Настоящее и будущее индустрии моды

ИИ-стилист, виртуальный гардероб и зеленые технологии: какой будет индустрия моды будущего

Фабрики станут цифровыми, магазины превратятся в сервисы, а покупатели будут выбирать одежду исходя из ценностей, а не трендов — такие перемены в индустрии моды прогнозируют эксперты Московского инновационного кластера.

Они отмечают, что старая модель отличалась перепроизводством: мировые бренды производили в десятки раз больше одежды, чем это нужно людям. Как в песне: «Вы полагаете, всё это будет носиться? — Я полагаю, что всё это следует шить». Карантин вернул людей к рациональности, и под конец 2020-го индустрия зашла в тупик. Что придет на смену старой модели?

Искусственный интеллект

Большие данные и искусственный интеллект помогут брендам рекомендовать клиенту только то, что он ищет. Например, основываясь на уже имеющемся гардеробе и анализируя информацию о предыдущих покупках.

«Индустрия научится помогать человеку принимать решения. Искусственный интеллект подскажет: бери, это твой стиль жизни, твой ценовой диапазон и подходит к твоим рубашкам, которые уже есть в гардеробе. Такой подход принципиально улучшит существующие каналы. Мучительный процесс шопинга отпадет. Останутся только маньяки, которые любят ходить и глазеть на вещи в торговых центрах», — говорит Андрей Голуб, основатель ELSE Corp, сопредседатель кластера «РАЭК/ Fashion Tech». — Рынок трансформируется очень быстро. Независимым дизайнерам оставят не более 5% рынка. В США кроме Amazon (уже мировой лидер по инновациям от ритейла до производства на заказ) есть другой характерный пример — компания Stitch Fix. Это платформа, которая с помощью искусственного интеллекта изучает стиль клиентов, а потом предлагает им заменить бренды на свой товар (private label). Такие игроки ставят себе глобальную цель — стать универсальной площадкой моды для рынка».

Кажется, что это фантастика, но уже сегодня моду отчасти диктуют большие данные. Например, искусственный интеллект анализирует информацию, которая есть у Amazon и у Alibaba Fashion. Осталось лишь соединить эти данные с системой «производства по требованию», отмечают эксперты.

Цифровые фабрики

Отличие цифровых фабрик от старых производств — в максимальной гибкости и минимальной себестоимости за счет экономии энергии и материалов. В России пока немного таких предприятий, но они есть — в частности, цифровую фабрику открыли недавно в Екатеринбурге.

«В разгар пандемии, пользуясь гибкостью нашего производства, мы смогли перейти с классической одежды на средства индивидуальной защиты всего за три дня. Другие фабрики тратили на это по три недели. Скорость позволила нам получить выгодные заказы. Всего вместе с партнерами, мы сшили до 10% всех масок и одноразовых костюмов в стране», — рассказал Дмитрий Шишкин, глава швейного комитета Союзлегпрома.

Цифровые фабрики достигнут максимальной эффективности, когда будут объединены на цифровых платформах, где их услугами смогут воспользоваться заказчики со всего света. Достаточно будет сделать заказ через смартфон — и получить вещь в своем городе. Этот элемент инфраструктуры уже внедряется в России. На базе Московского инновационного кластера открылась онлайн-биржа контрактного производства, где зарегистрированы 172 швейные фабрики страны. Заключены первые сделки на сумму в 40 млн. рублей.

Персонализация

Если верить прогнозам, рынок будущего будет подстраиваться под запросы отдельного человека. Дмитрий Шишкин отмечает, что для его фабрики уже нет технологической разницы, шить одно или 100 тыс. изделий.

«Произвести пару кроссовок на умной фабрике Speedfactory в Германии стоит практически в два раза дешевле, чем на производствах прежнего поколения в Азии», — говорит Антон Алфер, руководитель ГК «Модная сеть», председатель кластера РАЭК/ Fashion Tech.

Технически отрасль уже готова к переменам, но в вопросе ценообразования решения пока нет. В формировании цены участвует не только фабрика, но и поставщики материала — а единичная партия ткани обходится дороже, чем оптовая. Так что мало создать самую передовую фабрику, нужно еще чтобы поставщики существовали в этой же парадигме, объясняют представители индустрии.

Дизайн и тренды

Эпоха fast fashion ушла, наступает slow fashion или время устойчивого потребления, прогнозируют эксперты. Вещи будут больше отвечать потребительским запросам, и с учётом новых более технологичных материалов, будут дольше носиться. При этом скидки уйдут в прошлое и цены возрастут.

Основатель Института развития индустрии моды Алексей Баженов уверен, что бренды выживут в одном случае, если сохранят свою оригинальность, идентичность. Эксперт уверен, что в России сильный культурный код, и потому сохраняется возможность вырастить локальные бренды и помочь им развиваться на потребительских платформах нового поколения. Сейчас такую программу продвигает Национальная Технологическая Инициатива Ритейл.

Большинство участников рынка говорят, что не менее 20% торговых центров уйдут с рынка. Чтобы клиент без примерки заказывал одежду со своего смартфона, нужен 3D-аватар потребителя. Уже есть возможность определить размер одежды по фотографиям с камеры смартфона, но точность таких измерений вызывает вопросы. Есть и сканеры, которые устанавливают в ТЦ, где нужно раздеваться, крутиться, и в целом тратить время, на что готовы идти далеко не все.

«На основе компьютерного зрения можно создать сканер, делающий 3D-модель человека, на ходу и даже в зимней одежде. Погрешность минимальная — можно даже сшить смокинг на заказ. Останется только совместить этот функционал с рамками безопасности в ТЦ», — отмечает Антон Алфер, руководитель ГК «Модная сеть», председатель кластера РАЭК/ Fashion Tech.

Исчезнет проблема «не подошло» по размеру или по стилю — в итоге компании смогут точнее прогнозировать потребление. Над форматом и стандартами цифрового профиля потребителя уже работает европейская Bodypass. Говорить о полной трансформации отрасли можно будет, если оцифровать всю цепочку, подчеркивают специалисты.

Fashion-2025: будущее моды

4 сценария развития мировой индустрии моды в 2025 году.

Часто, говоря о будущем моды, ссылаются на работы нью-йоркских дизайнеров, которые тяготеют к применению инновационных и оригинальных материалов, смело экспериментируют с новыми формами и деталями отделки, создавая «дизайн завтрашнего дня». Впрочем, если эти эксперименты и можно называть прогнозированием моды, то только с большой натяжкой, так как их авторы не учитывают массы других факторов, известных людям загадочной профессии – футурологам, или профессиональным предсказателям будущего. Они строят максимально вероятные модели развития компании, города, региона, страны или мира, опираясь на сугубо научные тезисы и гипотезы.

Читайте также:
Модный Шопинг и путешествие в Китай

Эксперты международного форума Forum for the Future при поддержке компании Levi Strauss&Co. одно из своих исследований посвятили проблеме изменения мировой модной индустрии в ближайшем будущем и составили четыре, по их мнению, наиболее реальных fashion-картины мира в 2025 году. Работа, над которой трудились студенты и преподаватели Лондонского колледжа моды, независимые ученые, социологи и политологи, началась в 2007 году.

За эти годы исследователи проанализировали множество, казалось бы, далеких от моды факторов – демографические тенденции, динамику стоимости углеводородов, перспективы развития нанотехнологий и альтернативных видов топлива, сейсмическую активность планеты и даже климатические и экологические процессы. На основе анализа этих данных, было построено четыре модели развития модной индустрии в ближайшем будущем, которые описывают не только дизайн, но и особенности производства, ритейла, рекламы и прочих составляющих этого сектора бизнеса и культуры.

Как известно, мода – это глобальное предприятие с общим оборотом до 1 334,1 млрд долларов, обладая таким значительным весом, она способна оказывать реальное влиянием на мировую экономику, общество, окружающую среду. А потому, от ее процветания или стагнации зависят не только судьбы продавцов, моделей и дизайнеров. Четыре проекта развития модной индустрии от Future Forum направлены на оптимизацию всех процессов и этапов производства, чтобы обеспечить гармоничное развитие системы без вреда для общества и окружающей среды.

Все представленные сценарии дают вероятностные ответы на ключевые вопросы, выражающих суть главных проблем ближайшего будущего, которые потребуют незамедлительного решения:

  • Как модная система будет реагировать на нехватку хлопка и другого натурального сырья?
  • Как люди будут заботиться о своей одежде в условиях дефицита чистой питьевой воды и высоких цен на энергию?
  • Как, в свете дорогих ресурсов, будет решена проблема утилизация и переработки поношенной одежды?
  • Как изменится баланс между рабочей силой и техникой при развитии технологии производства одежды и тканей? Не приведет ли это к росту безработицы?
  • Как будет выглядеть система реализации и продвижения товаров fashion-индустрии, при смещении торгово-экономических центров в Индию и Китай?

Сценарий 1
Тише едешь, дальше будешь.

Самый простой и логичный способ остановить рост потребления ресурсов – это замедлить моду. Например, прекратить выпускать такое большое количество сезонных коллекций, заключить между брендами «пакт о неконкурентных отношениях» и начать производить «умную» одежду, которая служит несколько лет, способна к самоочищению и защищает организм от множества негативных воздействий окружающей среды. Кстати, о подобных разработках Trendymen.ru уже писал. Помимо того, авторы этого сценария прогнозируют значительный рост интереса к пресловутому second-hand.

Ткани для производства будут из органических материалов, чаще всего, полученных в результате вторичной переработки, центром которой может стать Япония.

Интересно и то, что подобная одежда будет продаваться в небольших магазинчиках и через интернет, но еще занятнее, что ей можно будет меняться с друзьями или соседями, тем самым экономя на обновках и помогая сохранить ценные ресурсы.

Сценарий 2
Коллективный couture.

Как и в первом случае, одежду уместно производить из вторсырья – технологии к 2025 году достигнут того уровня, когда, например рециклированный шелк ничем не будет уступать настоящему. Высокая стоимость энергии вынудит производителей создавать ткани, способные к генерации электроэнергии, достаточной для подзарядки мобильного телефона или других карманных гаджетов.

Производство одежды станет строго сегментированным. В мире, в зависимости от геополитической обстановки, появятся зоны Haute Couture – там, где начнет развиваться индустрия высокой моды, возникнут районы Vintage – одежда приобретет статус «вина» – на каждой партии будет указываться год производства и, чем винтажнее одежда, тем дороже она будет стоить. Помимо того, выделятся зоны для производства денима и других типов текстильной продукции.

Таким образом мода станет полярной: либо чрезмерно дорогой, но из качественных, натуральных материалов, либо сверхдоступной – из рециклированных волокон, либо на основе подержанной одежды, которая прошла реставрацию в Нигерии, где может быть создан один из подобных центров.

Более того, авторы такого алгоритма развития предполагают создание по всему миру сети «библиотек одежды», где можно взять любую вещь на определенный срок, а затем вернуть обратно.

Сценарий 3
Техно-шик.

Главная идея такой стратегии кроется в высокотехнологичном сервисе, дизайне и материалах. Например, бренды будут производить ткани-хамелеоны, способные менять цвет и принты в зависимости от пожеланий клиента. То есть, можно купить один костюм и «перекрашивать» его в зависимости от случая или надетых аксессуаров. Экономия потрясающая.

Благодаря развитию сети интернет, моду будут диктовать не дизайнеры и байеры, а клиенты. Механизм прост: дефиле транслируется on-line и потенциальные покупатели со всего мира оставляют заявки на ту или иную модель, ткань, цвет.

За поддержание одежды в чистом и свежем состоянии будут отвечать микроорганизмы, способные за ночь разложить любое загрязнение, и нанопрокрытие волокон, благодаря чему грязь и пот попросту не будут оседать на ткани.

Сценарий 4
С миру по нитке.

Этот вариант развития модной индустрии подразумевает появление множества национализированных брендов, чья продукция отражает богатые культурные традиции того или иного народа. Такой подход решает проблему национальной идентичности в глобализирующимся мире и способствует устранению кросскультурных проблем путешественников.

В свете дефицита натуральных волокон, особый вес приобретет биотехнология – уже сейчас есть проекты получения «хлопка» из бактериальной целлюлозы.

Помимо того, авторы предлагают формировать сеть фабрик по всему миру, чтобы значительно сократить путь до потребителя. Таким образом в Азии будет развиваться хлопковое производство, в Индии – льняное, в Автралии – шерстяное и так далее.

Сейчас трудно сказать по какому пути пойдет развитие, скорее всего, это будет некая усредненная модель от этих четырех сценариев. Впрочем, ждать осталось не так уж и долго…

Как изменился мир моды: тренды и прогнозы

Хотя модная индустрия привыкла к постоянным изменениям и новым веяниям, этот год, по мнению аналитиков Business of Fashion, оказался для нее «худшим за всю историю». Сохранить свои позиции в мире моды сумели только самые сильные игроки: те, кто адаптировались к онлайну и жестким коронавирусным ограничениям. Что станет с фэшн-индустрией в 2021 году? Какие привычки останутся с нами надолго? Рассказываем в материале ZIMA Magazine.

Читайте также:
Покупаем вечернее платье на Новый год 2021

Потери в масс-маркете

Вирус резко ускорил процессы, которые давно назревали в мире моды. По словам Карины Добротворской, исполнительного директора по редакционному развитию Conde Nast International, стал очевиден кризис консьюмеризма: «Мы погрязли в огромном количестве вещей. Нам столько не нужно. Мы задумались о необходимом и достаточном. Это приведет к тому, что мы начнем меньше покупать, опираясь на базовый гардероб и выработку своего персонального стиля. «Меньше да лучше» – новый модный девиз».

«Мы начнем разбираться, как были произведены вещи, которые мы покупаем, как они влияют на экологию, – продолжает Карина. – Это в корне изменит отношение и к дорогим сезонным вещам, и потребление фаст-фэшн. Мы поймем, что быстрая мода вредна и опасна для физического и морального здоровья планеты. Выживет только этичная мода: расцветут винтаж, ресайклинг, возвращение к вещам прошлого сезона, вечные ценности, качество и мастерство, бережное отношение к одежде».

Возможно, именно поэтому больше всего от пандемии пострадали крупные бренды масс-маркета: например, марка Topshop еще в начале месяца запустила процедуру банкротства (по мнению Bloomberg, компания Arcadia Group, которой принадлежит бренд, на время локдауна не делала упор на онлайн-торговлю). Закрытие Arcadia ударит по розничной торговле в Великобритании, приведет к закрытию более 400 магазинов, оставив без работы 13 тысяч сотрудников.

Весенне-летний, а теперь и зимний локдауны сказались и на доходах группы Inditex, в которую входят марки Pull&Bear, Zara, Massimo Dutti, Oysho. Согласно отчету компании, 88% магазинов потеряли прибыль, 5% были закрыты во время ограничений, но, тем не менее, у брендов начали расти онлайн-продажи. В планах Inditex: открытие новых офлайн-магазинов, закрытие небольших бутиков, а также инвестиции в размере около трех миллиардов евро в развитие цифровых платформ для онлайн-шопинга и продвижения.

Что касается H&M Group, то в следующем году компания планирует закрыть 250 магазинов (около 5% от нынешнего числа точек), так как все больше покупателей занимаются шопингом в сети. Пандемия привела компанию к убыткам во втором квартале: в прошлом году прибыль компании за летние месяцы составляла около пяти миллиардов шведских крон, в то время как в 2020 году она достигла только двух миллиардов. Однако компании удается восстанавливаться намного быстрее, чем предполагали аналитики. В планах у бренда, по словам главы H&M Group Хелены Хельмерссон, ранее возглавлявшей отдел устойчивого развития, — работа в направлении более экологичного производства. К 2030 году он планирует полностью перейти на использование переработанных материалов, внедрить в производство замкнутую систему, чтобы все вещи впоследствии были переработаны или использованы заново. Бренд понемногу движется к своей цели: у H&M уже есть линейка Conscious из переработанных материалов, а в октябре компания запустила новую систему Looop для переработки старых вещей прямо в магазине (пока что она действует только в Стокгольме). Ткань проходит через восемь ступеней: от очистки до производства одежды из заново созданных нитей.

Помимо самих компаний, пандемия нанесла урон и их производствам. Из-за закрытий магазинов и снижения продаж, как сообщает Forbes, западные модные бренды отказались от заказов у поставщиков из Бангладеша на общую сумму более двух миллиардов фунтов стерлингов, что могло спровоцировать возможный гуманитарный кризис в стране и затронуло более миллиона рабочих. В качестве помощи Бангладешской ассоциации производителей и экспортеров одежды BGMEA крупные бренды обязались оплачивать заказы, в том числе и выполненные частично. Среди компаний: H&M, Inditex, Marks & Spencer.

Рынок люкса: онлайн и благотворительность

Люксовый рынок персональных товаров (одежда, аксессуары, драгоценности) также понес убытки от закрытия магазинов и последствий эпидемии. По данным международной консалтинговой компании Bain & Company и итальянской ассоциации люксовых производителей Altagamma, сегмент предметов роскоши в следующем году сократится на 23% по сравнению с 2019-м, а сейчас рынок находится на уровне 2014 года. Пандемия исключила любую возможность международного шопинга, который до этого приносил немалый доход брендам. В то же время компании позаботились об онлайн-ритейле. Как итог — рост продаж в сети с 12% в 2019 году до 23% в 2020-м. По оценкам Bain, к 2025 году основным каналом продажи предметов роскоши станут интернет-площадки.

В онлайн перешли не только продажи, но и недели моды. Например, шанхайская Неделя моды в марте состоялась полностью в цифровом формате. С помощью платформы для молодых китайских дизайнеров Labelhood модельеры показали свои коллекции в социальных сетях и на официальном сайте проекта. Недавнее шоу весенне-летней коллекции 2021 года от Saint Laurent транслировалось на официальном канале бренда. Без зрителей прошел и показ мужской коллекции Dior совместно с художником Кенни Шарф. Кто-то, как Balenciaga и Gucci, устраивает шоу в формате видеоигр или онлайн-фестивалей. По задумке Демны Гвасалии, в игре-показе Afterworld: The Age of Tomorrow можно проходить мимо моделей и парящей в воздухе одежды, а также рассматривать все в деталях. В игре есть пять разных «зон»: от футуристического магазина до леса с белым кроликом. В свою очередь итальянцы Gucci для рекламы своей коллекции 2021 года создали онлайн-фестиваль: семь короткометражек, снятых совместно с режиссером Гасом Ван Сентом, и полтора десятка видеопрезентаций от молодых дизайнеров.

«Вскоре бесчисленные сезонные коллекции с толпами редакторов и блогеров отойдут в прошлое. Показов станет в разы меньше, многие из них будут проводиться в онлайн режиме. Резко сократятся поездки, подарки. Система модных шоу давно была в кризисе, а вирус этот кризис резко обострил,» – добавляет Карина Добротворская.

Что касается Лондона, то он стал первой мировой столицей, заявившей о разделении Недели моды на три формата: цифровой, реальный и phygital: трансляцию показа в прямом эфире, который проходит на подиуме, но без гостей и публики — таких мероприятий в рамках последней LFW состоялось больше двадцати. Кроме того, в рамках виртуальной реальности многие бренды приняли решение проводить показы вне официального расписания, показывать не будущие, а текущие коллекции, или вообще поменять страну, в которой пройдет показ.

Вечерние платья, деловые костюмы, сумки со стразами и обувь на шпильках выгуливать негде. Мы хотим, чтобы нам было удобно и не собираемся ради красоты жертвовать комфортом.

Однако, несмотря на потери, с самого начала локдауна люксовые бренды помогали благотворительным организациям и медицинским работникам. Так, Tiffany & Co. Foundation выделил более 600 000 фунтов стерлингов одному из фондов Всемирной организации здравоохранения и более 200 000 фунтов стерлингов для некоммерческой организации NYC COVID-19 Response & Impact Fund, а модный производитель LVMH передал более полутора миллионов фунтов стерлингов Обществу Красного Креста Китайской республики. Помимо пожертвований и финансирования исследований (например, был запущен совместный проект миланского университета Humanitas и Dolce & Gabbana по изучению коронавируса) бренды обеспечивали медицинские организации масками, санитайзерами и оборудованием для интенсивной терапии.

Читайте также:
Амире Виллигхаген 14 лет

Например, в сентябре модный дом Burberry получил заказ на полмиллиона фунтов от британского правительства на производство униформы для сотрудников NHS. А в апреле, когда Великобритания закрылась на национальный локдаун, компания пожертвовала более 100 тысяч единиц защитной экипировки для медицинских работников. Модный дом также переоборудовал свою фабрику в Каслфорде, Йоркшир, чтобы производить халаты и маски. Тогда министр Мэтт Хэнкок поблагодарил сотрудников компании за помощь в снабжении NHS: «Я хотел бы сказать спасибо компании Burberry, которая переключила свое производство, чтобы пополнить складские запасы и доставить средства индивидуальной защиты людям, которые в них нуждались».

Какой будет мода 2021 года?

Согласно отчету консалтингового агентства McKinsey и изданию Business of Fashion, у индустрии есть два пути восстановления в следующем году. По оптимистичному прогнозу рынок вернется к прошлогодним показателям ко второй половине 2022 года, по пессимистичному — не раньше 2023 года.

Онлайн-продажи, аналитика потребительского поведения и умение подстраиваться под постоянно меняющийся рынок аналитики называют главными условиями для современных брендов. Также важно решить вопросы с перепотреблением и чрезмерным производством товаров. По данным опроса руководителей модных брендов, среди главных решений проблем они называют внедрение более гибкой цепочки поставок товаров. Как выяснили BoF и McKinsey, большое количество коллекций не всегда означает гарантированную прибыль.

Карина Добротворская выделяет еще несколько трендов, которые нас ожидают в новом году. Во-первых, во главе угла встанет комфорт в одежде: «Мы столько времени проводим дома, что это не может не повлиять на пропорции нашего гардероба. Вечерние платья, деловые костюмы, сумки со стразами и обувь на шпильках выгуливать негде. Мы хотим, чтобы нам было удобно и не собираемся ради красоты жертвовать комфортом. Расцветет домашняя и спортивная одежда, гардероб для путешествий. В цене будут вещи, не требующие долгого и сложного ухода». Во-вторых, онлайн-шопинг и кастомизация станут еще популярнее: «Расцвет онлайн-шопинга приведет к тому, что все амазоны этого мира будут располагать очень подробной информацией о нас. И предлагать именно то, что нужно нам. Пока мы протестуем, но постепенно привыкнем к такому четко сфокусированному предложению. В сухом остатке – это процесс положительный, он поможет нам работать над своим персональным стилем и не разбрасываться на минутные тренды». В-третьих, по мнению эксперта, дорогие кричащие бренды, логотипы и миллионные украшения вскоре уйдут в прошлое: «Мода всегда отражает время. Сегодняшнее время не предполагает демонстрации богатства и статус-символов. Эмпатия и скромность встают во главу угла (что не отменяет персональный стиль и даже эксцентричность). Мода по-прежнему нужна нам, чтобы выделяться из толпы, но выделяться мы будем по-другому, избегая самолюбования и помня об ограниченных возможностях других».

Ожидается, что в 2021 году потребители станут уделять еще больше внимания ответственному поведению модных брендов, например, справедливому отношению к сотрудникам и поставщикам. Как показал опрос BoF и McKinsey, две трети покупателей готовы отказаться от покупок вещей тех компаний, которые плохо относятся к работникам в индустрии моды.

Помимо этого, консультанты советуют брендам сделать упор на локальные рынки и на время забыть о туристах, которые раньше приносили существенную часть дохода. Так как зарубежные путешествия еще не скоро войдут в привычку, компании должны в первую очередь опираться на местных покупателей и работать с их потребностями.

Что касается устойчивого развития, то здесь наблюдается движение в сторону отказа от меха, особенно в Великобритании, где сейчас обсуждается запрет на его продажу. От покупки меховых изделий уже отказалась Елизавета II, а такие бренды, как Giorgio Armani, Gucci, Donna Karan, Calvin Klein, Michael Kors, Ralph Lauren, Versace и Burberry, решили исключить мех из своих коллекций.

Больше внимания к винтажу

Винтажные и благотворительные магазины и секонд-хенды сейчас набирают популярность в том числе из-за локдауна: на карантине появилось время разобрать гардероб, пересмотреть свои привычки или отдать часть одежды нуждающимся. По прогнозам проекта и благотворительного магазина thredUP, рынок подержанных товаров (в том числе и на онлайн-площадках) достигнет 64 миллиардов долларов в ближайшие пять лет, а перепродажа вещей превзойдет рынок чарити-шопов и обычного ритейла. Секонды решают сразу несколько проблем: это дешевле, экологичнее и разумнее. Если речь идет о магазинах при благотворительных фондах — средства идут на полезные проекты, например, в Cancer Research UK, благотворительный центр Mind, специализирующийся на психическом здоровье, Royal Trinity Hospice, хоспис St Christopher’s, а также в центр помощи бездомным Shelter England.

Отдать свои вещи в хорошем состоянии можно в самые разные магазины и проекты. Если вам по душе онлайн-продажа, то обратите внимание на популярные платформы Depop (есть свое приложение) и Vinted. Там можно найти как предметы гардероба из масс-маркета, так и редкие коллекции или, если повезет, что-нибудь из премиум-сегмента. Продать или купить детские вещи можно на сайте Loopster. Чтобы выставить на продажу одежду, сначала нужно будет заказать специальный мешок Clear-Out Bag, все упаковать в него и отправить в Loopster. После проверки компания опубликует ваши позиции на сайте.

Если у вас скопились люксовые вещи, их можно продать через онлайн-проект RESELLFRIDGES от универмага Selfridges. Обратите внимание, что магазин принимает только определенные бренды, например, Bottega Veneta, Fendi, Valentino и другие. Также люкс принимает проект HEWI.

Читайте также:
Какое будущее ждет натуральный мех и аксессуары из кожи

За винтажными и ретровещами можно заглянуть на Beyond Retro и Pay Day Vintage. Одежду там распределяют по категориям, маркам и даже эпохам: от 1960-х до 1990-х, так что отыскать нужные вещи не составит труда. Также магазины предлагают подарочные карты на Рождество или любые другие праздники. В Thrift + есть отдельные вкладки по брендам: COS, Ralph Lauren, Boden, Ted Baker. Re-Fashion предлагает бесплатный возврат, если вам что-то не подошло или не понравилось.

ТОП-10 тенденций в технологиях, меняющих индустрию моды в 2021 году

Как работает одна из крупнейших отраслей в мире, генерирующая около 1,5 триллиона долларов в год? За последние двадцать лет в индустрии моды изменилось многое, но кое-что осталось прежним.

Как и раньше, во многих странах довольно легко найти дешевый ручной труд и передать на аутсорсинг любые дорогостоящие производственные затраты. Однако растущие опасения по поводу несправедливой заработной платы и загрязнения окружающей среды, а также необходимость удовлетворять потребности современных потребителей вынуждают модный бизнес привлекать новые технологии. Избыток информации и высокая скорость ее получения обеспечивают мгновенный доступ покупателей к последним тенденциям сразу после показа коллекций на подиумах. При этом одежда «массового производства» или fast fashion постепенно теряет свою привлекательность. Актуальные тенденции модной индустрии диктуют новую политику брендов. Компании вынуждены отказываться от производства больших партий одежды за несколько месяцев вперед, так как не обладают уверенностью в хорошем спросе покупателей. Выигрывают те, кто учитывает потребности рынка. Они становятся лидерами в быстро меняющейся современной среде. Более того, в «реальную жизнь» клиентов все плотнее встраивается цифровой мир, и бизнес в сфере моды вынужден использовать новейшие технологии. Так раздвигаются границы производства, маркетинга и ношения одежды.
Узнаем больше о том, что влияет на индустрию моды в 2021 году.

Тенденция моды №1: Искусственный интеллект

ИИ широко используется для улучшения покупательского опыта клиентов, анализа данных, увеличения продаж, прогнозирования тенденций и предоставления рекомендаций, связанных с товарными запасами. Технологии, лежащие в основе искусственного интеллекта, включает алгоритмы, которые отслеживают пути потребителей, чтобы подобрать им нужные продукты.

Прогнозирование тенденций и управление цепочками поставок – одни из наиболее прибыльных направлений для AI. Важной технологией в моде стало отслеживание запасов в режиме реального времени. Если объединить эту функцию с мощными инструментами анализа данных ИИ для прогнозирования тенденций, бренды могут получить значительное конкурентное преимущество.

Успешно работает инструмент планирования гардероба FINERY, который с помощью аналитики регистрирует покупки клиентов и представляет их в виртуальном гардеробе. Платформа дает возможность создавать образы из своего гардероба, плюс выбирать одежду из 10 000 магазинов.

Еще один интересный пример – Intelligence Node. Эта платформа поиска на базе искусственного интеллекта позволяет пользователям отслеживать точные или наиболее близкие совпадения с анализируемым продуктом, давая фэшн-компаниям бесценную информацию о конкурентных преимуществах.

ИИ – основа будущих разработок в индустрии моды, позволяющий моделировать все от прогнозирования тенденций до конечной покупки.

Тенденция моды №2: Новые ткани

Современные специалисты по маркетингу в сфере моды делают ставку на использование новых видов ткани, отвечающих требованиям экологичности. Стартапы подобные Modern Meadow создают кожу, выращенную в лаборатории. Они производят материал, не причиняя вреда животным. Другие участники рынка, к примеру, Bolt Threads и EntoGenetics, работают над инновациями в области сверхпрочного паучьего шелка.

Тенденция моды №3: Высокие технологии

Исследователи Массачусетского технологического института предложили разработку ColorFab 3D. Она позволяет печатать 3D-объекты с помощью «фотохромных чернил», которые меняют цвет при воздействии УФ-света определенной длины. Опытным продуктом стало кольцо, программируемое на множество настраиваемых оттенков.

Активное развитие получает технология изменения цвета ткани в зависимости от нашего настроения или обстановки. Новые материалы также способны менять форму одежды, которую мы носим каждый день.

Тенденция моды №4: Интернет вещей (IoT)

IoT описывает сеть объектов – «вещей», в которые встроены технологии, позволяющие обмениваться данными и подключаться к ним через глобальную сеть. Из года в год повседневная мода продолжает совершенствоваться, отражая реалии повседневной жизни людей. Умные наряды, многофункциональный дизайн и адаптивная спортивная одежда быстро наполняют наш мир. «Настоящая» жизнь все больше смешивается с виртуальным существованием, и дизайнеры существенно расширяют понятие «носимости» одежды. Например, NADI X, представляет штаны для йоги со встроенными датчиками, которые корректируют осанку пользователей, вибрируя при выполнении какой-либо асаны. Может вас заинтересуют носки, считающие шаги, калории и другие данные? Внимания заслуживают и специальные костюмы Fuseprojects, которые помогают пожилым людям, страдающим мышечной дистрофией, ходить, стоять и оставаться активными.

Тенденция моды №5: Анализ данных для быстрой адаптации к меняющимся условиям рынка

Современное обучение модному бизнесу сложно представить без знакомства с анализом данных. Почему студентам важно познакомиться с этой технологией? Анализ Big Data помогает предприятиям эффективно адаптировать все процессы, например, цепочку поставок. Новые программные инструменты помогают компаниям получать в режиме реального времени обратную связь и уведомления о дефектах или поврежденных товарах. Это помогает экономить деньги, избегать лишних отходов и доставлять нужную продукцию в правильное время. Анализ данных позволяет добиваться максимального удовлетворения потребности клиентов, мгновенно распознавая потенциальные бизнес-угрозы.

Тенденция моды №6: Мобильная коммерция

По данным BigCommerce, двое из трех миллениалов предпочли бы делать покупки в Интернете, а не в обычных магазинах. Мобильные технологии, которые совершенствуются ежедневно, упрощают задачу. В Istituto Marangoni и других высших школах моды студенты знают, сегодня mobile commerce – один из самых быстрорастущих секторов электронных продаж. Сюда относятся покупки в Инстаграм и других социальных сетях, оплаты товара с помощью цифровых кошельков, таких как Apple и Android Pay. По прогнозам Insider Intelligence, к 2021 году мобильная коммерция достигнет 284 млрд. долларов, или 45% от всего рынка электронной коммерции США.

Тенденция моды №7: Виртуальная и дополненная реальность (VR)

Объединение физического и онлайн-мира розничной торговли – эффективный способ повышения продаж в фэшн-сфере. Компании прибегают к использованию виртуальной реальности, давая возможность покупателям «примерить» одежду до покупки. Например, AVAMETRIC позволяет брендам визуализировать реальную одежду виртуально в 3D и настраивать ее на цифровых моделях тела для Интернета, мобильных устройств и дополненной реальности.

Читайте также:
Кристоферу Бейли урезали зарплату на 75 процентов

Тенденция моды №8: 3D печать

Модный бизнес относится к той сфере, где важно постоянно учиться, быть открытым свежим тенденциям. В 2021 году многие бренды используют 3D технологию для создания коллекций – от аксессуаров до полных образов. Это снижает количество отходов и уменьшает трудоемкость производства. Стоит привести цифры. 3D печать сокращает отходы ткани примерно на 35%.

3D выводит моду на новый уровень концептуального искусства. Яркий пример – невероятное платье-паук Анук Виппрехт с механическими руками, которые перемещаются в зависимости от близости других людей. Больших успехов в 3D печати добилось цифровое вязание. Производитель Shima Seiki способен превратить мотки пряжи в цельную бесшовную одежду менее чем за час.

Тенденция моды №9: Блокчейн

Блокчейн – отличный инструмент для обеспечения прозрачности, отслеживаемости и эффективности цепочек поставок. Все участники процесса от перевозчиков и банков до посредников и поставщиков могут напрямую и безопасно обмениваться информацией и документами.

Речь идет о технологии, которая используется для учета биткойнов и цифровой валюты. Ее легко применить и в фэшн-индустрии. «Блоки» в цепочке состоят из цифровых фрагментов данных, где хранится информация о транзакциях (дата, время и сумма в долларах вашей последней покупки), а также об участниках транзакций.

Тенденция моды №10: Устойчивость

В прошлом мода всегда придерживалась традиционного сезонного формата. Сегодня, когда чрезвычайная климатическая ситуация становится реальностью, отчетливо виден отход от сезонных коллекций в пользу создания вневременных вещей, которые могут служить потребителям годами.

Студенты школ моды за рубежом, представляющие поколения милленеалов и зумеров, знают, что fast fashion приводит к чрезмерному количеству текстильных отходов. Пагубное воздействие на окружающую среду обращает потребителей и бренды к концепции «медленной одежды». По данным поисковой системы Lyst, количество покупателей, ищущих этичные и экологически безопасные товары, выросло на 47%.

Еще одна набирающая популярность тенденция – покупка подержанной одежды в комиссионных магазинах. Крупнейший благотворительный онлайн-магазин ThredUp считает, что к 2023 году общий рынок секонд-хенд достигнет 51 миллиарда долларов.

Если вы хотите связать карьеру с новыми технологиями и устойчивостью, пройдите обучение моде в Европе. Istituto Marangoni предлагает несколько программ, которые будут вам интересны:

По вопросам зачисления в топовую школу моды в Европе обращайтесь к экспертам STUDIES&CAREERS.

БИЗНЕС-ТРЕНДЫ 2021:

Как меняется
глобальная экономика

Covid-19 повлиял на уровень жизни миллионов людей, нарушив международную торговлю, туризм, экономику и поведение потребителей. Чтобы справиться с неопределенностью в предстоящем году, компаниям следует перестроить свои бизнес-модели и стать более гибкими и быстрыми в принятии решений.

В более оптимистичных прогнозах анализа McKinsey Global Institute в партнерстве с Oxford Economics, глобальная экономика сможет вернуться к уровням 2019 года к третьему или последнему кварталу 2021 года с дифференцированными траекториями роста в регионах. В более пессимистических – восстановление займет больше времени, а предприятия будут сталкиваться с постоянной нестабильностью спроса и предложений в течение многих лет.

После финансового кризиса 2008 года компании, которые смогли выжить за счет операционной и финансовой гибкости, получили более высокую прибыль. Им помогли 4 ключевые стратегии:

— Оперативное инвестирование в рост выручки привело к увеличению доходов до 30%.

— Компании, сократившие операционные расходы в три раза, смогли добиться более высокой производительности.

— Методичный подход к приобретениям и продаже позволил повысить производительность: в частности, продажа и инвестирование на ранних этапах восстановления приносили дивиденды.

— Сокращение доли заемных средств – компании с меньшей задолженностью работали лучше, чем их коллеги.

Наиболее благоприятной почвой для инвестиций и продвижения будут диджитал-сферы и устойчивое развитие. Акцент на устойчивости также отражается на мнении потребителей о бренде.

Три из пяти потребителей в опросе, проведенном McKinsey в мае 2020 года, заявили, что продвижение брендами принципов устойчивости является важным фактором при принятии их решения о покупке.

В ответ многие компании прилагают усилия по обеспечению этой устойчивости. Timberland рассматривают сельское хозяйство как единственный свой источник получения натуральных материалов к 2030 году, британский универмаг Selfridges пообещал прекратить поставки, не соответствующие его новым стандартам, к 2025 году, а обувная компания Allbirds начала маркировать углеродный след каждого своего продукта.

По прогнозу McKinsey Fashion Scenarios (по данным на сентябрь 2020 г.), общий доход индустрии моды в 2020 году сократится на 15-20% в случае раннего восстановления или на 25-30% в случае более позднего восстановления. Это показывает всю серьёзность рецессии, которая была описана International Monetary Fund (IMF) как самая тяжелая со времен Великой депрессии 1930-х годов.

Влияние на модную индустрию будет неравномерным. Ожидается, что больше всего от снижения спроса пострадает Европа, где продажи упадут на 22-35%, а затем США – на 17-32%. Китай, вероятно, пострадает меньше – там продажи упадут на 7-20% по итогам года. Полное восстановление мировых продаж модной одежды до докризисного уровня произойдет не раньше третьего квартала 2022 года.

Запреты и ограничения в передвижении также сильно повлияли на спрос потребителей в различных сегментах. Категория деловой одежды, рост которой замедлился еще до кризиса, с начала пандемии резко пошла вниз. Пострадали многие бренды: Brooks Brothers объявили о банкротстве, Hugo Boss сообщили о падении продаж на 59% во втором квартале, а TM Lewin и Moss Bros закрыли магазины, ссылаясь на работающих из дома клиентов и отмены крупных мероприятий.

Бренды деловой одежды могут изменить ассортимент в сторону увеличения доли более простых повседневных вещей (без ущерба для качества). Премиальным маркам также надо будет подумать, достаточно ли у них капитала, чтобы позиционировать себя в высоких ценовых категориях. При этом бренды должны будут быстро реагировать на изменения в поведении потребителей, оставаясь верными своей идентичности.

Тенденция к повседневной одежде, которая уже существовала до пандемии и усилилась в течение 2020 года, вероятно, станет доминирующей во многих модных категориях в 2021 году.

Читайте также:
Благотворительная ярмарка Charity & Fashion

Согласно опросу BoF-McKinsey State of Fashion 2021 Survey, 68% руководителей ожидают, что покупки повседневной одежды восстановятся в ближайшее время – уже к концу 2021 года, в отличие от костюмов – 38% считают, что этот сегмент никогда не вернется к докризисным показателям роста.

Повышенная забота потребителей о своем здоровье сохранится и после пандемии. Это значит, что спрос на спортивную одежду и одежду для активного отдыха, вероятно, будет оставаться высоким и в 2021 году. Эти бренды не застрахованы от снижения продаж, но продажи в США упали всего на 2%.

Запрос на дорогие вещи остается высоким среди некоторых богатых групп потребителей и, как ожидается, сохранится в 2021 году.

Как меняется потребитель

Продолжится борьба между онлайн- и офлайн-ритейлом – модные компании будут закрывать магазины и в 2021 году. Inditex уже объявили о закрытии 120 магазинов по всему миру, но не уточнили, собираются ли сосредоточить все силы в интернет-пространстве.

Livestream начинает набирать обороты за пределами Китая, и ожидается, что выручка от прямых трансляций в США к 2023 году достигнет 25 млрд долларов. Livestream-торговля также ускорится в 2021 году, поскольку крупные технологические компании и инновации в социальных сетях позволят осуществлять прямые онлайн-покупки. Например Instagram представил оплату прямо в приложении для Instagram Live в августе 2020 года, а TikTok в том же месяце провел свою первую торговую прямую трансляцию.

Новые цифровые возможности приводят к творческим решениям в маркетинге, дизайне и к новым потокам доходов в индустрии моды. Партнерство между Ralph Lauren и Snap Inc., например, приведет к созданию виртуальной брендированной одежды аватаров. В том числе уже существуют партнёрские сотрудничества между брендами и видеоиграми. В рамках сделки между Louis Vuitton и League of Legends были введены внутриигровые костюмы, разработанные креативным директором Николя Гескьером, как бонус к реальной капсульной коллекции, а Net-a-Porter в Китае выпустили одежду для Animal Crossing – с помощью QR-кода можно перейти в магазин Tmall и купить понравившуюся в игре вещь.

Потребители также требуют от брендов четкой социально-политической позиции. Исследование Kantar Monitor показало, что 54% потребителей считают, что бренды играют важную роль в социальных обсуждениях таких вопросов, как #MeToo и расовая дискриминация.

В 2021 году тенденция гражданской активности сохранится, ей будут способствовать социальные сети и возникшая из-за пандемии пропасть между богатыми и бедными. Поколение Z (более 40% потребителей в 2020), возглавит движение как наиболее политически активная возрастная группа.

Восстановление туризма будет проходить в четыре этапа: период кризиса, восстановление после пандемии, восстановление после экономического спада, а затем сформируется новая норма, указывающая сроки и темпы восстановления в разных регионах.

Так как в 2021 году продолжатся ограничения, связанные с путешествиями и социальной дистанцией, бренды должны предложить ассортимент, соответствующий новым запросам потребителей. Им следует внимательно следить за региональными тенденциями и находить новые форматы взаимодействия с покупателем, уделять внимание локальным историям, но не забывать о продажах за рубежом, чтобы не потерять эту долю рынка после пандемии. Уже сейчас пора планировать стратегию на пост-ковидное время, чтобы точно извлечь выгоду от будущих многочисленных путешествией, массовых мероприятий, свадеб, фестивалей, бум которых ожидается после пандемии.

СтильСвежий взгляд: Молодые дизайнеры
о будущем моды

Новые технологии, кризис идей и слишком много одежды

  • 1 апреля 2016
  • 21536

Интервью: Анастасия Полетаева

Если в прошлом веке покупатели с замиранием сердца следили за тем, что придумывают дизайнеры, и очень переживали из-за устаревшей длины юбки, то сегодня расстановка сил изменилась. В нашем настоящем под девизом «Модно всё» уже марки стараются угадать, чего захочет покупатель через год или два. Бренды плотно сотрудничают с исследовательскими агентствами, обновляют своё позиционирование, массово меняя прежних арт-директоров на свежую кровь, предлагают по 6–8 коллекций в год — лишь бы потребитель был доволен, а продажи росли.

Неудивительно, что в такой нестабильной действительности, построенной на бесконечном превращении старых форм в новые, марки с опаской и интересом смотрят в туманное будущее. Развитию индустрии и новым технологиям в моде посвящена новая выставка Института костюма, который курирует Анна Винтур, Condé Nast Luxury Conference в этом году пройдёт в рамках темы «Future Luxury», а журналисты всё чаще задаются вопросом о том, куда мы движемся, если в наших шкафах ничего кардинально не меняется последние несколько десятков лет.

Пока гранд-марки заняты привлечением более молодой аудитории и сторонними проектами на стыке с искусством и высокими технологиями, юные талантливые дизайнеры обретают всё более отчётливый самостоятельный голос, особенно яркий на фоне похожих друг на друга вещей. Именно этим ребятам придётся работать в новых реалиях индустрии, какими бы они ни были. Мы расспросили молодых дизайнеров о том, как они представляют моду будущего и какими будут вещи их собственных марок.

Рия Кебурия

дизайнер и основатель Ria Keburia

Я думаю, что в будущем масс-маркет станет любимой одеждой потребителя, а граница люкса размоется: так называемые просто вещи, которые мы обычно видим в недорогих магазинах, смогут превращаться в люкс и наоборот. В этом случае многое зависит от силы маркетинга, от построения чёткой маркетинговой стратегии. Думаю, дело в том, что люксу теперь не нужны инновационные идеи. Достаточно одной, на которой будет строится концепция марки, и обязательной цели — предложить продукцию максимально высокого качества, а для этого требуются, по сути, только большие денежные вложения. К этой планке будет стремиться и масс-маркет, который уже сейчас старается делать что-то вроде «доступного люкса» — я говорю о COS, & Other Stories и других подобных марках.

Концепция «разумного потребления», о которой сейчас все говорят, изменить индустрию моды, на мой взгляд, не сможет. Революции на этой почве не произойдёт: сегодня потребность в моде, в одежде носит обыденный характер — людям нужны простые, «обычные» вещи, которые просто носить, в которых удобно и которые отражают стиль жизни. В этом подходе и так не очень много избыточного.

Я думаю, что, с учётом происходящего в индустрии сегодня, через несколько лет выживут те молодые марки, которым удастся выстроить реальную стратегию развития. Конечно, нужно делать то, о чём мечтаешь, у каждого свой путь и так далее, но нельзя забывать, что любой бренд должен стоять на чётком фундаменте. Этот фундамент включает в себя продажи, индивидуальность марки, её узнаваемость и умение выстроить диалог с потребителем. Если этого моста к потребителю не будет, значит, стратегически в существовании марки просто нет смысла, несмотря на весь креатив и вложенные в бренд деньги.

Читайте также:
Классика вечна: оренбургский пуховый платок тогда и сейчас

Уже сейчас я вижу, как технологии меняют привычный облик одежды: в том же Dover Street Market висят резиновые майки, стоят туфли из пластика. Новые разработки появляются с огромной скоростью, и дизайнеры стараются за ними успевать. Скорее всего, они продолжат интересоваться 3D-печатью и будут в этом ключе экспериментировать с необычными фактурами, например с эффектом гравировки, поверхностью, имитирующей древесину, и прочими. Думаю, продолжатся эксперименты и со светодиодами, которые уже сейчас часто используются в модной индустрии. Наша марка тоже открыта для новых технологий, здесь главное — найти правильный подход к реализации идей. Дело в том, что новые разработки — недешёвое удовольствие, плюс высокотехнологичные ткани очень сложно пускать в производство.

Даша Сельянова

дизайнер и основатель ZDDZ

Я считаю, что дизайнеру страдания всегда в плюс. Поэтому чем сложнее ситуация, скажем, у нас в стране, тем люди здесь становятся креативнее, причём во всех сферах. Когда у тебя нет возможности использовать лучшие ткани и так далее, ты начинаешь думать, как пользоваться тем, что есть, — так рождаются новые идеи. Поэтому экономический кризис в России, на мой взгляд, может спровоцировать креативный подъём. Плюс цены на российское производство немного упали. Звучит странно, но мне кажется, что происходящее сейчас в будущем может оказаться благом для молодых отечественных марок.

Проблема будущего российских начинающих брендов, скорее, не в общем состоянии экономики, а в том, что пока практически никто не может предложить достойный финальный продукт. Вот ты смотришь на лукбук — и одежда выглядит хорошо, серьёзно. Приходишь в магазин — и оказывается, что это всё какое-то кустарное производство, очень некачественно выполненное. Поэтому трудно сказать, кто будет работать через 10–15 лет — мало марок, которые хотя бы сейчас понимают, что и зачем делают. Вот у Alexander Terekhov всё будет в порядке: у этого бренда очень ясная ниша, индивидуальность, налаженный бизнес. Может быть, ещё у A.W.A.K.E.

Если говорить о более глобальном будущем одежды вообще, то всякие технологии вроде «напечатай себе майку на принтере» могут получить довольно широкое распространение. Ещё эти спреи, которые позволяют самостоятельно выбирать расцветку вещи. Хотя не знаю — люди всегда ведутся на красивое, а значит, покупатель всегда будет искать что-то готовое вовне. Будут технологии, будут возможности, позволяющие потребителю поучаствовать в процессе создания собственной одежды, но все мы заточены на поиск чего-то изначально эстетически привлекательного, и этот эмоциональный момент никуда через несколько лет не денется.

И потом всё меняется очень медленно. В восемьдесят втором году в «Бегущем по лезвию» нам показывали постапокалиптическое будущее и людей в футуристичной одежде, а теперь мы в этом будущем живём — и практически ничего не изменилось за эти тридцать лет. Через пять лет никто не будет ходить в электродах, которые будут строить вокруг человека одежду прямо на ходу. Я вообще не думаю, что в моде произойдёт какая-то технологическая революция в ближайшее время.

Мне интересно использовать ткани, которых не было ещё несколько лет назад, но я бы не стала делать на это упор. Кроме того, мне нравится, когда футуристичные материалы выглядят ностальгично — например, в нашей новой коллекции есть пуховики из очень необычной ткани, но они вызывают ассоциации с «Матрицей». ZDDZ — это переваривание моего опыта, моей молодости и помещение этого в современный контекст. Я бы хотела, чтобы через много лет моя марка продолжала существовать, даже если меня в ней не будет и вся моя команда поменяется.

Думаю, по-настоящему изменятся схемы продаж — неспроста дизайнеры меняют график показов, пытаются отказаться от сезонности. Сейчас модель, когда ты видишь ботинки, которые можно будет купить только через полгода, перестаёт работать: всё слишком быстро, и через полгода об этих ботинках никто не вспомнит. Мы тоже хотим отходить от этой схемы, делать больше маленьких капсул, стремиться к независимости от селекции байеров, развивать свой интернет-магазин. Ну и потом, сезонность — мёртвая тема: прямо сейчас в разных точках планеты разные сезоны, и китайские байеры, скажем, не закупают пуховики из зимних коллекций, потому что им они не нужны — у них тепло.

Ким Шуи

дизайнер и основатель Kim Shui

Мне кажется, изменение поляризации масс-маркета и люкса происходит уже сейчас. Вернее, недорогие крупные марки пока работают в привычном режиме — и успешно, но люкс постепенно теряет свою привязку к возрасту и более взрослой аудитории. Происходит переоценка отношения к премиум-брендам в современном контексте, и это важно лично для меня в том числе: всё более важным становится опыт, который люкс может предложить покупателям. Теперь дорогие вещи — это не просто вещи, а история. Это индивидуальность, высокие технологии и новые материалы, которые вы используете, это люди, которые носят брендовую одежду (в том числе — знаменитости). Акцент смещается.

Кроме того, количество вещей как таковое обесценивается: люди живут в одежде, её не должно быть бесконечно много. Мне кажется, потребители стали действительно покупать намного более вдумчиво. Когда чего-то становится слишком много, в чём ценность этой вещи? За что платить, если вокруг куча людей, у которых есть то же самое? Это уже масс-маркет. Думаю, эта проблема будет как-то решаться на уровне производства.

Сейчас мы живём в условиях тотального переизбытка всего: очень много новых брендов, новых креативных директоров, новых трендов, новых вещей. Сезоны сменяются очень-очень быстро, а одна коллекция не успевает сменять другую. Я думаю, в будущем это изменится, потому что такое количество одежды просто никому не нужно — его невозможно продать. Вероятно, отказ от демисезонных коллекций может помочь немного поправить ситуацию. Коллекция осень-зима 2016 — моя первая коллекция ready-to-wear, но уже сейчас я думаю, что двух полноценных коллекций в год вполне достаточно. Дополнительные капсулы — возможно, но не больше.

Читайте также:
Спортивный стиль модели Наташи Поли

Мне кажется, будущее есть у тех молодых марок, которые выстраивают свою стратегию максимально чётко. Они должны думать на несколько лет вперёд, а не жить сегодняшним днём, кропотливо строить свою историю. Это гораздо важнее, чем делать отдельные «звёздные» вещи, популярность которых не длится дольше нескольких сезонов. Надо обрести свой голос, и тогда ваша история будет длиться и длиться.

Думаю, в будущем 3D-печать будет всё больше развиваться в рамках модной индустрии. Лично мне нравится сочетать новые технологические разработки с более традиционными материалами: например, у меня есть жакеты с необычной обработкой на спине, а спереди они вполне классические. Но вообще я считаю, что создание новых материалов, их внедрение в производство — это очень важный момент для индустрии. Он толкает её вперёд.

Uniqlo x Lemaire ↑

Антон Белинский

дизайнер и основатель Anton Belinskiy

То, что я с Украины, вряд ли скажется на дальнейшем развитии моей марки: нет такого момента, по которому бы этот факт ударил. С одной стороны, закупка коллекций идёт в евро, а он вырос, так что это плюс. С другой — ткани мы закупаем тоже в евро, и они стали дороже. Где-то мы теряем, где-то выигрываем, но основные продажи всё равно идут не на территории Украины. Поэтому я не думаю, что ситуация в стране будет влиять на мой или любой другой бренд. У нас же нет мощных текстильных фабрик, например, которые производили качественные ткани, а потом были разрушены. С лёгкой промышленностью проблемы были всегда, и даже до последних событий найти, скажем, хороших конструкторов или закройщиков было почти невозможно. Сейчас на Украине у меня только продакшн.

Чтобы быть уверенным в своём будущем, из какой бы страны ты ни был, нужно чётко понимать, что делает твоя марка. Сейчас всё настолько вторично, что сложно даже провести правильный research, чтобы хотя бы попытаться сделать что-то новое, поэтому особенно важно продумывать концепцию. Например, мы сейчас занимаемся тем, что собираем близких по духу людей, продвигаем идею не «Антон Белинский — дизайнер», а «Anton Belinskiy — марка». Хотелось бы, чтобы получилась действительно масштабная история, не только про одежду. Но это сложно. Если говорить более конкретно, то мы, конечно, планируем продажи, планируем производство, но это можно спланировать только примерно.

Надо просто работать. Я не вижу смысла распыляться, плодить коллекции, линейки и так далее. В любой коллекции есть условные майки, которые легко делать и продавать, есть show pieces, которые будут появляться в съёмках и больше всего запомнятся. Я, как дизайнер, хотел бы не думать об этом, но понимаю, что так нельзя. Поэтому я считаюсь с показателями продаж — например, в последней коллекции было больше каких-то базовых вещей. Создателю марки, особенно молодой марки, надо стараться найти общий язык со своим отделом продаж.

Мне кажется, что новые технологии — это суперперспективная сфера. Посмотрите хотя бы на спортивные марки, которые делают упор практически только на разработки своих лабораторий уже сейчас. И это не какие-то странные вещи для избранных — их уже все носят, все покупают, всем нравится. Вряд ли это история про моду, но думаю, что на этой почве может возникнуть масса интересных коллабораций. Будет какой-то микс между модным и высокотехнологичным.

Плюс и минус перспектив сегодняшней индустрии в том, что можно всё. Дизайнеры пробуют разные форматы, материалы, осваивают новые рынки. Но люди устали от одежды, от сложной эстетики. Отчасти поэтому такой подъём испытывают марки вроде Uniqlo — всем хочется простоты. Я сам ношу вещи, в которых мне удобно: вот сейчас на мне простая футболка и кофта для бега. Это, кстати, нисколько не противоречит тому, что я делаю одежду в своей эстетике, или кто-то ещё её делает.

Несмотря на общую тенденцию, ты должен заявлять о себе, рассказывать свою историю, показывать, что на той же Украине и в России есть не только медведи и водка, а ещё и нечто другое. Мода это же не только вещи — это высказывание, и этот аспект очень важен, его никто не отменил и в будущем не отменит. Нельзя, чтобы весь мир думал, что у нас война, а у вас — водка. Но главный вопрос в том, будет ли это высказывание настолько мощным, чтобы оставаться актуальным на протяжении какого-то времени. Я даже не говорю про годы — хотя бы через 3–4 сезона.

Максим Башкаев и Диляра Минрахманова

С точки зрения бизнеса и коммерции, размытие понятий «люкс» и «масс-маркет» происходит уже сейчас, и началось это давно: люксовые бренды заходят в сегмент масс-маркета через коллаборации, вторые линии и нишевые коллекции. Однако с точки зрения позиционирования брендов сегментация останется: будет и средний сегмент, и нижний. Просто в люксе теперь можно встретить бренды, которые вдохновляются не только эстетикой роскоши и элитарности, но и культурами, которые никогда раньше не проникали в мир моды: скейтерскими, панковскими, асоциальными и маргинальными. В этом, на наш взгляд, и есть достижения современной моды, её демократизация с точки зрения стиля, вдохновения.

Такие бренды, как Vetements, Gosha Rubchinskiy, Nazir Mazhar, да и, надеемся, наш, могут находится в высоком сегменте, но вдохновляться при этом уличными, андерграундными культурами. Мы живём в эпоху революции не только в моде, но и в культуре в целом. Когда ещё можно было делать показ в церкви, чтобы модель шла в одежде с принтом «Fucking Asshole»?

Сейчас в Европе потреблять начали более сдержанно, концепция экологичности и устойчивого развития имеет своё влияние во многих западных странах: мода стремится к отказу от использования меха, технологичности и использованию перерабатываемого сырья. Но это, скорее, относится к сегменту масс-маркета, люксовые бренды на это ориентируются пока меньше. Кроме того, половину потребляемого мирового люкса покупают китайцы, а в некоторых странах Африки и Азии вообще нет нормального потребления. Так что о сокращении потребления говорить пока рано.

Читайте также:
Самые неудачные фотографии с недели моды

Что делать молодым дизайнерам, чтобы оставаться в нынешних реалиях на плаву, — это вопрос на миллион долларов! Мы сторонники китайской философии: надо быть как вода — жёстким и гибким одновременно. Стратегии меняются каждые несколько месяцев, а бизнес и культура — чуть ли не ежедневно. Надо просто чувствовать ритм и следовать ему.

Что касается инновационных технологий в моде — они очень крутые, что-то наверняка останется, мы сами тестируем некоторые наработки и тоже стремимся успеть за новыми разработками. Но в России проблемы с индустрией, поэтому тут сложнее развивать это всё. При этом надо понимать, что технологичность — это тоже тренд: у нас у всех были святящиеся кроссовки в детстве, сейчас этот тренд просто возвращается. Это циклы, а не киборг-атака в мире моды.

У нас нет ощущения пресыщенности рынка. Да, дизайнеров много, одежды много, фабрик и тканей много, можно всю планету одеть на сто лет вперёд, но мало концептуальных брендов и концептуальных историй. Люди всё больше хотят покупать не одежду «от кутюрье», а концепты, отражающие их самих. Вот почему так популярны бренды с философией, например те же Vetements и Рубчинский. И, кстати, показательно, что оба дизайнера-вдохновителя — выходцы из постсоветского пространства. Эта концептуальная лиричность, которая так глубоко сидит в нашей культуре, литературе, живописи и музыке, прорывается теперь и в моде. Они захватывают внимание людей если не качеством тканей и уникальным кроем, то неудержимым поэтическим стремлением рассказать миру о своей философии, выраженной даже больше в стиле, чем одежде.

Тренды fashion-рынка в 2021 году

Особенность модной индустрии – высокая чувствительность к экономическим изменениям. Fashion-сегмент первым паникует, когда начинаются финансовые проблемы, но и первым оживает, если появляется свет в конце тоннеля. Поэтому в 2021 году на рынке наблюдается неожиданный рост продаж, российские потребители тратят на одежду больше своих возможностей, растут локальные бренды и крупные компании. Какие тренды перейдут в будущее, а что останется временным преимуществом – рассказала генеральный директор Fashion Consulting Group Анна Лебсак-Клейманс на форуме в рамках CPM-2021.

Фото: CPM

Основные тренды fashion-рынка допандемического времени сохраняются: усиление госрегулирования, обеление и повышение прозрачности, курс на цифровизацию и освоение различных технологий – от управленческих до маркетинговых.

Но пандемия и кризис вызвали серьезные перемены в индустрии моды.

По оценкам Fashion Consulting Group, в 2020 году российский fashion-рынок сократился в рублях на 17%, а в долларах – на 25%.

И до сих пор экономика не восстановилась, а располагаемые доходы населения продолжают отставать от докризисных показателей. Что же будет дальше?

Новые наряды как вознаграждение за стоицизм

Прелесть модной индустрии в том, что она высоковолатильна и быстро реагирует на изменения: первая паникует, когда есть проблемы, но и первая оживает, когда виден свет в конце тоннеля. Как только появляются сигналы оздоровления в экономике, люди бегут тратить деньги на одежду, как бы вознаграждая себя за время стоицизма.

Разработаны три сценария развития российской экономики, и сейчас рынок развивается по сбалансированному сценарию восстановления оборотов к 2023 году. В этом году восстановлению экономики помогает нефть, цена на которую уже составляет более 70 долларов за баррель. Этот хоть и временный рост дает огромную поддержку ВВП и обеспечивает более быстрый выход на пандемический уровень. Минэкономразвития ожидает в 2021 году рост ВВП на 3,3%, в этом случае ВВП достигнет докризисного уровня уже к концу 2021 года. Хотя, по официальным данным, располагаемые доходы населения продолжают отставать от докризисных показателей, но относительно 2020 года уже наблюдается небольшой рост, и прогноз на II полугодие 2021 года тоже позитивный – располагаемые доходы увеличатся на 1–2%. Но это очень незначительное увеличение бюджета не может стимулировать траты на одежду.

Тем не менее позитивные ожидания сыграли странную роль: в I полугодии 2021 года на fashion-рынке наблюдался тренд перерастрат, эффект отложенного спроса, дающий непредсказуемые скачки продаж.

По данным Росстата, только в I квартале 2021 года россияне увеличили траты на одежду и обувь в 2,5–3 раза: если в 2020 году на fashion-товары выделялось 6–7% бюджета домохозяйства, то в 2021-м траты выросли до 11–16%. Заметнее всего увеличилась доля fashion в бюджете самых бедных россиян – с 5,8 до 15,9%. В тратах людей с достатком от 50 тыс. руб., доля выросла с 4,8 до 11,3%.

При этом рациональная трата на одежду внутри потребительской корзины составляет порядка 4–6%. Сейчас наблюдаются траты выше финансовых возможностей. Этот тренд можно назвать «перетраты на одежду как вознаграждение за лишения и терпение».

Несмотря на то что 71% россиян живут в режиме экономии, они продолжают ходить в магазины и торговые центры, «тусить вдоль витрин».

Если в августе 2020 года активность посещения ТЦ и офлайн-магазинов упала: в Москве – на 4,7%, в Санкт-Петербурге – на 12,8%, то ровно через год она уже выросла на 2,4% и 13,6% соответственно.

Розничный расклад

В ритейле наблюдается рост продаж локальных производителей и интереса к локальным брендам. На международных и российских маркетплейсах растет доля продаж российских брендов. По итогам 2020 года рост числа локальных поставщиков на AliExpress составил 350%, на Wildberries – 52%. В январе – апреле 2021 года продажи российских брендов на Wildberries выросли на 73%, а динамика продаж зарубежных брендов составила всего 17%.

Для 52% россиян информация, что товар произведен в России, положительно влияет на покупку, 60% считают, что отечественная одежда и обувь отличаются высоким качеством.

Розничная цена выросла. Рост цен в рублях в массовом сегменте по сравнению с допандемическим временем оценивается в диапазоне 20–80%. И это при том что масс-маркет всегда стремится сдерживать цену.

Читайте также:
Амире Виллигхаген 14 лет

Например, рост минимальных цен на категорию «женские платья» без учета скидок в сезоне 2021/22 по сравнению с сезоном 2019/20 составил в сетях: Baon – 140%, Mango – 80%, Befree – 67%, Massimo Dutti, Reserved и Zara – по 50%, H&M – 47%, Incity – 30%, Gloria Jeans – 25%, O’stin – 23%, Uniqlo – 15%.

Исторически основной рост цен в ритейле вызывался инфляцией рубля, но сейчас ситуация другая – рубль не падает, зато возникли международные факторы: дорожают все расходные материалы и сырье – хлопок, синтетика, целлюлоза, увеличиваются затраты на логистику. Неизбежен дальнейший рост стоимости fashion-товаров.

В кризис многие розничные компании нарастили продажи. Не все розничные компании смогли вернуться к допандемическим показателям продаж, но некоторые форматы даже выиграли от кризиса. Внутри пандемической ситуации выделилось три типа компаний, почувствовавших себя еще более уверенно: маркетплейсы, крупные дисконты и крупные сети с широким предложением в бюджетном сегменте.

По итогам I полугодия 2021 года Wildberries вырос на 39%, Lamoda – на 24,2%, Familia – на 32%, «Детский мир» – на 23,6%, Gloria Jeans – на 86%, Melon fashion group – на 98%.

Такой резкий скачок продаж отчасти объясняется перераспределением бюджета домохозяйств со статей путешествий, отдыха и развлечений. Кроме того, крупные ритейлеры во время пандемии были признаны системообразующими и получили дотации от государства за сохранение рабочих мест, поэтому не так сильно пострадали, как малый бизнес.

За период 2020 – I полугодие 2021 года наиболее заметно выросли объемы продаж сетей «Твое» – на 56%, Incity – на 36%, «Зарина» – на 21%, «Спортмастер» – на 15%. При этом международные игроки росли не так значительно.

Многие ритейлеры открывают свои маркетплейсы, создавая цифровой сервис управления отношениями с поставщиками, обслуживания общения производителей с конечным потребителем. Это позволяет ритейлерам снижать собственные риски и не замораживать деньги в вещах.

Пик роста онлайн пройден. Это не означает, что теперь офлайн и онлайн будут расти одинаково, но скорость стала более сдержанной, чем в 2020 году, когда объем онлайн-рынка одежды, обуви и аксессуаров вырос на 45%, а доля онлайна от суммарных оборотов рынка достигла 22,6%. Самая крупная категория онлайн-покупок внутри fashion – одежда, на которую приходится более 60%.

По прогнозам, к концу 2025 года доля онлайн-покупок fashion вырастет в два раза и перешагнет планку в 50%.

На рынок продолжают выходить западные бренды. В I полугодии 2021 года вышло 5 брендов, в основном маленькие компании, уже присутствующие в онлайне, и теперь открывающие в России свои офлайн-магазины. Вышли Shikkosa, The Frankie Shop, Bernadette, Fashion Baby, Ecco kids.

Главный тренд розничного бизнеса – формирование мультиканальных продаж. Онлайн-игроки все активнее выходят в офлайн, и этот процесс будет продолжаться, потому что разные каналы дают заметный синергетический эффект. Более 70% российских покупателей говорят, что хотят продолжать ходить в физические магазины, при этом онлайн продолжает расти. При мультиканальном подходе бренды чувствуют себя гораздо более устойчиво.

Качественный продукт, четкое позиционирование и продуманная ценовая стратегия – это must have, без них не обойтись, но этих условий уже недостаточно.

Ритейлеры сейчас должны заниматься не ростом количества магазинов и расширением ассортимента, а увеличением каналов продаж, освоением новых более современных способов продвижения своей продукции. Надо использовать офлайн- и онлайн-магазины, маркетплейсы, прямые продажи в соцсетях, лайфстримы с инфлюенсерами и продажи через каналы амбассадоров и прочее. В этом и заключается главная цель цифровых технологий.

Виртуальная примерочная, кибер-одежда – пока просто игрушки, в настоящее время важно донести до потребителя свое физическое предложение через максимальное количество каналов. Свой онлайн-магазин – это гигиеническое требование, а вот правильно работать с маркетплейсами – уже новое требование. При этом постоянно появляются новые площадки, возникают новые условия, большое количество нюансов. Какой ассортимент заводить на разные маркетплейсы, как управлять акциями, делать дропшиппинг или фулфилмент, как работать с инфлюенсерами и проводить лайф-стримы, какую программу надо установить, чтобы люди внутри лайф-стрима люди могли совершать покупки, – эти вопросы становятся насущными при мультиканальном развитии. Мультиканальность – не лозунг, а современный способ ведения fashion-бизнеса.

Драйверы будущего

В ближайшее время будет продолжаться разворот в сторону национальных брендов. Конечно, имеется в виду массовый сегмент, составляющий 90% рынка, а не мировые люксовые бренды, с которыми бессмысленно конкурировать. Российский бренд необязательно производится в РФ, но создан с профилем локального покупателя и ориентирован на локальный рынок. При этом надо понимать, что высокая лояльность к российским брендам – это не навсегда, временное преимущество, которым надо грамотно воспользоваться.

Продолжается цифровизация экономики и бизнеса. Внедрение цифровых технологий – не самоцель и не игра с абстрактными идеями. Нужны технологии, которые будут находиться на службе у реальной индустрии. Например, создание 3D-модели позволяет не делать лекала и тестировать опытную модель в интернете, что сильно сокращает затраты при производстве.

Тренд будущего – трансформация спроса в сторону этичного потребления. Кажется, эта тема пока довольно далека для россиян. Пока наши люди не готовы платить больше за переработанные и экологичные товары. Вещь с этикеткой «экологичная», с ценником на 20% дороже обычного, скорее всего, застрянет в стоках. Россияне пока не настолько богаты. Но если ритейлер покажет, что рационализирует потребление, например, открывает ресейловые площадки или принимает вещи на переработку, то его экологические инициативы будут поддержаны.

Будет востребовано то, что даст возможность бесплатно почувствовать себя экологически ответственным.

Позже люди будут готовы платить за экологические проекты. Это время придет вместе с тем, как вырастет поколение Z, напуганное с детства экологической катастрофой. Но пока надо находить возможность экоинициатив не из кармана потребителя и разрабатывать экологические проекты на будущее.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: