрд в прошлом году до £6,9 млрд в 2021 году. В 2019 году США рынок шкурок принес $466 млн. А общий объем продаж меха во всем мире за прошлый год составил около €22 млрд, что является небольшой, но все-таки долей рынка предметов роскоши с объемом в €281 млрд. Мировая модная индустрия сегодня взяла вектор на экологичные альтернативы натуральному меху, и это касается даже отделки. Но в том же Китае, который не отличается гуманным отношением к животным, помпоны, отделка для сумок и аксессуаров пользуются спросом. Организация ActAsia в своем отчете по поводу меховой индустрии в Китае заявила, что почти 43% опрошенных предпочитают именно меховую отделку, а не шубы (16,6%).

Мягкий капкан

В 2020-м очередной удар по меховому бизнесу нанесли уже не экоактивисты, а пандемия коронавируса: норки, являющиеся самым важным активом мехового рынка, стали разносчиками вируса SARS-CoV-2, который вызывает COVID-19. В сообщении ВОЗ говорится, что новая вариация коронавируса Cluster 5 (которую обнаружили и у норок, и у сотрудников звероферм) опасна тем, что снижает способность организма вырабатывать антитела к коронавирусу, а значит, уменьшает эффективность будущих вакцин.

В Нидерландах на норковых фермах в Дерне весной началась вспышка коронавируса. Из 97 протестированных сотрудников 16 ферм 66 человек получили положительный тест на ковид (67% от общего количества). Возникло предположение, что как минимум два человека из них заразились от норок, так как их показатели SARS-CoV-2 были идентичны тем, что обнаружили у животных. Опасаясь серьезной вспышки и вероятности, что эти локации могут стать длительным источником заражения, Министерство сельского хозяйства приказало уничтожить более 600 000 животных. Также правительство закрыло все меховые фермы до 2021 года, а фермерам приказало либо уничтожить норок (если ферма заражена), либо пустить на мех. Сейчас в Нидерландах насчитывается около 150 меховых ферм, но с 2024 года выращивать норок для меха в стране будет запрещено.

До этого, еще в мае, норковую ферму временно закрывали на карантин в испанском городе Теруэле — после того, как у семерых ее сотрудников обнаружили коронавирус. После этого животных периодически тестировали на ковид. В июле Министерство сельского хозяйства, животноводства и окружающей среды Испании приказало уничтожить порядка 100 000 норок из-за вспышки коронавируса на пушной ферме в Арагоне. Следующей страной, где продолжили усыплять норок по тому же сценарию, стала Дания, занимающая второе место по объему выращивания норок в мире: в ноябре 284 фермы оказались заражены COVID-19, еще под подозрением находились 25 хозяйств. Всего планировали уничтожить около 17 млн животных, но пока уничтожено 10 млн. В итоге в стране предложили запретить разводить норок до 31 декабря 2022 года, чтобы остановить распространение вируса, а хозяйствам выплатить компенсации. Ситуация в Дании серьезно пошатнула будущее всей индустрии. Крупнейший в мире меховой аукцион Kopenhagen Fur, принадлежащий Датской ассоциации производителей меха, заявил, что будет использовать свои текущие акции, а также продавать 5 млн шкурок, которые он получит в ближайшее время от норковых ферм за пределами зоны заражения. После этого они планируют закрыться в течение двух-трех лет.

У массового уничтожения пушных зверей появился побочный эффект — шубы становятся снова эксклюзивным продуктом

На этом история со вспышками коронавируса на пушных фермах не заканчивается. В Греции заражение выявлено на двух зверофермах в районах Козани и Кастория. Министерство сельского хозяйства страны приняло решение уничтожить 2500 животных. Инфекция обнаружена у десяти сотрудников. В Греции существует 90 хозяйств, которые ежегодно выращивают 1,2 млн молодых норок, в этой отрасли заняты более 800 семей, она приносит стране €60-70 млн в год. В ноябре стало известно, что в Ирландии норковым фермам следует готовиться к уничтожению животных, чтобы остановить возможное распространение мутировавшей формы COVID-19. Несмотря на то, что ни одного положительного теста на коронавирус у норок не было обнаружено, главный врач Ирландии Тони Холохан заявил, что все поголовье, которое выращивается в стране, должно быть уничтожено. Это, по сути, действия на опережение, связанные с тем, что ситуация, как у датских норок, может повториться и в Ирландии.

Читайте также:
Как Ким Кардашьян отметит свой день рождения после ограбления

В середине ноября Франция тоже решила проверить четыре фермы в стране на наличие зараженных коронавирусом норок. И не ошиблась: в регионе Эр-и-Луара обнаружили больных животных. Министерство сельского хозяйства Франции заявило, что 1000 норок, которые там находятся, необходимо уничтожить. Второе хозяйство оказалось невредимым, а на остальных двух еще идут тестирования. Замыкает марафон уничтожения норок Польша, которая занимает второе место в Европе по производству меха. Польские ученые из Гданьского университета выявили восемь случаев заражения ковидом норок на ферме на севере страны, вызвав опасения, что для сдерживания заболевания понадобится уничтожить животных. Сейчас ведутся дальнейшие тестирования: пока что эксперты провели тестирование 91 норки на ферме.

Коронавирус у норок также обнаружили в США, Италии и Швеции, но там пошли гуманным путем и не стали уничтожать все поголовье, а ограничились наблюдением за ситуацией на фермах, так как нет доказательств, что именно норки играют значительную роль в распространении SARS-CoV-2 у людей. Примечательно, что у массового уничтожения пушных зверей появился побочный эффект — шубы становятся снова эксклюзивным продуктом, а из-за дефицита материалов — дорожают. Цены на произведенный в Китае мех за ноябрь уже увеличились вдвое, хотя по качеству он серьезно уступает европейским производителям.

Что происходит в России

В России тоже есть фермы, на которых разводят норок. Всего в стране 22 таких предприятия. Одно из крупнейших — «Лесные ключи» в Ставропольском крае с более 100 000 норок. По словам советника руководителя Россельхознадзора Юлии Мелано, ни на одной ферме в стране нет подтвержденных случаев заражения вирусом. Но, учитывая ситуацию на европейских норковых фермах, испытания вакцины для норок все же проводят.

В России пока нет культуры противостояния меховому бизнесу со стороны зоозащитников (хотя российский центр защиты прав животных «Вита» в конце 2019 года был признан одной из шести организаций мира, влияющих на рынок меха) — большинство россиян пока еще воспринимает шубу как необходимый предмет для выживания в суровом климате. Поэтому на рынок влияет погода: в аномально теплую зиму 2019 года продажи меха в России сократились почти на четверть по сравнению с предыдущим годом. Кроме того, с подачи западной модели осознанного потребления в последнее время натуральные шубы перестают быть мейнстримом даже в России. Об этом говорят продажи на топовых площадках. «Товарная категория шуб на Lamoda представлена в основном изделиями из искусственного меха, в том числе так называемыми моделями тедди («плюшевые шубы». — Forbes Life). Натуральный мех представлен только в отделке верхней одежды из других тканей. В этом вопросе нам важно отвечать на запрос покупателей на более осознанный и ответственный подход к моде», — рассказали в пресс-службе Lamoda и отметили, что спрос на искусственные шубы, наоборот, растет — плюс 115% за год. «Начиная с 2015 года покупатели чаще всего заказывают шубы в ноябре и декабре. Так, например, петербуржцы в январе этого года заказали на Lamoda в 2,5 раза больше шуб, чем в том же месяце годом ранее. В сентябре 2020-го жители Петербурга купили на Lamoda на 33% больше шуб, чем в 2019 году, и на 180% больше, чем в 2018 году».

«Спрос на меховые изделия продолжает падать. Это связано с двумя факторами. Первый и самый главный — доходы населения. Второй — это, конечно, мода», — говорит дизайнер Эмиль Шабаев, который специализируется на меховых изделиях. Он уверен, что в России спрос на меховые изделия снижается в первую очередь именно из-за падения уровня доходов населения: «Люди выбирают в первую очередь необходимые вещи, продукты, лекарства, потом уже одежду, а после — дорогую одежду. Шуба даже в сегменте масс-маркета все равно стоит дорого для среднестатистического жителя». При этом, по словам Шабаева, ситуация с европейскими норками почти никак не сказывается на продажах в России — «розничный покупатель не бросится покупать шубу, потому что в Дании не будет ферм».

Читайте также:
Приложения для подбора вещей и создания стильных образов

Люкс эпохи COVID: как продавались в карантин автомобили дороже $100 000

Люкс эпохи COVID: как продавались в карантин автомобили дороже $100 000

7 дизайнеров о будущем меха в моде

Некоторые женщины утверждают, что теперь они будут носить только винтажный мех. Другие говорят, что вообще не подойдут к нему. Но есть и те, кто демонстративно держатся за свои норковые пальто, соболиные накидки и лисьи пончо, утверждая, что мех – теплый и великолепный материал, который является одним из самых устойчивых в мире. Тем не менее, всего лишь за последние несколько лет Burberry, Chanel, Gucci, Versace, Balmain, Maison Margiela и Giorgio Armani, не считая менее крупных модных Домов, отказались использовать мех.

Донателла Версаче лаконично выразила свои чувства. «Мех? Я больше с ним не работаю, – говорит она. – Я не хочу убивать животных, чтобы создавать моду – это неправильно». Конечно, далеко не все дизайнеры согласятся с мнением госпожи Версаче. Многие до сих пор считают, что этот материал – воплощение устойчивой роскоши. Как говорит Сильвия Фенди: «Мех – это самое натуральное сырье, которое существует. Это то, чего сегодня все хотят, отказываясь от синтетического текстиля!». С такими столь категоричными мнениями на проблему, пытаемся разобраться, какое же все таки настроение преобладает в индустрии.

«Мех долговечен – его даже не нужно стирать – и он полностью разлагается. Мы не используем искусственный мех, но иногда мы используем шифон, кашемир и шерсть – все натуральные материалы – для его имитации. Мне нравится давать людям свободу выбора, и я думаю, что это важный вопрос, к которому нужно относиться серьезно – но где же грань? Люди перестали использовать мех, но все еще продолжают носить кожу и есть мясо».

«Было сделано очень много замечательных технологических достижений в производстве материалов, которые дают мне возможность создавать роскошные вещи, используя не животный мех, при этом не отказываясь от стиля и качества. Сегодня люди ожидают получать больше выбора, и мода дает им это. Новое поколение значительно любопытнее предыдущего, оно открыто для новых возможностей и искренне принимает изменения».

«Самая большая проблема, стоящая сегодня перед планетой, – это пластик. Я думаю, что решить этот вопрос гораздо важнее, чем проводить дебаты по поводу использования натурального меха. Роскошь натуральна – разница между настоящим и искусственным мехом сразу становится очевидной, когда вы кладете их рядом друг с другом. Я работал с американским дизайнером Андре Уокером над линией Pieces, которая была посвящена переработке с использованием только непроданных материалов. Да, есть люди, которые не хотят носить мех, но не стоит забывать о свободе выбора, культуре и истории мастерства».

«В настоящее время демонстрируется множество новшеств в производстве искусственного меха. Это уже более современные материалы, с которыми интересно работать. Кроме того, молодые люди больше не считают настоящий мех символом статуса – они определяют роскошь как что-то инновационное и устойчивое. Новый текстиль из искусственного меха будет становиться все лучше и лучше. Мы работаем над созданием искусственного меха на био-основе без использования полиэстера – на осень мы создали искусственный мех из 100% переработанного морского пластика».

«Скандинавский менталитет всегда был ориентирован на устойчивость. Наше главное правило «покупай меньше, но качественнее». Для меня мех – самый устойчивый материал, с которым можно работать – у моей мамы все еще есть шуба, которую она купила 25 лет назад. Самая большая проблема в отрасли – fast fashion, и мы также должны учитывать воздействие производства искусственного меха на окружающую среду. Я понимаю, что это также эмоциональная тема, но нам нужно понимать – это не черно-белая ситуация; есть нюансы».

«Я принял решение не использовать мех около полутора года назад. Я посмотрел много документальных фильмов и просто подумал, что больше не могу этого делать. Теперь поставщики работают над тем, чтобы искусственный мех выглядел как настоящий, а то, что они создают – это невероятно. Возможно, индустрия моды просто заинтересована в следовании тренду, но для меня, если вы решаете прекратить использовать мех, вы больше не возвращаетесь назад. Нам нужно быть осторожными и верить в то, что мы делаем».

Модные дома отказываются от натурального меха, а автоконцерны — от отделки салонов кожей

Лента новостей

  • 11:20 Брата Хабиба Нурмагомедова доставили в московское СИЗО
  • 10:50 «Белавиа» приостанавливает перевозку граждан Ирака, Сирии и Йемена
  • 10:20 Си Цзиньпин получил титул «кормчего», как Мао Цзэдун
  • 09:47 «АвтоВАЗ» приостановил производство из-за нехватки электронных компонентов
  • 09:19 Bloomberg: США предупредили ЕС о потенциальном вторжении РФ на Украину
  • 08:48 Основатель Gulagu.net Осечкин появился в базе розыска МВД
  • 08:08 Российские военные создали «БАД против коронавируса»
  • 07:37 Суд удовлетворил иск Дерипаски к Навальному
  • 07:07 Данные покупателей фальшивых справок о вакцинации утекли в Сеть
  • 05:16 В Японии машинист поезда подал в суд за удержание смехотворной суммы из зарплаты
  • 03:59 Поколение Z возвращается к кнопочным телефонам
  • 03:09 Visa ввела специальные тарифы для Wildberries и Ozon за прием карт
  • 02:33 Королева Елизавета II появится на публике 14 ноября
  • 01:59 Пленум КПК принял резолюцию по истории партии власти
  • 00:50 Представитель РФ в ООН опроверг информацию о планах российского вторжения на Украину
  • 00:35 США предупреждают Европу о возможном планировании российского вторжения
  • вчера, 23:55 Оппозиция: Лукашенко «блефует» угрозой перекрытия газа для ЕС
  • вчера, 23:30 Матвей Мичков стал самым молодым игроком сборной в истории советского и российского хоккея
  • вчера, 22:40 «Ведомости»: в нескольких приграничных районах Китая ввели ограничения на импорт продуктов из России
  • вчера, 22:06 В Еврокомиссии назвали ближайшие последствия стратегического отказа сообщества от угля
  • вчера, 22:04 Сборная России разгромила киприотов со счетом 6:0 в отборочном матче ЧМ-2022
  • вчера, 21:32 Еврокомиссия увеличила прогноз роста ВВП России на 2021 год до 3,9%
  • вчера, 20:58 В Латвии запретили георгиевские ленточки
  • вчера, 20:28 Источник: Израиль не стал менять решение об открытии границ привитым «Спутником V»
  • вчера, 19:54 Строительство газопровода из России в Китай через Монголию планируют начать в 2024 году
  • вчера, 19:20 Умер отменивший апартеид экс-президент ЮАР
  • вчера, 18:51 Путин еще раз обсудил с Меркель обстановку на границах Белоруссии со странами Евросоюза
  • вчера, 18:21 Кирилл Серебренников погасил ущерб по своему делу
  • вчера, 18:16 Генпрокуратура требует ликвидировать правозащитную организацию «Мемориал»
  • вчера, 17:53 В «Шереметьево» задержали брата Хабиба Нурмагомедова за наезд на полицейского
  • вчера, 17:22 Чечня предлагает запретить СМИ называть национальность преступников
  • вчера, 16:50 Минобороны фиксирует рост активности НАТО в Черноморском регионе
  • вчера, 16:29 Полицейским, ограбившим москвича на 1 млн рублей в лесу, предъявили обвинение
  • вчера, 16:22 Минюст подготовил проект КоАП с новыми штрафами для нарушителей ПДД
  • вчера, 16:00 Мосгорсуд отказался снять статус иноагента со Льва Пономарева
  • вчера, 15:50 В Краснодарском крае ввели обязательную вакцинацию для людей старше 60 лет
  • вчера, 15:20 Татарстан попросит РЖД и Росавиацию ввести QR-коды в поездах и самолетах
  • вчера, 15:09 Экс-мэра Риги Ушакова лишили неприкосновенности в Европарламенте
  • вчера, 14:53 Преподаватель ВШЭ стал фигурантом дела о педофилии
  • вчера, 14:21 Власти запускают цифровую платформу для помощи малоимущим
  • вчера, 14:06 В Госдуме отвергли возможность принудительной вакцинации от ковида
  • вчера, 13:52 Причиной масштабного сбоя на «Госуслугах» назвали рекордную кибератаку
  • вчера, 13:42 Лукашенко грозит закрыть транзит газа в Польшу и Германию
  • вчера, 13:21 Экс-чиновник из Ингушетии стал фигурантом дела об угрозе убийством
  • вчера, 13:15 Оперштаб внесет в Госдуму законопроекты об обязательных QR-кодах в России
  • вчера, 12:53 Раскрыты сверхсекретные документы о планах Японии напасть на СССР
  • вчера, 12:40 На «Госуслугах» произошел массовый сбой
  • вчера, 12:23 «Аэрофлот» отверг обвинения в причастности к миграционному кризису в ЕС
  • вчера, 11:56 Instagram начал тестировать функцию «сделай перерыв»
  • вчера, 11:45 Новых заболевших ковидом в России за сутки — 40 759
Читайте также:
Настоящее и будущее индустрии моды

Все новости »

К экотрендам присоединились Saint Laurent, Brioni и Volvo. Маркетинг следует в русле общего эковектора. Но всегда останутся исключения, уверены эксперты

Акция защитников животных у магазина Yves Saint Laurent в Париже. Фото: Jana Call/Abacapress/Reuters –>

Крупные евробренды становятся все «зеленее». Так, Volvo отказывается от отделки салонов натуральной кожей в своих электрокарах, а Saint Laurent и Brioni — от использования натурального меха, начиная с осенней коллекций 2022 года. Эти дома моды стали последними марками концерна Kering, которые ушли от такой практики. Ранее подобные заявления сделали принадлежащие этой же корпорации дома Gucci, Balenciaga, Bottega Veneta и Alexander McQueen.

Тем не менее не исключено, что бренды, выпускающие коллекции от-кутюр и суперлюкс, заменят натуральный мех искусственным. Например, Louis Vuitton не планирует отказываться от этого материала. Да и модный дом Armani, заявивший в 2016 году об отказе от меха, выпускает изделия из овчины. Впрочем, это укладывается в европейское русло морали и этики — овец разводят на мясо, а политика разумного потребления, как и простая логика, подсказывает, что шкура животного тоже не должна пропасть.

В мире моды продолжат использовать и другие меха, уверена профессор истории моды Академии художеств Милана Любовь Попова.

Любовь Попова профессор истории моды Академии художеств Милана «Международная ассоциация мехов недавно заявила о том, что натуральные ценные меха не полностью исключаются из моды. Что мода высшего класса будет продолжать использовать натуральные меха, потому что это отвечает их принадлежности к категории люкса. Насчет синтетических мехов — все-таки это дешевка, как ни крути — это не то. Плюс к тому, синтетика идет в окружающую среду, если повторно не используется. Скорее есть другое направление. Например, есть ткани из кашемира, из альпаки, из ценных сортов шерсти, которые имитируют мех. Вот это действительно люксовые материалы».

Об усилении эковектора, то есть отказа от натуральной кожи, заявил и Volvo Cars. К 2030 году компания намерена выпускать только полностью электрические автомобили, причем без отделки натуральной кожей. Первым электромобилем Volvo Cars, в котором больше не будет использоваться кожа, станет электрокупе-кроссовер C40 Recharge.

Новый материал для отделки салонов — Nordico — разработан самой компанией. Это смесь синтетического текстиля, полученного путем переработки пластиковых бутылок, биоматериалов из лесов Швеции и Финляндии, а также пробкового дерева — отходов виноделия. Из похожего материала уже начала делать фрагменты обшивки сидений компания Land Rover, говорит главный редактор журнала «За рулем» Максим Кадаков.

Читайте также:
Современное казачество это косплей!

Максим Кадаков главный редактор журнала «За рулем» «Сейчас модно играть на экологической теме. И в ближайшие, наверное, как минимум лет десять, а, может быть, и больше, мы будем видеть подобного рода заявления — переход на перерабатываемые материалы, отказ от дизелей, от бензиновых двигателей и так далее. Чем ты более « зеленым » кажешься вовне — тем у тебя, вполне возможно, лучшие перспективы по продажам в глазах какого-то количества покупателей, пока непонятно — какого. В какой-то степени это эфемерно. Это такой пузырь, который надувается, становится все больше, а лопнет он или нет — неизвестно».

Согласно планам автоконцерна, к 2025 году новые модели Volvo будут на четверть состоять из переработанного и биосырья. А все поставщики к этому времени будут полностью использовать возобновляемые источники энергии.

Впрочем, эксперты сходятся во мнении, что экотренды крупного бизнеса зависят не столько от моральных принципов и осознанности владельцев, сколько от настроений потенциальных покупателей. И если публика перестанет считать аморальным использование пушнины, выращенной на фермах, кожи, добытой на охоте, или дизеля в машине, бизнес «переобуется», что называется, на ходу.

Устойчивая мода. Бренды отказываются от меха и кожи, но помогает ли это экологии?

Автор фото, NNedre

Коллекция NNedre – одного из российских брендов, которые производят одежду по принципу устойчивости

Модные бренды все чаще проявляют интерес к вопросам экологии и заявляют о переходе на устойчивую модель развития в противовес “быстрой моде”. Разбираемся, как работают новые бренды, меняются старые, кто покупает их товары, и как некоторые компании используют эко-повестку в коммерческих интересах.

Мода на экологию

Стремление жителей нашей планеты к стилю и красоте в повседневной жизни оборачивается весьма неприглядной статистикой. Недавнее исследование консалтинговой компании McKinsey показало, что в 2018 году с модной индустрией был связан выброс более чем двух миллиардов метрических тонн парниковых газов в атмосферу – около четырех процентов от общего количества. В целом индустрия производит столько же парниковых газов, сколько за год вырабатывается Францией, Германией и Британией совместно, подсчитали аналитики.

Автор фото, Getty Images

Кожевенные фабрики в Бангладеш печально известны огромным количеством производимых отходов

Эксперты также отмечают, что модная индустрия производит до 20% сточных вод, которые загрязняют окружающую среду, а до 85% всей одежды оказывается на свалках, несмотря на то, что ткань зачастую можно переработать. На данный момент, перерабатывается для создания новых вещей менее одного процента одежды.

  • Коронавирус и мода: пять признаков того, что фэшн-индустрия уже не будет прежней
  • Россия возглавит борьбу с “кровавыми” алмазами
  • Одежда из натурального меха: начало ее конца?

Среди других проблем – использование низкооплачиваемого и детского труда в развивающихся странах. Например, компанию H&M неоднократно обвиняли в том, что сотрудники на их фабриках в Болгарии, Турции, Индии и Камбодже работают на износ, при этом не получая даже прожиточный минимум. А по данным Международной организации труда, в мире вынужденно работают более 170 млн детей, многие – на производстве тканей и на швейных фабриках.

Автор фото, Getty Images

В Египте девочки часто ткут ковры на продажу

Но в последние годы в индустрии моды все чаще встречается понятие sustainability (англ. “устойчивость”). Под ним подразумевается разумное производство, в идеале производство замкнутого цикла (и безотходное), а также использование экологичных материалов. Такой тренд появился в противовес “быстрой моде”: в последней работает модель постоянного обновления линейки товаров, а для производства одежды прибегают к наименее затратным методам – от недорогих материалов до низкооплачиваемого труда.

Параллельно известные бренды делают громкие заявления об отказе от материалов, производство которых воспринимается как неэтичное или неэкологичное, и создают коллекции, призванные привлечь внимание к вопросам экологии и осознанного потребления.

Автор фото, AFP via Getty Images

Синтетические бриллианты позиционируются маркетологами как более экологичные и этичные, чем настоящие

Так, бренд Lacoste выпустил ограниченным тиражом коллекцию “Спасем наших животных”, заменив традиционный логотип с крокодилом изображениями животных, находящихся на грани вымирания.

Дома моды Prada, Alexander McQueen и Balenciaga объявили об отказе от натурального меха в своих вещах. Или, как в случае с производителем украшений Pandora, – о замене алмазов на искусственные бриллианты.

Некоторые модные бренды, такие как Stella McCartney, не использовали мех и натуральную кожу с момента своего основания.

Как работают устойчивые бренды

Бренды, производящие одежду по принципу устойчивости, фокусируются на том, чтобы использовать либо качественные ткани, наименее вредящие окружающей среде, либо материалы из переработанных тканей или пластика, а также на том, чтобы избегать перепроизводства.

Создательница российского микро-бренда NNedre, Нелли Недре, рассказывает, что два года назад компания приняла решение сократить линейку – убрать множество похожих вариантов вещей и оставить по три-четыре наиболее популярных среди покупателей модели юбок, рубашек и брюк.

Автор фото, NNedre

По словам Нелли, в коллекциях бренда – максимально универсальные вещи

“Мы не допускаем перепроизводства: у нас нет склада, каждую неделю мы проводим аналитику и дошиваем популярные модели именно в том количестве, которое требует рынок”, – поясняет Нелли.

“Мы сортируем отходы в цехе и магазине, всевозможные остатки ткани превращаем в полезные и функциональные вещи, например, из остатков материалов “взрослых” коллекций отшиваем детскую линейку одежды и мешочки для хранения. А то, что больше невозможно использовать, мы сдаём в переработку или передаем дизайнерам и художникам для craft и арт-проектов”, – говорит она.

Читайте также:
Классика вечна: оренбургский пуховый платок тогда и сейчас

Помимо сокращения производства, по словам Недре, в одежде бренда используются “устойчивые” материалы – натуральные ткани высокого качества или искусственные материалы из переработанного пластика.

Есть и примеры крупных брендов, которые делают акцент на переработке и интегрируют ее в производственный цикл.

Автор фото, Getty Images

В компании Uniqlo делают ставку на переработку пуха

По словам ведущей “Зелёного” подкаста РБК и консультанта по экологизации бизнеса Анастасии Чижевской таким примером является Uniqlo, который принимает на переработку пуховики: “Из пуховиков вынимают пух, очищают его и используют дальше при пошиве новых курток. Действительно, пух может служить гораздо дольше, чем материал, из которого сшит пуховик, поэтому такая инициатива имеет смысл как с точки зрения экологичности, так и с точки зрения сокращения производственных затрат”.

Еще один принцип устойчивой моды – создание универсальных моделей одежды, которые не теряют актуальность. При таком подходе владельцы могут не покупать новые вещи и выбрасывают старые как можно реже.

Автор фото, So.Simple.Store

Трикотаж в коллекциях Алены Подгорной и ее бренда so.simple.store создан по принципу универсальности

“Главное в моде – чтобы она была не на один сезон”, – говорит Алена Подгорная, основательница минималистичного бренда so.simple.store.

“Мы делаем ставку на долгоиграющий дизайн. Например, если это пальто – то это пальто, которое будет оставаться актуальным три-четыре сезона подряд. В этом смысле это экологично, потому что человек не пойдет на следующий сезон покупать себе новое и старое не выкинет,” – поясняет она.

Сколько стоит экологичная мода и кто готов за нее платить

Многие покупатели уверены, что устойчивая мода – более дорогая, и зачастую это действительно так.

К примеру, цены на экологичные и натуральные материалы у поставщиков существенно выше, о чем говорят российские дизайнеры.

Алена Подгорная объясняет, как работает ценообразование на примере изготовления тренча: “Тренч может быть сделан из хлопковой плащевки или из 100-процентного полиэстера. Полиэстер – ткань, которая разлагается десятки лет. Есть плащевка из хлопка, который выделан определенным образом. Метр такого материала стоит 340 рублей, а плащевка из полиэстера стоит около 200 рублей, то есть разница – минимум в полтора раза. К тому же, стоимость хлопкового материала будет увеличиться в зависимости от его толщины и плотности”.

Автор фото, So.Simple.Store

Еще одна модель из коллекции so.simple.store

Журналист и автор книги “Гардероб наизнанку. Как индустрия моды уничтожает планету и для чего нужно вывернуть свой шкаф” Анастасия Приказчикова объясняет, что “устойчивая мода – это не просто более экологичные материалы, но и этичное производство, которое предполагает достойную заработную плату рабочих”.

“Когда вы покупаете хлопковую футболку за 400 рублей или джинсы за 1500-2000 рублей, не вы платите реальную цену за эти вещи – реальную цену платят рабочий, который получает копейки и работает по 16-18 часов в сутки, и окружающая среда, которую загрязняет производство такой одежды,” – говорит она.

Автор фото, Getty Images

На фабриках в Бангладеш условия труда одни из самых тяжелых в мире

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше. Никаких ненужных подробностей и передергиваний – только факты и взвешенная аналитика.

Конец истории Подкаст

Исследования показывают, что спрос на предложение, включающее не только коммерческий продукт, но и социальную миссию, есть – и он растет.

Следующим шагом в борьбе за экологию может стать отказ от кожи. На это указывают и социологические опросы: например, недавние исследования показали, что 37% британцев и 23% американцев считают натуральную кожу неуместным материалом для одежды.

На данный момент основная группа потребителей экологичной и устойчивой моды – миллениалы. Компания Nielsen, проводящая маркетинговые исследования в индустрии товаров, обнаружила, что в 2020 году 73% миллениалов выразили готовность платить больше за вещи, произведенные устойчивым или социально ответственным брендом. Похожий тренд наблюдается среди представителей более молодого поколения Z.

Быстрая и экологическая мода

  • В 2019 г. оборот рынка быстрой моды оценивался более чем в 35 млрд долларов.
  • В 2020 г. из-за пандемии сегмент потерял более 12% своей стоимости. Ожидается, что этот рынок быстро восстановится и продолжит рост.
  • В том же году рынок эко-моды в мире оценивали в $6,35 млрд.
  • С 2015 года он вырос на 8.7%, но в 2020 г. снова уменьшился до $6,14 млрд.

Данные: Global Fast Fashion Market Report и Ethical Fashion Market Report, The Business Research Company.

По мнению представителей Nielsen, бренды, которые не включили принципы устойчивости в свой список приоритетов, уже рискуют репутацией и в скором времени начнут терять клиентов. К 2025 году миллениалы составят 75% всех работников в США, а это значит, что именно их траты будут определять спрос на определенные продукты – особенно те, которые были произведены в соответствии с их принципами.

Автор фото, Getty Images

До начала пандемии на Лондонской неделе моды регулярно выступали активисты, требующие отказаться от натуральной кожи

Читайте также:
Dior будет создавать коллекции без креативного директора

Тем не менее, пока по всему миру, по данным аудиторской компании KPMG, всего 13% людей готовы платить за устойчивую моду больше, чем за обычную одежду.

Мода и гринвошинг

И все же “продавать” популярную экологическую тему порой оказывается слишком соблазнительно. В СМИ все чаще встречаются примеры так называемого “гринвошинга” – использования брендами повестки в маркетинговых интересах. Многие видят в экологии преимущество на рынке, но при этом не предпринимают достаточно шагов, чтобы сделать свое производство по-настоящему устойчивым.

Например, H&M неоднократно обвиняли в гринвошинге. Бренд выпускает линейки одежды из органических или переработанных материалов, такие как Conscious. Однако, по мнению некоторых активистов, вся бизнес-модель компании, построенная на дешевом производстве огромного количества одежды, противоречит принципам устойчивой моды. Представители H&M отвергают обвинения и утверждают, что их цель – уход от традиционной линейной экономики, хотя признают, что до этого еще далеко.

Автор фото, Getty Images

“Мы переходим на лучший хлопок”, – гласят маркетинговые стенды в магазинах компании H&M

“Модная индустрия в первую очередь должна отказаться от Fast Fashion – очень частой смены коллекций с дешевыми вещами и призывов обновлять гардероб каждые три месяца, а то и чаще”, – говорит Анастасия Чижевская. Она отмечает, что бренды, несмотря на объявления о разработке стратегии устойчивого развития, продолжает стимулировать потребление акциями “из разряда купи три вещи и получи 10% скидку на все”.

По словам Анастасии Приказчиковой, в России случаи гринвошинга тоже встречаются, но происходит это зачастую из-за непонимания того, что такое устойчивое развитие, экологичные материалы, этичное и экологичное производство.

“Кто-то думает, что использование обычного натурального хлопка или льна сразу делает бренд экологичным, хотя это не так. Кто-то уверен, что устойчивая мода – это минимализм и высокое качество текстиля. Безусловно, это важные качества, но такое определение всё же далеко от реальности”, – поясняет она.

Автор фото, Getty Images

Льняные ткани часто ассоциируются с экологичным подходом к производству

Российский дизайнер Нелли Недре говорит, что “гринвошинг – это явление маркетинга, как только появился маркетинг, появились и компании, которые начали использовать различные тренды только во благо прибыли”.

“Большой плюс того, что сейчас происходит в мире, – люди становятся очень пытливыми и проверяют любую информацию. Сейчас очень сложно кого-то “загринвошить”, потому что люди скорее всего копнут глубже. И чем крупнее компания, тем это сложнее,” – добавляет она.

Так ли экологична эко-мода?

Проверить бренды, которые заявляют о своей экологичности, практически невозможно. Ни в России, ни в западных странах не существует законов, закрепляющих понятие “устойчивости” и “экологичности” для маркировки одежды, а значит, каждый может использовать их так, как хочет.

Дизайнер Стелла Маккартни, известная продвижением эко-повестки в своем производстве, признает: “Я уже даже не знаю, что слово “устойчивый” сейчас значит”. Она говорит, что понятие устойчивости в моде “должно полагаться на честность, потому что это нелегко – давать покупателям честную информацию и быть полностью прозрачным. Нельзя делать это только ради маркетинга, потому что завтрашняя молодежь потребует правды”.

Автор фото, Getty Images

Стелла Маккартни с самого начала позиционировала свой бренд как экологичный, но теперь это делать на рынке все сложнее

Но главная проблема не в отсутствии прозрачности. Опубликованный доклад компаний Global Fashion Agenda и Boston Consulting Group признает, что в 2019 году темпы в снижении выбросов в атмосферу и увеличении зарплат низкооплачиваемым работникам модной индустрии существенно замедлились. Но сам сектор растет так стремительно, что в целом его негативное влияние на экологию планеты увеличивается, несмотря на принимаемые рядом компаний меры.

По прогнозам, количество производимой одежды и обуви к 2030 году вырастет на 81% и достигнет 102 млн тонн. Поэтому вопрос о том, может ли в принципе мода, предполагающая регулярное обновление линейки товаров и стимулирующая рост потребления, быть экологичной, – остается открытым.

Автор фото, Getty Images

Потребление постоянно стимулируется, и ожидается, что рост в индустрии моды восстановится относительно быстро после пандемии

При этом не все материалы, которые принято считать менее вредными для окружающей среды, таковыми являются. Например, искусственные бриллианты, о переходе на которые недавно с гордостью рассказывала ювелирная компания Pandora. Сейчас до 60% этих камней поступают из Китая, где они производятся с помощью технологии высокого давления и высокой температуры. При этом электроэнергию для их производства получают при помощи угля, что очень загрязняет воздух.

“Что касается хлопка, то органический хлопок безусловно экологичнее обычного, а вот с искусственным мехом всё сложнее, поскольку это по факту полимеры – вместо шубы из убитого животного вы носите шубу из пластика, который нужно будет как-то утилизировать, когда шуба придёт в негодность”, – рассказывает Анастасия Приказчикова.

А что в России?

Несмотря на появление и рост тренда на экологию в одежде, российские эксперты отмечают, что пока создать безотходное производство одежды в России невозможно, а зарабатывать на эко-повестке крайне сложно.

Меховой рынок при смерти: как мир отказывается от шуб и почему это наконец-то происходит

Жизнь постоянно ставит нас перед выбором: статус и традиции или мода и устойчивое развитие окружающей среды. Это касается и производства меховых вещей. Сейчас все мы — и зрители, и участники большого передела этого бизнеса. Рынок трясет, законы меняются, альтернатив натуральному меху становится всё больше. Рассказываем, почему через три года шуб совсем не станет и что думают об этом любители меха, зоозащитник и дизайнер одежды.

Читайте также:
Блестящие осенние будни: какие ювелирные Украшения носить в офисе

Что опять случилось с мехом

4 ноября правительство Дании приняло решение уничтожить всех норок на зверофермах (15–17 млн особей) и запретить производство меха. Оказалось, что животные переносят мутировавший штамм коронавируса. Однако 12 ноября датчане пересмотрели свое решение, и оставшихся норок попытаются спасти.

Источник

Вопрос безопасности и этичности мехового производства теперь никуда не уйдет, и, скорее всего, в ближайшие годы нас ждут значительные изменения в индустрии натурального меха и кожи.

Крупнейший датский меховой аукцион Kopenhagen Fur уже объявил о своем закрытии из-за ситуации с норками.

На долю этой компании приходится 60% мирового рынка меха. В течение 2–3 лет она будет ликвидирована.

Отбракованные норки. Источник

Почему люди носят натуральный мех?

Лена: «Я ношу мех, потому что мне нравится, как он пахнет, как он на мне смотрится, как греет и просто тактильно. Я смотрела много заменителей, но не встретила ничего близкого натуральному меху по качеству».

Майя: «Несколько лет назад моя мама подарила мне розовую шубу из натурального меха. Сейчас я стараюсь придерживаться экологичного образа жизни и бережно относиться к окружающей среде, но выкинуть или продать ее подарок не могу, да и не хочу. В очень холодные зимние дни буду носить, осознавая, что это не совсем правильно, но раз она уже у меня есть, то пусть будет. Хорошо, что теперь мы обе понимаем, что шуба — это out of date».

Татьяна: «Я ношу мех только зимой из-за нашего климата с холодными зимами. Вообще, мне нравится мех, он красивый».

Маша: «В моем гардеробе есть одна очень красивая меховая вещь, это была осмысленная покупка. За три года шуба не деформировалась, а я не поменяла к ней отношение. Мне нравится в ней всё: качество меха, крой, цвет. С распространением идеи отказа от животного меха я пыталась найти альтернативу, но это очень сложно.

К приобретению вещей из натурального меха, да и вообще к покупке одежды нужно подходить осознанно, зная, что это не баловство и вещь прослужит тебе не один сезон. Натуральный мех — это качество и комфорт. Можно купить одну хорошую меховую вещь и носить ее многие годы, а можно постоянно приобретать кучу барахла, которое загрязняет окружающую среду.

Крупные мировые бренды отказываются от использования натурального меха, и это прекрасный тренд, потому что они ищут альтернативу и новые материалы для своих изделий.

Но вспомним, в каком климате мы живем. Есть ли материал, который действительно согреет человека в Екатеринбурге зимой?

Покупая что-то, стоит задуматься, действительно ли вам это нужно и как долго вы проносите вещь. Разумное потребление — тренд, на который стоит обратить внимание. А мех можно использовать, не причиняя ущерба животным, например, стричь козочек».

Что думают зоозащитники

Алексей Иванов,

координатор проектов организации «Открытые клетки»:

«Независимо от причин решение правительств прекратить жизнь животных, выращиваемых для меховой индустрии, избавит их от страданий постоянной жизни в маленьких клетках.

Распространение коронавируса на звероводческих фермах уже случалось и до ситуации в Дании.

О первых случаях передачи вируса от животных человеку стало известно еще в мае. Мутировавший штамм коронавируса обнаружили также на норковых фермах Испании, Италии, Швеции, Нидерландов и США.

В Нидерландах закрытие отрасли ускорилось на три года: изначально запрет на производство меха должен был вступить в силу только в 2024 году.

Норковая ферма. Источник

Дания — один из крупнейших экспортеров меха норок. Животных сначала убивают газом, а затем закапывают в землю. Но есть опасения, что такой способ будет загрязнять грунтовые воды. Помимо вируса, в воду могут попасть антибиотики, которые использовали на фермах.

Клетка на норковой ферме. Источник

Учитывая, в каких условиях находятся животные на промышленных фермах, неудивительно, что там развиваются новые опасные патогены. Вирусы быстро распространяются в том числе потому, что производство очень интенсивное. Это вызывает хронический стресс, что ослабляет иммунитет животных.

А чрезмерное использование антибиотиков на фермах увеличивает еще одну проблему — бактерии становятся устойчивыми к препаратам.

Каждый год от болезней, которые теперь не вылечить антибиотиками, умирают 700 тысяч человек. ООН считает, что если ситуация не изменится, то к 2050 году устойчивые к лекарствам инфекции будут уносить по 10 млн жизней в год.

С точки зрения зоозащиты любые ограничения идут на пользу животным, потому что создают дополнительные сложности заводчикам. Например, формально в Германии звероводство было разрешено, но новые законы настолько усложнили производство, что оно стало нерентабельным, и все фермы закрыли. Ситуации 2020 года могут значительно ускорить запрет на производство меха в ряде стран».

Где скоро запретят мех

Уже сейчас производство меха нелегально во многих странах Европы (см. карту). Подобный запрет обсуждают в Ирландии, Эстонии, Польше, Болгарии и Украине.

Ситуация в Европе и мире по ситуации с выращиванием, производством и продажей натурального меха. Источник

  • Производство меха запрещено: Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Норвегия, Чехия, Австрия, Словакия, Словения, Хорватия, Сербия, Босния и Герцеговина, Черногория, Македония.
  • Производство меха остановлено из-за ужесточения законов: Испания, Германия, Япония.
  • Запрет на производство меха обсуждается в правительстве: Ирландия, Польша, Эстония, Литва, Украина, Болгария.
  • Торговля мехом запрещена: Новая Зеландия и Индия.
Читайте также:
Dior будет создавать коллекции без креативного директора
Цены на натуральный мех

Если более 15 млн животных исчезнут с рынка, мех станет дороже, хотя спрос будет низким. Дело в том, что страны и компании отходят от меховой промышленности, а отрасль уже находится в кризисе: спрос снижался и до коронавируса.

Будущее меховой индустрии

Судя по опыту Европы, в ближайшие годы многие страны будут закрывать меховое производство. При этом распространение коронавируса среди животных может значительно ускорить этот процесс — как в Нидерландах, где за полгода уничтожили зараженных норок на ⅓ всех ферм, и закрытие всех производств в стране сдвинули с января 2024 года на март 2021-го.

Ведущие мировые бренды перестают использовать натуральный мех, что тоже значительно уменьшает его популярность.

За последние годы от использования меха в своих коллекциях отказались Giorgio Armani, Michael Kors, Hugo Boss, Ralph Lauren, Versace, Chanel, Gucci, Prada, Furla, Lacoste, H&M, Asos и Zara.

И конечно, спрос снижается и потому, что всё больше людей узнают о том, как производят мех и в каких условиях содержатся животные.

Чем заменить мех?

Ширлинг — наиболее близкая замена натурального меха. Для сбора шерсти барашка не убивают, а просто расчесывают.

Ткань из овечьего меха. Источник

Кашемировый мех — новая разработка итальянского бренда Loro Piana. Это интерпретация экомеха, похожего на обычный кашемир.

Пальто из кашемирового меха. Источник

Искусственный мех — самая популярная альтернатива натуральному, производится из натурального или синтетического текстиля.

Источник

Дарья Самкович,

основательница российского бренда I AM Studio:

«Натуральный мех — это история из прошлого, не только из-за экологичности, а в том числе из-за трендов. Мех сейчас просто не в моде, так как акцент делается на удобство и комфорт, спорт и технологичность. Большинство домов моды подстраиваются под это.

Даже существующие альтернативы натуральному меху не вписываются в текущие реалии моды. Поэтому изделия с отделкой из натурального или искусственного меха уступают место пуховикам с технологичными наполнителями, которые удобны и практичны».

Шкурный интерес: почему натуральная кожа наносит ущерб экологии и какие есть альтернативы

  • экология
  • мода

Допустим, кожа — неэтичный материал. Но экологична ли она?

Натуральная кожа, пожалуй, самый древний материал, используемый человечеством для изготовления одежды и обуви: она вошла в обиход намного раньше любых тканей и оставалась с нами тысячелетиями. Но теперь, с многократным ростом объемов и скоростей производства модных товаров, встает вопрос: так ли кожа, ради добычи которой убивают животных, нужна индустрии? Главный аргумент в пользу кожи — из-за натурального происхождения ее считают экологичным материалом. Но в современном мире и это вызывает вопросы.

Основная кожа, которая идет на производство одежды, обуви и сумок, — коровья. Ради получения материала для товаров класса люкс животных выращивают специально, на изготовление более дешевых идут шкуры — побочный продукт мясной промышленности. С одной стороны, это экологически оправданное решение: отходы находят полезное применение. С другой, вся эта промышленность наносит ощутимый вред окружающей среде. Так, разведение коров и создание под них выпасов ответственны за 80% вырубок леса в Южной Америке. Кожу, произведенную в этом регионе, закупают многие крупные бренды: только Бразилия в 2018 году экспортировала кожу на сумму $1,44 миллиарда. Из-за растущего спроса на модные товары фермеры вырубают все большие площади лесов под ранчо. Антропогенная деградация лесов стала одной из причин масштабных амазонских пожаров, полыхавших этим летом. Чтобы минимизировать ущерб, H&M тогда временно отказались от закупок бразильской кожи. «Запрет будет действовать до тех пор, пока не появятся надежные системы обеспечения безопасности, позволяющие убедиться, что кожа не наносит вреда окружающей среде в Амазонии», — сообщалось в заявлении компании.

К тому, что кожа может быть побочным продуктом животноводства и ее использование для изготовления вещей предотвращает попадание отбросов на свалки, стоит добавить, что это справедливо только для коровьей кожи: спрос на говядину превышает спрос на шкуры. А вот с телячьей кожей и кожей ягненка ситуация обратная: материал ценнее и более востребован , чем мясо. Многие премиальные бренды, например Hermès и Gucci, имеют собственные фермы, чтобы удовлетворить потребительский спрос на изделия из дорогой кожи. На производство мяса они вовсе не нацелены.

Так или иначе, животноводство — источник выделения 18% парниковых газов на нашей планете, поэтому ради чего оно происходит — кожи или мяса — уже не так важно.

Добыча кожи — не единственная проблема: современные технологии выделки могу быть не менее опасными для природы и здоровья людей. В 2012 году организация Human Rights Watch провела расследование о работе кожевенных заводов в Бангладеш: эта область промышленности выпадала из-под государственного регулирования, и работникам без должных средств защиты приходилось иметь дело с кислотами и токсичными дубильными веществами, которые использовали для обработки кож. Законодательная регуляция коснулась этого вредного производства только в 2016 году, но не переломила ситуацию кардинально: кожевенные предприятия в округе Хазарибаг, Бангладеш, по‑прежнему производят около 5,8 миллиона галлонов (22 000 кубометров) необработанных сточных вод в сутки. В них содержатся сульфат хрома (III), сульфат аммония и многие другие соли, серная кислота, поверхностно-активные и обезжиривающие вещества и многие другие химические соединения, которые в совокупности делают воду непригодной для использования и токсичной для водных экосистем.

Читайте также:
Одежда для нового поколения мусульманок

Хром, широко используемый в современном дубильном процессе, может накапливаться в тканях организма и вызывать раздражение кожных покровов и дыхательных путей. Вещество не вымывается из материала до конца, поэтому с проблемами могут столкнуться и те, кто носит кожаную обувь из дешевого сырья, в обработке которого применялся хром. Некоторые модные бренды, например производитель обуви Vagabond, отказались от обработанной хромом кожи в своих изделиях: в качестве альтернативы используют растительные дубильные вещества.

Что не так с «экокожей»?

Все эти аргументы дают хороший толчок использованию заменителей кожи в модной индустрии. Рынок синтетической кожи, который сейчас оценивается в $25 миллиардов, по прогнозам, достигнет $45 миллиардов к 2025 году. Синтетическая кожа, она же экокожа или веганская кожа, она же широко известный в народе кожзам, — это несколько разных материалов, внешне и по некоторым свойствам напоминающих натуральную кожу. Самый широко распространенный из них — полиуретан (PU), сложный полимер, в основе которого лежат нефтепродукты, а получение подразумевает многоступенчатый химический процесс. Другими словами, это пластик.

Другой полимер, который также используется в модной индустрии как заменитель кожи, — поливинилхлорид (PVC). Он менее популярен, поскольку требует бережных условий эксплуатации и обладает низкой устойчивостью к ультрафиолету, но все же нередко встречается в изделиях для повседневной носки. И это опять же пластик — вещество, при создании которого используются ископаемые углеводороды, производство высвобождает парниковые газы, а последующее разложение в природе займет столетия. Модные товары ни из полиуретана, ни из поливинилхлорида сейчас не перерабатывают.

При эксплуатации изделий из синтетической кожи с ее поверхности в окружающую среду также попадает микропластик. На саммите G7, который прошел в конце августа, модные бренды впервые подняли эту проблему: оказалось, что около трети всего микропластика, найденного в океанических водах, получается при носке и стирке синтетической одежды и обуви. Микроскопические частицы пластика из воды попадают в организмы морских животных, а потом и в наши, где задерживаются. Последствия накопления микропластика в тканях еще мало изучены, но уже известно , что он может вызывать воспаления и фиброзы.

А есть по‑настоящему экологичные альтернативы?

Получается, что и натуральная кожа, и ее синтетические аналоги негативно сказываются на окружающей среде. Плохая новость в том, что однозначного решения этой проблемы при нынешних объемах спроса на кожаные вещи не существует. Хорошая новость — все же решения постепенно разрабатываются.

Экологичным материалом, который по свойствам не уступает коже, является Piñatex, который еще иногда называют ананасовой кожей. Это материал, который производят из волокон ананасовых листьев: их сваливают вместе, как фетр, в результате получается кожеподобное полотно. Справедливости ради надо добавить, что потом его все же пропитывают нефтеполимером, но положительная сторона ананасовой кожи еще и в том, что на нее идет ботва с ананасовых ферм, которую иначе бы просто сожгли. На один квадратный метр требуется около 500 листьев. С пинатексом активно работают молодые марки, делающие упор на экологичность своего производства, — например, итальянская Adelaide C. ​, британская Altiir и бельгийская Rombaut , но и крупные компании проявляют к разработке интерес: в недавней коллекции H&M Сonscious были вещи из пинатекса.

Другая альтернатива натуральной и синтетической коже — так называемая грибная кожа, Muskin (от mushroom — «гриб» и skin — «кожа»). Это материал на основе гриба, который выращивают на поверхности питательной среды. Получившуюся пленку снимают и высушивают: прочный и гибкий мицелий на вид и на ощупь почти не отличить от кожи.

Кожзаменителями на основе грибов занимаются сразу несколько стартапов: MycoWorks, Le Qara, Fungi Fashion. Последние два даже стали призерами премии Global Change Award , поддерживающей экологичные разработки в модной индустрии. Тем не менее на промышленный уровень ни одна из компаний пока не вышла. О причинах можно только догадываться, ведь, по утверждению создателей, выращивание грибной пленки на питательной среде малозатратно в плане ресурсов (гриб не привередлив к субстрату), а получившийся материал прочен, легко подлежит обработке и окраске и полностью биоразлагаемый. Дизайнер Rombaut Матс Ромбаут планировал использовать грибную кожу вместо Piñatex, но отказался от нее из-за того, что материал «находится на стадии разработки и не готов к выходу на рынок».

Кожеподобные материалы на основе микроорганизмов вроде дрожжей пробуют выращивать в лабораториях на питательных средах. Технология существует, но пока ее недостаточно для того, чтобы производить материал для массового пошива сумок и обуви. Поэтому лабораторная кожа, для которой не нужно убивать животных и которая не будет загрязнять окружающую среду микропластиком и отходами нефтепереработки, пока остается полуфантастическим будущим модной индустрии.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: